2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ювенальные суды в россии

Ювенальные суды в россии

Для улучшения этой статьи по праву желательно ? :

  • Проставить для статьи более точные категории.
  • Добавить иллюстрации.
  • Викифицировать статью.

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Ювенальный суд» в других словарях:

Ювенальная юстиция — Эта страница требует существенной переработки. Возможно, её необходимо викифицировать, дополнить или переписать. Пояснение причин и обсуждение на странице Википедия:К улучшению/19 декабря 2012. Дата постановки к улучшению 19 декабря 2012.… … Википедия

Ювенальная юстиция в Российской Федерации — См. также статью: Ювенальная юстиция. Ювенальная юстиция в России создававшаяся (до 2010 года включительно) в России специализированная судебно правовая система защиты прав несовершеннолетних[1]. Планировалось, что данная система должна быть… … Википедия

Ювенальная юстиция в России — Проверить нейтральность. На странице обсуждения должны быть подробности. См. также: Ювенальная юстиция Ювенальная юстиция в России создававшаяся (до 2010 года включительно) в России спец … Википедия

Отцы и дети (правозащитная ассоциация) — У этого термина существуют и другие значения, см. Отцы и дети (значения). Часть серии статей о дискриминации Основные формы … Википедия

Ювенальные технологии — введённое в России понятие, обозначающее комплекс мер, нацеленных на реализацию и защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом, и содействующих раскрытию их индивидуального потенциала для… … Википедия

Энтони, Лизетт — Лизетт Энтони Lysette Anthony Имя при рождении: Lysette Chodzko Дата рождения: 26 сентября 1963(1963 09 26) (49 лет) … Википедия

Ювенальные суды: для чего? Объясняет Елена Альшанская

У нас в стране возникла очень странная путаница с понятием «ювенальной юстиции». То, что большинство жителей России, в основном, благодаря СМИ, понимают под этими словами, ни в одной стране мира не понимается точно так же.

По сути ювенальной юстицией люди называют свои страхи по отношению к возможному вмешательству государства в дела семьи, в частности, по вопросу изъятия из семьи ребенка.

Между тем, ювенальная юстиция в общечеловеческом представлении — это судебная система, рассматривающая дела несовершеннолетних отдельно от дел взрослых. Более того, ювенальные суды в большинстве стран вообще не рассматривают дела об изъятии детей. Обычно этим занимаются гражданские или административные суды.

Ювенальные суды, в первую очередь, решают вопросы правонарушений, совершенных несовершеннолетними. Их идея довольно проста — ситуация, когда 13-летняя девочка, которая украла помаду в супермаркете, поддавшись агитации своих подружек, не является абсолютно той же ситуацией, что преступление, осознанно совершенное взрослым человеком.

Важно, что в данном случае на суде обычно присутствуют психолог и соцработник, которые обладают хоть какой-то квалификацией, связанной с особенностями развития ребенка. Основная их задача — найти возможность помочь человеку измениться не с помощью исправительных заведений, а с помощью исправительной практики. Например, можно обязать его отработать украденные вещи или пройти переобучение. Т.е. главная задача — вернуть ребенка в социум до того, как он станет закоренелым преступником. А у судьи, который штампует дела о краже поросят, насилии и мошенничестве, просто нет возможности, знания и времени адекватно рассмотреть дело о краже помады.

Ситуация с подростками-правонарушителями должна рассматриваться с превентивной точки зрения. Наша задача — сделать так, чтобы негативный опыт ребенка был у него единичным или поскорее закончился. Но закончился не потому, что мы его посадили в тюрьму, а потому что взрослые нашли правильный подход к нему. Потому что ситуации бывают разные: детский проступок может быть элементарной попыткой проверки границ, которые есть у каждого подростка, особенно когда дети друг друга провоцируют. А может быть, виной всему тяжелая жизненная ситуация, например, голод, который заставил ребенка совершить преступление.

В любом случае, к детям нужен другой подход — не такой, который применяется к взрослому преступнику. В этом смысле ничего страшного и пугающего в ювенальных судах я не вижу.

Другое дело, что у нас действительно это понятие настолько испорчено СМИ, которые называли ювенальной юстицией все, что попадется под руку, что я бы посоветовала называть это «судами для несовершеннолетних», чтобы в итоге людей не путать. А учитывая уровень родительских страхов, наверное, необходимо на данном этапе ограничить сферу деятельности этих судов вопросами правонарушений, совершенных несовершеннолетними.

Ювенальным (детским) называется суд, который в пределах своей компетенции рассматривает уголовные, гражданские и административные дела, по которым одной из сторон является несовершеннолетний. К основным задачам ювенальных судов относятся защита детей и их реабилитация. В настоящее время специализированные детские суды действуют во многих странах Европы, Азии, Латинской Америки, Канады и США. В ряде регионов России несколько лет назад были запущены пилотные проекты по созданию ювенальных судов.

Наказывать нельзя воспитывать

Первым регионом, где дилемму, быть или не быть подростковому суду, решили положительно, стала Ростовская область. В 2001 году на Дону стартовал проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних». Два года спустя в Ростовском областном суде появился специальный судебный состав по делам несовершеннолетних в судебной коллегии по уголовным делам, который не только рассматривает дела о подростковых правонарушениях в кассационном порядке, но и обеспечивает методической помощью своих коллег из районных и городских судов области. А прошлой весной в Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд. Хотя официально из-за отсутствия в России закона о ювенальной юстиции он носит название специального судебного состава по делам несовершеннолетних таганрогского городского суда. При его создании за основу был взят ювенальный суд канадского Квебека. Двое судей, специализирующихся на уголовных и гражданских делах, социальный работник, социальный педагог и психолог работают в отдельном здании. В залах судебных заседаний нет железных «клеток», судьи не надевают мантий и для обеспечения конфиденциальности во время слушания дел сюда не пускают никого из посторонних.

Читать еще:  Срок обжалования решения мирового судьи

С момента открытия там было рассмотрено больше 100 уголовных дел в отношении несовершеннолетних. К реальному лишению свободы приговорено только 10 человек, 69 подростков получили условную меру наказания, 14 несовершеннолетних правонарушителей были направлены на исправительные работы, а к 19 по решению суда применили принудительные меры воспитательного воздействия.

Виталий Быкин, судья специального судебного состава по делам несовершеннолетних Таганрогского городского суда:

— Задача ювенальной юстиции — максимально уменьшить наказание, связанное с лишением свободы. Недавно в российских тюрьмах проводили исследование, чтобы узнать, сколько времени взрослый человек должен просидеть в тюрьме, чтобы осознать свою вину. Подсчитали, что трех лет достаточно. После этого угрызения совести переходят в злость и ненависть, исчезают социальные навыки и наказание теряет смысл. Значит, подростку нужно еще меньше времени, чтобы раскаяться. Существует мнение, что преступников нельзя делить на несовершеннолетних и взрослых, дескать, всех надо мерить одной меркой. Но ведь в медицине есть понятие детской педиатрии. Почему в таком случае не должно быть ювенальной юстиции? Суды общей юрисдикции, как правило, загружены до предела. Там дела проходят непрерывным потоком, нет возможности досконально изучать личность несовершеннолетнего правонарушителя, условия его жизни и воспитания, чтобы принять решение о наказании с учетом возрастных и психологических особенностей. Такая форма работы недопустима, когда речь идет о подростках. Здесь важен не только сам факт совершения правонарушения, но и причины, которые толкнули несовершеннолетнего на эту скользкую дорожку. Ему 15 лет, а он только три класса окончил. Разве можно в таких случаях рубить с плеча? Конечно, сделать это легче всего, гораздо труднее вырвать его из этой среды и дать шанс стать нормальным человеком.

По словам Быкина, львиная доля дел, проходящих через специальный судебный состав, — это кражи и грабежи. В восьмидесяти процентах случаев подростки воруют или отнимают сотовые телефоны. Если кражи и грабежи совершают подростки из неблагополучных семей, то на сбыте наркотиков попадаются в основном дети обеспеченных родителей.

— Мальчик хорошо учился, играл в КВН и, представьте себе, при этом продавал в школе наркотики. В таких случаях родители обычно приводят в суд толпу защитников, начинают убеждать, что их ребенок не мог такого сделать. Здесь уже бесполезно выяснять, что заставило его заняться этим делом. Нужно думать о тех, кто брал с него пример, и сразу показать им, какое суровое наказание ждет таких, как он. Тем более что число правонарушений, связанных со сбытом наркотиков несовершеннолетними, в этом году увеличилось.

Такая же тенденция наметилась и в отношении тяжких преступлений.

— Очень много случаев, когда более взрослые парни просто «берут «желторотиков» на слабо». Те, чтобы не осрамиться, готовы на что угодно — такова уж подростковая психология. Вот и попадают в беду, — говорит Быкин. — А бывает, посмотришь пацаненку в глаза, а у него взгляд — волчий. Этот уже усвоил другие правила жизни, ничего сделать нельзя. Но и в том, и в другом случае должна работать ювенальная юстиция.

Данил Корецкий, доктор юридических наук, профессор, полковник милиции:

— В России на данный момент не существует ювенальной юстиции вследствие того, что она не предусмотрена ни уголовным, ни уголовно-процессуальным законодательством. Хотя эксперименты со специализированным правосудием в отношении несовершеннолетних, которые проводятся в Ростовской области, называют именно так. Но специализация подобного рода была всегда: в 1972 году я работал следователем прокуратуры, расследуя все дела несовершеннолетних, в районном суде имелся специализированный судья, к процессу привлекались педагоги, но ювенальной юстицией это не называлось, а несовершеннолетние преступники получали достаточно суровые меры наказания. А все сегодняшние разговоры о ювенальной юстиции сводятся к бесконечной «гуманизации» наказания, по существу, к безнаказанности преступников.

Читать еще:  Судебные расходы апк рф

Ведь что такое ювенальная юстиция? На Западе, с которого мы стараемся брать пример, это вовсе не всепрощение. Да, когда 14-15-летний подросток украдет банку кока-колы, действительно начинает работать так называемое восстановительное правосудие: на несовершеннолетнего не надевают наручники, с ним работают психолог и социолог. Но когда в США 16-летний подросток совершил убийство, было принято решение судить его, как взрослого. В результате убийцу приговорили к смертной казни. Затем были многолетние апелляции, их неспешное рассмотрение, потом ходатайства о помиловании. Когда под решением об исполнении наказания поставили последнюю подпись, преступнику уже исполнилось 29 лет. За это время он вроде бы перевоспитался, всячески помогал администрации тюрьмы, молился Богу. Но убитая им семья не воскресла. Америка разделилась на два лагеря: одни считали, что приговор надо привести в исполнение, другие протестовали против этого. В итоге его казнили. Я не берусь судить, правильно это или нет, но то, что этот случай свидетельствует о могуществе государственной правоохранительной машины и о неотвратимости наказания, — это бесспорно.

Мы же пытаемся играть в гуманность, не видя или не желая видеть, по отношению к кому мы проявляем эту гуманность. Специалисты знают, что несовершеннолетние отличаются немотивированной жестокостью, они насаждают в своей среде «законы» преступного мира куда более рьяно, чем взрослые.

В России мальчик, укравший банку кока-колы, никогда не попадет в поле зрения юстиции. Потому что показатели преступности среди несовершеннолетних в нашей стране еще более значимы, чем показатели общей преступности. И та проблема, с которой безуспешно борются поколения министров внутренних дел, а именно укрывательство преступлений, она еще более очевидна, когда речь идет о подростках. У нас под суд попадают, как правило, «отпетые». 60 процентов воспитанников «детских» колоний совершили тяжкие и особо тяжкие преступления. Получается, что именно к ним мы проявляем гуманность. Так что проблема вовсе не в том, что сурово наказывают невинных, а в том, что безнаказанными остаются виновные. Подростки воспринимают это как поощрение и творят все, что хотят.

В 2003 году вышло очередное послабление для этого контингента. В результате за два года преступность среди несовершеннолетних возросла на 20 процентов.

Я не против ювенального суда, если он будет настоящим. Если 15-летнего убийцу по решению ювенального суда будут судить как взрослого. Потому что когда речь идет о наказании преступника, мы должны ориентироваться не на него самого, не на его родственников, не на перевернутые с ног на голову представления о «гуманности», а только на потерпевшего, его близких, других законопослушных граждан, которые могут стать жертвами в любой момент. И не надо оглядываться на Европу. Вряд ли кто-то из европейцев поймет, что такое коммунальная квартира, отключение горячей воды летом или почему минимальный размер оплаты труда меньше прожиточного минимума в четыре раза и этот минимум обеспечивает только жалкое существование, а не нормальную жизнь. Зачем же мы пытаемся делать то, что делают они, если еще не доросли до этого? Преступность растет, а мы ослабляем борьбу с ней. Выйдите вечерком, походите по улице и все поймете. Говорят, ювенальная юстиция избавляет от рецидивов? Не знаю, откуда такие данные. Ведь чтобы отследить такую тенденцию, нужно лет пять-семь!

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

Читать еще:  Служба судебных приставов петрозаводск узнать задолженность

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector