1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тайна телефонных переговоров конституция

Статья 23 Конституции России

Текст Ст. 23 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Комментарий к Ст. 23 Конституции Российской Федерации

Неприкосновенность частной жизни граждан — один из важнейших элементов правового статуса человека и гражданина.

Отношения между людьми в сфере личной жизни регулируются в основном нормами нравственности. Поэтому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну состоит из целого ряда правомочий, обеспечивающих гражданину возможность находиться вне службы, вне производственной обстановки в состоянии известной независимости от государства и общества, а также юридических гарантий невмешательства в реализацию этого права. Право на частную жизнь выражается в свободе общения между людьми на неформальной основе в сферах семейной жизни, родственных и дружеских связей, интимных и других личных отношений. Образ мыслей, мировоззрение, увлечения и творчество также относятся к проявлениям частной жизни.

Право на неприкосновенность частной жизни — понятие многогранное. В современных условиях это право находит себя во многих жизненных проявлениях. Традиционны пространственная и вербально-чувственная формы выражения частной жизни. Пространственная включает в себя ограничение на вторжение в жилище, на рабочее место, свободу общения в общественных местах без наблюдения со стороны. Вербально-чувственная предполагает недопустимость вторжения в интимную жизнь, семейно-нравственные отношения.

Основные элементы института неприкосновенности частной жизни граждан получили отражение в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой «никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

Под неприкосновенностью частной жизни Конституция РФ и федеральное законодательство подразумевают невмешательство в частную жизнь, неприкосновенность личной и семейной тайны (тайны частной жизни). От уровня гарантированности сохранения тайн личной жизни граждан зависят степень свободы личности в государстве, демократичность и гуманность существующего в нем политического режима.

Право на частную жизнь гарантируется такими конституционными и иными правовыми установлениями, как неприкосновенность жилища (ст. 25 Конституции РФ), право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, ограничение которого допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ), право распоряжаться семейным бюджетом, личной собственностью и денежными вкладами, тайна которых гарантируется законом.

Неприкосновенность частной жизни означает запрет для государства, его органов и должностных лиц вмешиваться в личную жизнь граждан, наличие правовых механизмов и гарантий защиты от всех посягательств на личную жизнь, честь и репутацию.

В современный период с усилением роли информации в жизни каждого человека все больше исследователей специально выделяют информационную форму выражения частной жизни. Право на неприкосновенность частной жизни в информационном смысле означает неприкосновенность личной информации, любых конфиденциальных сведений о нем, которые человек предпочитает не предавать огласке.

Одной из конституционных гарантий неприкосновенности частной информационной жизни является конституционное положение о том, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ч. 1 ст. 24 Конституции РФ). Право на неприкосновенность частной жизни предполагает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Европейский Суд по правам человека в одном из своих решений отметил, что хранение информации, относящейся к личной жизни лица, подпадает под действие п. 1 ст. 8 Конвенции. В этом отношении Суд подчеркивает, что термин «личная жизнь» не должен толковаться ограничительно. В частности, уважение личной жизни должно также включать в себя определенную степень соблюдения права вступать и развивать отношения с другими людьми. Такое расширительное толкование согласуется с толкованием Конвенции Совета Европы о защите частных лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера (вступившей в силу 1 октября 1985 г.), цель которой — «гарантировать… каждому частному лицу… соблюдение его прав и основных свобод, и особенно его права на личную жизнь в аспекте автоматизированной обработки данных личного характера» (ст. 1). Определение таких личных данных содержится в ст. 2: это «любая информация, относящаяся к физическому лицу, идентифицированному или которое может быть идентифицировано»*(105). Практика Европейского Суда по правам человека указывает на то, что концепция частной жизни намного шире, она выходит за рамки общепринятого научного определения, данного исследователями, в соответствии с которым под неприкосновенностью частной жизни понимается право быть «оставленным в покое», защищенным от общественности.

2. В развитие положений ч. 2 ст. 23 Конституции РФ дополнительные гарантии неприкосновенности частной жизни, сохранения личных и профессиональных тайн человека устанавливают федеральные законы. Так, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений граждан является уголовным преступлением и наказывается исправительными работами на срок до шести месяцев или штрафом до одного минимального месячного размера оплаты труда (ст. 135 УК РФ).

Обыск, выемка, осмотр помещения у граждан, наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться только на основаниях и в порядке, установленных уголовно-процессуальным законом. При этом следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, занимающего обыскиваемое помещение, или других лиц. Изъятие почтово-телеграфной корреспонденции производится в особом порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством. Выемка корреспонденции, согласно Конституции РФ, допускается только на основании судебного решения.

В гражданском судопроизводстве оглашение в суде переписки и телеграфных сообщений допустимо лишь с согласия лиц, между которыми эта переписка и телеграфные сообщения велись. Гласность судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве может быть ограничена по делам о половых преступлениях, а также по другим делам с целью предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц (ст. 18 УПК РФ).

Одним из ограничений права на тайну телефонных переговоров является полномочие следственных органов при наличии достаточно обоснованных данных о том, что обвиняемый или подозреваемый в особо опасном преступлении ведет телефонные переговоры, в ходе которых могут быть сообщены сведения, имеющие значение для уголовного дела, вынести постановление о прослушивании этих переговоров.

Статья 23

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.
2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Право на неприкосновенность частной жизни означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.
Отношения между людьми в сфере личной жизни регулируются в основном нормами нравственности. Право на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну как юридическая категория состоит из ряда правомочий, обеспечивающих гражданину возможность находиться вне службы, вне производственной обстановки, вне общественного окружения в состоянии известной независимости от государства и общества, а также юридических гарантий невмешательства в реализацию этого права.
Право на частную жизнь выражается в свободе общения между людьми на неформальной основе в сферах семейной жизни, родственных и дружественных связей, интимных и других личных отношений, привязанностей, симпатий и антипатий. Образ мыслей, политическое и социальное мировоззрение, увлечения и творчество также относятся к проявлениям частной жизни. Частная жизнь граждан, личная и семейная тайна, честь и доброе имя находятся под защитой и охраной закона. Эти положения российского законодательства находятся в полном соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ст.8), которой провозглашается право каждого на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенность жилища и тайну переписки. Недопустимо вмешательство органов исполнительной власти в пользование этим правом, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Право на частную жизнь гарантируется такими конституционными и иными правовыми установлениями, как неприкосновенность жилища (ст.25 Конституции), возможность беспрепятственного общения с другими людьми посредством почты, телеграфа, телефона и других средств коммуникации, право распоряжаться семейным бюджетом, личной и частной собственностью, денежными вкладами, тайна которых гарантируется законом. Исключения из этого общего правила могут предусматриваться лишь федеральными законами (см. комментарий к ст.24).
Конституция гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними, т.е. отправлять обряды религиозных культов (ст.28). В связи с этим возникает необходимость оградить граждан от разглашения сведений личного характера, доверенных священнослужителю на исповеди. Тайна исповеди — гарантия неприкосновенности личной жизни верующих. Духовное лицо не подлежит ответственности за недонесение о преступлении, ставшем ему известным из исповеди. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в отношении священнослужителя за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, известным ему из исповеди (п.11 ст.5 УПК).
К профессиональным тайнам, обеспечивающим неприкосновенность частной жизни, т.е. доверенным представителям определенных профессий для защиты прав и законных интересов граждан, помимо тайны исповеди относятся медицинская тайна, тайна судебной защиты, тайна предварительного следствия, усыновления, нотариальных действий и некоторых записей актов гражданского состояния, коммерческая тайна.
Работники нотариальных контор обязаны хранить в тайне сведения о личной жизни граждан (содержании завещания, акта дарения имущества и т.п.). Не допускается разглашение самого факта обращения гражданина к нотариусу. Выдача справок о нотариальных действиях и документов допустима лишь по требованию судьи, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными и гражданскими делами.
Закон гарантирует гражданину конфиденциальность сведений, составляющих врачебную тайну (п.6 ч.1 ст.30, ст.61 Основ законодательства об охране здоровья граждан). В содержание врачебной тайны включаются данные: о факте обращения за медицинской помощью, о диагнозе болезни и лечении, его методах, о состоянии здоровья лица, обратившегося за помощью (его физических и психических недостатках, интимных связях и т.п.).
Адвокатской тайной являются сведения об обращении за юридической помощью, сведения о преступлении, соучастниках, личной жизни обвиняемого, полученные адвокатом из материалов уголовного или гражданского дела, в ходе защиты, о переписке обвиняемого с адвокатом. Адвокат не может допрашиваться как свидетель об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя (п.1 и 3 ст.72 УПК). Эти положения закона создают условия для полного доверия к адвокату и беспрепятственного обращения к нему за помощью.
Не подлежат разглашению и записи актов гражданского состояния. К сфере личной жизни граждан относится тайна усыновления (ст.139 СК). Ответственность за ее разглашение предусмотрена уголовным законом (ст.155 УК).
Таким образом, право на неприкосновенность частной жизни складывается из ряда норм различных отраслей права. Неприкосновенность частной жизни граждан — один из элементов правового статуса гражданина. Охрана правового статуса гражданина требует наличия ряда предпосылок: законодательного закрепления соответствующих прав и обязанностей; обеспечения реализации правового статуса юридическими гарантиями; наличия специального правоохранительного аппарата.
Основные черты института неприкосновенности частной жизни граждан получили отражение в ст.12 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой «никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».
Неприкосновенность частной жизни означает запрет государству, его органам и должностным лицам вмешиваться в личную жизнь граждан, право последних на свои личные и семейные тайны, наличие правовых механизмов и гарантий защиты чести и достоинства граждан от любых посягательств. От уровня гарантированности сохранения тайн личной жизни граждан зависят степень свободы личности в государстве, демократичность и гуманность существующего в нем политического режима.
К личным тайнам относится также тайна почтово-телеграфной корреспонденции (переписки, иных почтовых отправлений, телефонных переговоров и иных сообщений). Особенностью здесь является то, что гражданин доверяет почте и телеграфу не само содержание переговоров, а лишь пересылку корреспонденции или техническое обеспечение телефонных переговоров.
Гарантии сохранения личных и профессиональных тайн предусмотрены законом. Так, обыск, выемка, осмотр помещения у граждан, наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться только на основаниях и в порядке, установленных уголовно-процессуальным законом (ст.12 УПК). При этом следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, занимающего обыскиваемое помещение, или других лиц.
Осмотр жилого помещения должен производиться только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если указанные лица возражают против осмотра, следователь выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве осмотра. Постановление подлежит рассмотрению судьей по месту производства предварительного следствия.
Если жилое помещение является местом происшествия и его осмотр не терпит отлагательства, он может быть произведен по постановлению следователя, но с последующим уведомлением прокурора о произведенном осмотре для проверки его законности. Выемка почтово-телеграфной корреспонденции производится в особом порядке (ст.174, 176 УПК) и допускается только на основании судебного решения.
Одним из ограничений права на тайну телефонных переговоров является полномочие следственных органов вынести постановление об их прослушивании при наличии достаточных обоснованных данных о том, что обвиняемый или подозреваемый в особо опасном преступлении ведет телефонные переговоры, в ходе которых могут быть сообщены сведения, имеющие значение для уголовного дела. При наличии указанных оснований, а также фактов телефонного хулиганства проведение этого следственного действия допускается только по решению судьи. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» от 24 декабря 1993г. рекомендовал всем судам общей юрисдикции принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права конкретного гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Суды общей юрисдикции и военные суды не могут отказать в рассмотрении таких материалов в случае представления их в эти суды.
Указанные материалы представляются судье уполномоченными на то органами и должностными лицами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Согласно этому Закону проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации: о признаках подготавливаемого, совершенного или совершаемого противоправного деяния, по которому обязательно производство предварительного следствия; о лицах, причастных к подготовке или совершению указанных деяний; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
В случаях, не терпящих отлагательства (которые могут привести к совершению тяжкого преступления), допускается проведение оперативно-розыскных действий, ограничивающих конституционные права граждан, на основании мотивированного постановления одного из органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением судьи (суда) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, осуществляющий его, обязан получить судебное решение о проведении такого мероприятия либо прекратить его проведение.
Закон предусматривает основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст.9). Рассмотрение таких материалов осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Перечень руководителей, имеющих право представлять такие материалы на судебное рассмотрение, устанавливается ведомственными нормативными актами. Судья вправе потребовать предоставления ему также иных материалов, касающихся оснований проведения оперативно-розыскного мероприятия. По результатам их рассмотрения судья разрешает проведение указанного мероприятия либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Срок действия такого постановления не может превышать шести месяцев. Для продления этого срока необходимо вынесение нового судебного решения.
Если судья не дает разрешения на проведение указанных действий, уполномоченные на то органы или должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд.
Законом предусмотрены материально-правовые и процессуальные гарантии охраны тайны личной жизни граждан, соответствующие обязанности должностных лиц. Так, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений граждан является уголовным преступлением и наказывается исправительными работами на срок до одного года или штрафом до ста минимальных зарплат или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до 180 часов (ст.138 УК РФ).
Законом предусмотрены процессуальные гарантии охраны тайны личной жизни, соответствующие обязанности должностных лиц.
В гражданском судопроизводстве оглашение в суде переписки и телеграфных сообщений допустимо лишь с согласия лиц, между которыми эти переписка и телеграфные сообщения велись. На предварительном следствии действует принцип недопустимости разглашения данных предварительного следствия, в том числе касающихся личной жизни граждан. Следователь вправе предупредить защитника, свидетелей, потерпевшего и иных участников процесса (например, экспертов, переводчиков и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий) о недопустимости разглашения имеющихся в деле сведений без его разрешения.
Гласность судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве может быть ограничена по делам о сексуальных преступлениях, а также по другим делам с целью предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц (ст.18 УПК).

Читать еще:  Что нужно чтобы сделать загранпаспорт ребенку

Нарушение тайны переписки и телефонных переговоров и ответственность по УК РФ

Могут ли сейчас люди иметь тайны — то, что является неприкосновенным и защищается на государственном уровне? Законодательство действительно гарантирует каждому гражданину право на тайну переписки, разговоров по телефону, разного вида сообщений.

Государственные структуры и крупные организации самостоятельно создают целую систему защиты, поскольку раскрытие их секретов чреваты для них большими убытками. Но даже они не застрахованы от нападений информационных преступников.

Уголовно-правовые основы

Любое ознакомление третьих лиц со сведениями конфиденциального характера человека, которые он передал с использованием любого средства связи, считается уголовно наказуемым нарушением.

Процесс определения виновности лица и вида наказания для него, за нарушение права гражданина на тайну переписки, основывается на положениях статьи 138 УК РФ.

Ознакомление с закрытой информацией считается незаконным, если:

  • одна сторона, участвующая в информационном обмене, не получила от второй стороны процесса соответствующее разрешение;
  • право на раскрытие сведений не предоставлено судебным актом.

Скачать для просмотра и печати:

Нормы

Право на сохранение разговоров, сообщений и переписки в тайне, гарантирует Конституция РФ.

Статья 23 ч.2 Конституции РФ:
Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Наказания за нарушение указанного права — тайны личной переписки, устанавливается статьей 138 УК РФ.

Административных норм нет.

Личная переписка

Информацию закрытого доступа содержат все виды отправлений, которыми обмениваются граждане:

Направляться они могут в электронной форме посредством услуг оператора связи или через глобальную паутину (социальные сети, программы для общения).

Телефонный разговор

Нарушается сохранение в секрете информации о разговорах, осуществленных гражданами по телефону.

Читать еще:  Сколько дней готовится паспорт

Сюда можно отнести прослушивание или фиксацию на информационный носитель (в т. ч. фактов осуществления связи):

  • междугородних звонков;
  • разговоров по спаренному телефону;
  • бесед, проведенных с использованием съемных устройств, подсоединенных к линии.

Сообщения

Сфера нарушений охватывает все виды сообщений:

  • почтовые;
  • секографические (используемые незрячими людьми);
  • телетайпные отправления.

При этом не важно, когда возникло нарушение, до прочтения адресатом письма или же после.

Когда речь идет о тайне

Интересно то, что о понятии тайны переписки не говорится ни в УК РФ, ни в УПК РФ.

Общее понятие можно сформировать, только рассматривая само значение слова и его трактовку, имеющуюся в законах о связи.

Тайна — это любые сведения о юридических и физических лицах, фактические данные, информация о событиях, которыми обмениваются отдельные лица в процессе общения в личной или профессиональной сфере.

Гражданское право на тайну корреспонденции закреплено конституционными нормами. Механизмом контроля их соблюдения выступает Уголовный кодекс РФ.

Факт использования злоумышленником незаконно полученных сведений существенной роли не играет. Несанкционированные действия формируют состав преступления при наступлении факта знакомства виновника с чужой перепиской, прослушиванием постороннего телефонного разговора.

Если преступные действия привели к тяжелым последствиям, факт будет расценен как отягчающий наказание.

Правовая характеристика

Упомянутая статья кодекса о нарушении тайны переписки включена в главу, охватывающую целый ряд преступлений против конституционных прав и свобод. Такие статьи, как 137—139 взаимосвязаны и по многим признакам схожи.

В них защищаются частная жизнь граждан, их переговоры (переписки) и неприкасаемость их частного жилья. Зачем же такое разделение?

Связано это именно с тонкостями оценки неправомерных действий.

Если человек намеренно читает письма граждан, подслушивает какие-то частные разговоры, то такие факты могут расцениваться по-разному. Нельзя уверенно утверждать, что у него есть реальный умысел вмешаться в чью-то личную жизнь. Но иногда вмешательство имеет совсем нездоровый характер. Именно поэтому созданы узконаправленные уголовные нормы, для правильного разделения противоправных виновных действий.

Скачать для просмотра и печати:

Анализ преступления

С какого именно момента нарушение виновным тайны личной переписки считают завершенным и как анализируется преступление?

  1. О совершенном преступлении свидетельствует наступление факта ознакомления с информацией, не подлежащей разглашению.
  2. Преступление посягает на конституционные гражданские права.
  3. Незаконные действия характеризуются формальным составом.
  4. Объектом выступает право любого человека на сохранение в секрете переданной различными способами информации.
  5. Под объективной стороной понимают ознакомление злоумышленника с передаваемыми другим лицам сообщениями. Объем услышанных или добытых сведений — несущественный фактор.
  6. Преступника могут осудить, если к моменту совершения нарушения ему исполнилось 16 и более лет.
  7. Умысел формирует субъективную сторону. В данном случае правонарушитель должен осознавать тот факт, что его действия носят противоправный характер.
  8. В процессе нарушения прав, в качестве орудия для добычи сведений могут служить спец. средства.

Комментарий к Статье 138 УК РФ

Ввиду мягкости санкции первая часть комментируемой статьи отнесена к преступлениям небольшой тяжести.

Максимальная мера ответственности по второй части статьи, позволяет отнести ее уже к другой категории — средней тяжести.

Целью преступника могут быть не только непосредственные сведения о переписках, переговорах, сообщениях, но и сами учетные данных об их совершении (отправке). К примеру, злоумышленник может посягнуть на записи мобильных звонков, в виде их отдельного учетного списка.

Под незаконностью понимают совершение несанкционированных действий при обстоятельствах, не предусмотренных законодательством.

По этой причине, не относят к незаконным действиям доступ к переговорам потенциальных нарушителей, подозреваемых в совершении уголовных преступлений, предоставленный на основании санкции суда в рамках осуществления оперативно-розыскной деятельности.

Если один из абонентов ознакомился с переговорами другого, но действовал по разрешению последнего, состав уголовно наказуемого деяния не образуется.

Квалифицирующие признаки

Незаконность действий состоит в осознанном нарушении тайны персональной переписки, телефонных переговоров, различных сообщений, при отсутствии позволения от второй стороны общения или санкционирующего решения суда.

Факт совершения уголовно наказуемого деяния изобличается при противоправном ознакомлении нарушителя с частными данными.

Такое же действие, осуществленное гражданином с использованием своего служебного положения, образует отдельный квалифицирующий признак, усиливающий меру наказания. Лицо может использовать для достижения преступной цели свои привилегии или же предоставленные по службе полномочия.

Квалифицируемый состав образуется и в том случае, если нарушитель воспользовался преимуществом (привилегиями) обеспеченными ему подписанием контракта (трудового соглашения).

Наказание и ответственность

Часто граждан к нарушению закона приводит обычное любопытство, совершенное машинально. Причин тому множество: обычная скука, ревность и т. п. Но важно помнить, что любое сообщение имеет конечного получателя и адресуется конкретно ему.

Прочтение или ознакомление с любыми разговорами и письмами без нарушений законодательства возможно лишь в случаях подтверждения своих действий спец. полномочиями. К примеру, раскрытие факта письменного общения заключенных лиц, или санкционирование слежки за гражданами, подозреваемыми в совершении преступлений.

Прочие случаи — охвачены отдельной статьей 138 УК РФ о тайне личной переписки, предусматривающей целых 8 видов наказаний виновных лиц. Насколько суровым будет наказание, решается при судебной оценке обстоятельств и исходя из квалификации противоправных действий.

Примеры из судебной практики

Пример 1. Одна компания предусмотрительно наняла к себе на работу сотрудника, обеспечивающего и контролирующего безопасность их корпоративных отправлений. Поступление-отправка служебной корреспонденции производилась по отдельному адресу электронной почты.

Деятельность сотрудника привела к нарушению тайны личной переписки лица, отнесенного к персоналу компании — взломана электронная почта последнего. Нарушение сопровождалось выявлением фактов выдачи данным «пострадавшим» лицом коммерческой тайны, которая была раскрыта им конкурентным фирмам.

Суд не взял в расчет сведения, полученные указанным способом при намеренном взломе почты «продавца информации», выступающего ответчиком, ввиду незаконности факта ее получения.

Пример 2. За отдельную плату один из специалистов телекоммуникационной фирмы предоставлял третьим лицам сведения об осуществленных гражданами соединениях. В ходе судебного процесса виновному назначено наказание, согласно которого он должен принимать участие в обязательных работах. Установленный их срок — 400 час.

Пример 3. Действующая на почве ревности гражданка, получила свободный доступ к социальной странице и эл. почте, зарегистрированной на имя бывшей жены ее мужа. До момента установления факта нарушения, женщина неоднократно знакомилась с данными, адресованными пострадавшему лицу. Судом принято решение оштрафовать виновницу на 2400 р. и возместить пострадавшей 10000 р. ущерба.

Даже если вами прочтено одно единственное смс с чужого телефона, а сообщение отправлялось другому человеку, можно говорить о нарушении закона о тайне личной переписки — статьи 138 УК РФ. Родственная связь с пострадавшим лицом ответственности не отменяет.

Если человек посчитает, что он пострадал от такого бесчинства, такое любопытство может быть наказано согласно уголовным нормам.

В преимущественном большинстве случаев, если виновник предстанет перед судом, судья поддерживает позицию ущемленной стороны.

Его ждет ответственность, и подчас — довольно суровая.

Прослушивание телефонных переговоров. Практика судебных разбирательств

Согласно Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23 часть 2 Конституции РФ).

Основания для судебного решения

Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, которые фиксируются на отдельных этапах ее осуществления.

С учетом изложенного информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получить судебное решение (Определение Конституционного суда РФ от 2.10.03 г. № 345-О).

Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (абзац 3 п. 14 постановления Пленума Верховного суда РФ от 31.10.95 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Если аудиозаписи телефонных переговоров граждан были получены органом, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности в соответствии с п. 1 ст. 13 Закона № 144-ФЗ (органы МВД России и ФСБ России), при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые предусмотрены в п. 10 ст. 6 Закона № 144-ФЗ, были полностью соблюдены требования ст. 8 данного Закона, то право граждан на тайну своих телефонных переговоров не считается нарушенным.

Читать еще:  Сколько восстанавливается паспорт после утери

При соблюдении уголовно-процессуальной процедуры и обеспечении последующих судебной проверки и оценки доказательств подобные действия не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного Конституцией РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей (Определение Пермского краевого суда от 21.08.13 г. № 33–7838).

Таким образом, законодательно установленная возможность прослушивать телефонные переговоры граждан является необходимым конституционным ограничением их свобод, которое направлено на обеспечение защиты общественной безопасности и правопорядка, предотвращение преступлений и иных противоправных действий.

Порядок судебного разрешения на прослушивание телефонных переговоров

Материалы об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий рассматриваются судом, как правило, по месту осуществления таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой ст. 9 Закона № 144-ФЗ, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Это постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов. Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. В случае необходимости продлить срок действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает упомянутые конституционные права граждан, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность орган вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. Руководители судебных органов (председатели судов и их заместители) создают условия, обеспечивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах.

Граждане вправе обжаловать вынесенные против них решения о прослушивании телефонных переговоров в суд. При этом выбор вида судопроизводства — уголовный или гражданский — зависит от того, в каком порядке прослушивались телефонные переговоры: в рамках производства по делу об административном правонарушении или расследования уголовного дела либо вне рамок таких процедур.

Решения и действия (бездействие) должностных лиц, в том числе относительно прослушивания телефонных переговоров, в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования обжалуются в порядке, предусмотренном ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ только тогда, когда они были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Если не имеется сведений о том, что оспариваемые действия сотрудников правоохранительных органов были произведены в рамках производства по уголовному или административному делу, либо явились поводом к возбуждению уголовного или административного дела или были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания, то оспаривание происходит в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с главой 25 Гражданского процессуального кодекса РФ (Определение Московского городского суда от 12.04.13 г. № 11–11947).

Разбирательства в суде

В большинстве случаев граждан информируют о том, что будет проводиться аудиозапись их разговора, но даже если этого не происходит, права граждан не считаются нарушенными, поскольку сами по себе обращения в государственные и муниципальные органы по вопросам, отнесенным законом и иными нормативными правовыми актами РФ к их компетенции, не предполагают какой-либо тайны.

Так, Пермский краевой суд (определение от 4.12.13 г. № 33–11932) отказал гражданину в выдаче аудиозаписи его разговоров с сотрудниками ОВД района, так как аудиозаписи программно-технических средств регистрации информации поступивших в дежурную часть территориального органа по телефону сообщений о происшествиях, в том числе полученных с помощью многофункционального цифрового регистратора сигналов, не выдаются, поскольку используются для служебного пользования. Непредставление гражданину аудиозаписи не нарушает каких-либо его прав и законных интересов, при этом действующим законодательством РФ обязанность сотрудников МВД России представлять аудиозаписи не предусмотрена.

В другом деле суд, отказывая прокурору в удовлетворении его требования о признании незаконными некоторых пунктов Положения о контакт-центре налоговых органов, в которых предусматривалась запись телефонных переговоров, исходил из следующего.

В оспариваемом положении было обусловлено ведение записи всех телефонных переговоров, срок хранения которых составлял 3 месяца с момента записи. Кроме того, отдел работы с налогоплательщиками и СМИ проводил выборочное прослушивание записей телефонных переговоров операторов контакт-центра в целях контроля за качеством их работы. Спорные пункты указанного положения, по мнению прокурора, противоречили базовым конституционным нормам и требованиям иного федерального законодательства.

Однако суд с предъявленным иском не согласился, не усмотрев нарушений прав граждан в оспариваемом положении. Из его текста следовало, что перед соединением с оператором налогоплательщик в обязательном порядке предупреждался о ведении записи телефонного разговора и имел право выбора, продолжать разговор или отказаться от него, т. е. фактически запись телефонных разговоров осуществлялась только с ведома и волеизъявления налогоплательщика (гражданина).

Все работники налоговой службы были уведомлены в установленном порядке о производстве записи таких телефонных разговоров и их выборочном прослушивании для оптимизации работы как сотрудников, так и деятельности самой службы, и это не являлось для них тайной.

В связи с этим целями принятого Положения о контакт-центре налоговых органов были запись и прослушивание телефонных переговоров для обеспечения контроля за служебной деятельностью сотрудников, качеством и компетентностью предоставляемых гражданам консультаций и оптимизация работы самой службы.

Суд также отклонил ссылку прокурора на ст. 23 Конституции РФ о тайне телефонных переговоров, указав, что она не имеет отношения к информации служебного характера, адресованной гражданином другому гражданину как должностному или иному официальному лицу, поскольку в этом случае действуют ведомственные правила (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 12.04.12 г. № 33–3656/2012).

Конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров не будет считаться нарушенным, если их согласие на запись разговоров было предварительно получено путем подписания анкет, заявлений, каких-либо иных документов, содержащих указание на согласие произвести аудиозапись разговора (апелляционное определение Московского городского суда от 8.04.14 г. № 33–10935/2014), либо граждане в начале самого разговора были предупреждены о возможности записи и продолжили такой разговор.

В последнем варианте своим поведением граждане фактически выражают свое согласие на запись телефонных переговоров с их участием, поскольку в противном случае, не желая ее осуществления, они могли просто прекратить разговор, повесив телефонную трубку. Поэтому, продолжив телефонный разговор после полученного уведомления о возможности его фиксации, гражданин в дальнейшем теряет право ссылаться на отсутствие своего согласия на такую фиксацию.

Сами граждане в своей повседневной жизни должны учитывать, что право на тайну телефонных переговоров есть не только у них самих, но также и у иных граждан, которые вправе рассчитывать на его уважение и надлежащее соблюдение этого права. Полученную без согласия других граждан аудиозапись их телефонных разговоров и в отсутствие судебного решения, которым установлено ограничение права на тайну телефонных переговоров, нельзя использовать в качестве доказательства в суде, поскольку полученные с нарушением закона доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда на основании части 2 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Полученные без санкции суда записи телефонных переговоров граждан, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, исключаются из состава доказательств по соответствующему уголовному делу как полученные с нарушением закона (постановление Президиума Оренбургского областного суда от 21.03.11 г. № 44у-89).

Так, отказывая в удовлетворении исковых требований работника компании об отмене приказа, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул и компенсации морального вреда, суд исходил из того, что работодателем были представлены доказательства совершения работником дисциплинарного проступка, процедура увольнения также была соблюдена. Отклоняя ходатайство работника об исследовании в судебном заседании аудиозаписи его телефонного разговора с другим сотрудником компании, из которого, по мнению работника, следовало, что прогул он не совершал, суд сослался на то, что аудиозапись телефонного разговора не является допустимым доказательством.

Ни судебного решения, ограничивающего право второго абонента на тайну телефонных переговоров, ни его согласия на прослушивание разговора работник не представил, поэтому аудиозапись суд исследовать не стал (определение Красноярского краевого суда от 11.01.12 г. № 33–29).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×