49 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Превышение необходимой обороны несовершеннолетним

в) Необходимая оборона против невменяемых и малолетних лиц

Так, профессор И.И. Слуцкий развивал взгляд, согласно которому оборона допустима лишь против преступного посягательства. А так как «преступление — это не только общественно опасное, но и виновное действие», то, по его мнению, необходимая оборона против душевнобольных, детей не может считаться правомерной. Отсюда И.И. Слуцкий допускал одно исключение: защита против нападения со стороны невменяемого должна рассматриваться как необходимая оборона только при том условии, если защищающийся не знал о том, что нападающий является умалишенным. Такая постановка вопроса не вытекает из сущности необходимой обороны.

«Нельзя признать правильным утверждение И.И. Слуцкого, — пишет профессор Т.В. Церетели, — что характер действий нападающего меняется в зависимости то того, считает ли обороняющийся нападающего здоровым или душевнобольным. Заблуждение обороняющегося относительно

состояния здоровья нападающего не может превратить непротивоправное действие в противоправное».5 С этим выводом согласен профессор Шавгулидзе Т.Г.: «Состояние необходимой обороны является объективной реальностью, которая создана объективно общественно опасным посягательством. Знание или незнание обороняющимся субъективного состояния нападающего не может изменить характера посягательства и тем создать или исключить состояние необходимой обороны».

Некоторые юристы предлагают установить ограниченное право необходимой обороны против общественно опасных, но невиновных посягательств. Так, профессор А.А. Пионтковский считает, что «если возможно избежать нападения, не причиняя вреда нападающему, то применение необходимой обороны нельзя считать правомерным». Это ограниченное право на необходимую оборону, по мнению А.А. Пионтковского, должно быть установлено для тех, кто знает субъективное состояние нападающего. С выводом последнего согласен Х.М. Ахметшин: «Нельзя распространять условия необходимой обороны, — пишет он, — на случаи отражения общественно опасных посягательств со стороны заведомо невменяемых лиц».

С такими выводами согласиться никак нельзя. И совершенно прав был профессор Т.Г. Шавгулидзе, когда писал, что «признание ограниченного права необходимой обороны лишь для тех обороняющихся, которые знают о невиновности общественно опасного посягательства, значит решать вопросы объективного характера с чисто субъективных позиций. Необходимая оборона — это не наказание или саморасправа. Она является лишь средством защиты правовых интересов. Поэтому правомерность причинения вреда

посягающему определяется объективной опасностью посягательства, а не субъективным состоянием нападающего».

Таким образом, мы допускаем возможность применения необходимой обороны против невиновного общественно опасного посягательства и хотелось бы, чтобы судебная практика шла именно по этому пути.

Если обратиться к опыту урегулирования этого вопроса в уголовном законодательстве некоторых зарубежных стран, то однозначного ответа в его решении получить будет нельзя.

В Румынии «для признания нападения неправомерным необходимо, чтобы лицо, совершающее нападение, могло отдавать себе отчет в правомерности или неправомерности своих действий. Если нападение совершается, например, невменяемым или малолетним, то не возникает состояние необходимой обороны, а создаются условия для действий в силу крайней необходимости».

Верховный суд Польши определил, что необходимая оборона может быть применена против малолетних лиц либо невменяемого лица, которые не являются субъектами уголовного права.

Необходимая оборона, по УК Индии, возможна против действий малолетнего, т.е. лица, в силу возраста не являющегося субъектом преступления, а также душевнобольного, либо лица, находящегося в опьянении.

Некоторые юристы приходят к мнению, что при отражении противоправного посягательства со стороны малолетнего либо

невменяемого необходимая оборона должна наделяться специфическими признаками. Если известно, утверждают они, что посягает малолетний либо невменяемый, то по мере возможности необходимо уклониться от такого посягательства, позвать на помощь других лиц, а если это невозможно, то стремиться в процессе необходимой обороны причинить минимальный вред посягающему.

Существует и другая точка зрения, но схожая с только что названной. Так, Флетчер Дж.и Наумов А.В. пишут, что «бывают такие посягательства, которые по формально-юридическим признакам не являются уголовно наказуемыми. Например, посягательство. со стороны невменяемого лица или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Необходимая оборона от таких посягательств также допустима. Другое дело, что в этих случаях, исходя из нравственных соображений, осуществляющий свое право на необходимую оборону должен быть особенно внимателен к пределам реализации своего права, должен стремиться к тому, чтобы причинить наименьший вред в подобной ситуации либо уклониться от посягательства. Лицо, предпринявшее все меры для уклонения от посягательства невменяемого (убегает, зовет на помощь), заслуживает нравственного одобрения, а не осуждения, ибо в этом случае оно поступает так не из-за трусости, а по соображениям гуманизма. ». Думается, такая позиция авторов, хотя и заслуживает определенного внимания, но не верна по своей сути. Совершенно прав был Козак В.Н., когда сказал, что «следует помнить, что иногда действие невменяемых лиц представляет собой большую общественную опасность, чем посягательства лиц, психически нормальных. И в таких условиях требовать от защищающегося, чтобы он использовал право необходимой обороны только при невозможности избежать посягательства, бегством или ставить защиту

Читать еще:  Причинение телесных повреждений несовершеннолетнему

под другие условия — это значит поставить жизнь и здоровье такого лица в опасность. Поэтому. необходимая оборона в равной степени допустима как против общественно опасных действий психически нормальных людей, так и против непреступных общественно опасных действий лиц невменяемых». Показательно в связи с этим уголовное дело, рассмотренное Красноярским краевым судом 23 декабря 1997 г. Из материалов дела следует, что группа лиц с использованием душевнобольного Донца В.В. вымогала деньги у гр. Рукавишниковой Н.Б. Последняя обратилась с заявлением в ОВД. Работник милиции Корниенко Ю.П. в составе оперативной группы в целях пресечения преступления стал преследовать Донца В.В., пытавшегося скрыться с места происшествия. Когда Донец забежал в ограду дома, Корниенко, представившись Донцу и показав последнему удостоверение, потребовал прекратить уклоняться от задержания. Однако Донец, отказываясь выполнить законные требования работника милиции, отобрал у владельца усадьбы Банькина вилы, насаженные на черенок, и с целью воспрепятствования законной деятельности Корниенко Ю.П. и лишения жизни работника милиции, путем выпада вперед, нанес Корниенко удар зубьями вил в грудь, но последний уклонился от удара и применил табельное оружие на поражение. Судом было установлено, что Корниенко знал, что Донец психически больной человек. Психически больной, попав в стрессовую ситуацию, не мог контролировать своих действий, когда убегал от человека, преследовавшего его с пистолетом в руках.. И оборонительные действия Корниенко, когда Донец схватился за вилы, не превышали пределов необходимой обороны.

Таким образом, суд признал действия Корниенко правомерными, т.е. совершенными в состоянии необходимой обороны

Что касается стремления причинения минимального вреда малолетнему посягающему, то с этим согласиться можно, но ни в коей мере нельзя уклоняться от этого посягательства, иначе малолетний преступник почувствует свое превосходство над окружающими людьми, а это, в свою очередь, ведет к совершению более тяжких преступлений, к их неоднократности. Нужно активно’ отражать посягательства малолетних, чтобы они с раннего возраста знали, что против неправомерных действий всегда будут предприняты контр действия. И особенно это актуально в наши дни, когда молодеет преступность и все чаще общественно опасные деяния совершаются в 12-ти и 13-ти-летнем возрасте. В последние годы резко усилилась агрессивность, дерзость и жестокость совершаемых подростками насильственных преступлений, в особенности групповых. Подростковая преступность втягивается в организованную преступность. По данным Министерства внутренних дел и Министерства юстиции Российской Федерации в настоящее время интенсивно возрастает криминализация подростковой среды. За 1994-1998 гг. малолетними и с их участием совершено 189,3 тысячи преступлений или каждое десятое преступление из числа раскрытых, 142,2 тысячи преступлений из этого числа относятся к тяжким и особо тяжким. Допуская возможность применения акта необходимой обороны против малолетних лиц и возможного причинения им при этом какого-либо вреда, все же, думается это необходимо делать еще с одной целью. Рассматривая институт необходимой обороны как один из элементов борьбы с преступностью, мы ассоциируем это понятие прежде всего с пресечением преступных действий. В данном случае с пресечением преступных действий подростков. Подростковая преступность является частью преступности общей, и ее профилактика должна быть встроена в единую систему профилактики преступности в стране. Цель контр действий по отражению посягательства со стороны подростка должна состоять прежде

всего не только в ликвидации опасности причинения вреда с его стороны, но и доставлении этого лица в правоохранительные органы для проведения с этим подростком профилактической работы.

Именно ранняя профилактика — ядро всей системы предупреждения совершения преступлений со стороны подростковой среды. Она должна определять преобладание мер помощи и поддержки, мер социальной защиты подростков, мер воспитательно-педагогического воздействия. Ведущая роль ранней профилактики связана с тем, что она наиболее эффективна, поскольку направлена на устранение и нейтрализацию источников криминогенных влияний, еще не успевших пагубно воздействовать на подростка, либо на снятие относительно слабых дефектов его личности, еще не превратившихся в стойкую позицию. Ранняя профилактика оставляет резерв времени для дальнейшего предупредительного воздействия на подростка и искоренения криминогенных черт его характера. Вот почему очень важно противодействовать преступным действиям подростков и доставления их в правоохранительные органы. Важную роль в этом и должен играть институт необходимой обороны уголовного права РФ.

Читать еще:  Права задержанного несовершеннолетнего полицией

В уголовном законе нет никаких ограничений на право применения необходимой обороны против общественно опасных действий невменяемых и малолетних лиц, но в то же время отсутствует прямое разрешение на отражение общественно опасных действий последних. Поэтому, во избежание противоречий по данному вопросу необходимо законодательно урегулировать возможность применения акта необходимой обороны против общественно опасных действий невменяемых и малолетних лиц.

114 статья УК РФ (превышение самообороны и причинение вреда здоровью)

Любой человек вправе защитить себя, обороняясь от нападений злоумышленников. И такие права ему даёт 114 статья УК РФ, размещённая в Главе №16 законодательного положения. Защищать можно не только свою жизнь, но также и имущество, близких родных, собственные права и свободы. Главное во всем этом не превышать порог гражданской ответственности – не убить и не покалечить своего противника.

Если допустить превышение самообороны, статья предполагает ответственность в виде ограничения свободы или обременение принудительными работами. Достаточно нападающего или агрессора просто нейтрализовать, чтобы оказать приемлемое по закону сопротивление. Еще есть наказание за превышение самообороны в виде лишения свободы на определенный срок.

Допустимая самооборона по 114 УК РФ

Допустимой самообороной, озвученной в ст. 114 УК РФ, считаются предпринятые действия на защиту собственной жизни, персоны, либо своего имущества, прав, своих членов семьи, не повлекшие за собой тяжкие последствия в виде сильнейших телесных повреждений.

Умышленное убиение посягателя на жизнь классифицируется уже как преступление по уголовному праву.

Неумышленное – по административному, либо гражданскому, в зависимости от складывающихся обстоятельств.

Идеальное представление Уголовного Кодекса понятий о том, в чем же состоит норма – это защита себя, равноценная угрозе в такой же степени, исходящей от другого лица. Для лучшего представления, как определять такое в состоянии аффекта, либо во время возникших рисков, можно рассмотреть один пример.

К возвращавшейся с работы молодой женщине подступил грабитель с требованием отдать деньги. При этом он приставил нож к её горлу. Гражданка владела навыками вольной борьбы. Применив их, она выбивает нож из рук злоумышленника и успевает схватить нож в свою руку. В данном случае действие не считается, как совершенное при превышении мер обороны. Здесь регистрироваться её поступок будет как равноценный угрозе.

При обстоятельствах уже случившегося нападения на жертву и ранения пострадавшего, последний вправе оказать сопротивление посягателю и по мере своих сил защититься. Здесь уровень агрессивности его действий будут выясняться по характеру последствий, был ли причинен тяжкий вред.

Превышение пределов необходимой обороны

О самом превышении пределов необходимой обороны статья УК РФ не говорит, но описывает только величину наказаний. За это отвечает ч.1 ст. 114 УК РФ, в которой говорится, что наказанием будет назначение:

  • на 1 год (или менее) исправительных, либо принудительных работ;
  • на 12 (или меньше) месяцев ограничения свободы;
  • на такой же срок – лишения свободы.

Рассмотрим один пример, когда возможно присуждение уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны.

В процессе семейных стычек муж набрасывается с кулаками на жену. Она успевает его ударить по голове чугунной сковородой, уже взрослые дети были этому свидетелями. Мужчина в итоге получил тяжелые травмы, диагностируемые сотрясением мозга, которое пришлось лечить в течение полугода. Суд признал степень тяжести повреждений, как тяжелые.

В случае превышения самообороны, повлекшей смерть, статья УК РФ не оглашает подобных рецидивов. А тем более, несения за это какой-то ответственности. То, что было сделано в целях самозащиты – всегда служит смягчающим обстоятельством. Здесь главное понять, насколько умышленным было нанесение повреждений, которые привели впоследствии к летальному исходу. Рассматривать такую ситуацию, повлекшую смерть, судебная инстанция будет в рамках двух статей – 114 и 108 УК РФ.

Читать еще:  Распитие спиртных напитков с несовершеннолетними

Превышение мер необходимых для задержания преступника

В моменты задержания лица, совершившего преступление, уголовный правовой норматив представляет меры ответственности, если право на жизнь и телесную целостность задерживаемого были нарушены.

Такими мерами являются следующие наказания:

  • лишение, либо ограничение свобод на период до 2-х лет;
  • назначение исправительных, либо принудительных работ на период до 2-х лет.

Что касается сроков несения ответственности, то закон как раз говорит о том, что он может быть любым, по усмотрению суда. Но максимальный его предел при преувеличении мер необходимых для задержания лица не должен быть более двухлетнего диапазона времени. Это же касается и случаев при совершении оборонительных действий, их чрезмерности – срок не более 1 года.

Когда случается умышленное причинение легкого вреда, то уголовной ответственности здесь нет из-за незначительных повреждений, причиненных преступнику при его задержании.

Но если умышленность будет доказана, а последствия тяжкими – тогда уголовная ответственность котируется по ст. 114.

Судебная практика по статье 114 УК РФ

В судебных инстанциях Российской Федерации статья 114 УК РФ всегда рассматривается как основная для определения объема наказания тем лицам, которые оборонялись, либо пытались задержать преступника, но не рассчитали своих сил и причинили ему физические страдания. Но и не только это важно при расследовании дела. Судья может понять из слов очевидцев, либо иных доказательств, что потерпевшая сторона умышленно превысила свою свободу защищаться.

Варианты развития событий судебных разбирательств:

  1. Нападавший просил остановиться защищающегося, но не был услышан. В итоге после его убийства, потерпевший будет ограничен в свободе сроком до 2-х лет.
  2. Самообороной не считается случай, когда предполагаемая жертва спровоцировала нападение.
  3. В момент прецедента, пока в руках и преступника есть оружие, жертве можно обороняться всеми доступными ей способами.
  4. После того, как злоумышленник обезврежен, все дальнейшие действия будут восприниматься судом как превышающие права на защиту.
  5. Как только преступник сам отступил, не стал более домогаться жертвы или его имущества, никаких физических воздействий на него уже применять нельзя.

Когда произошло убиение уже задержанного и обезвреженного преступника, то это будет расцениваться как рецидив с тяжкой степенью вины или убийство по мотивам мести.

В данном случае предусмотрено лишение свободы на период от полугода до 15 лет (ст.105 УК РФ).

Комментарий к статье 114 УК РФ

Если говорить о том, как опытные юристы комментируют данную статью уголовного законодательства, то всё сводится к озвучиванию мер ответственности. Величины наказаний представлены за то, что обороняющийся или человек, предпринимающий попытки задержания преступника, не смог рассчитать своих сил, применил мотивированную жесткость. Общая структура статьи может быть представлена следующими пунктами:

  1. Часть первая говорит о наказании за то, что вред был причинён при обороне.
  2. Часть вторая – о том, что были превышены меры для задержания преступника.

Если сравнивать рассматриваемый законодательный акт со ст.108 Кодекса российского уголовного права, то можно обнаружить, что объекты у них разные. При этом мы видим, что смысл идентичен – рецидив произошел в случаях самоорганизации с целью защитить себя или близких людей.

Отличия по объекту:

  1. В ст.108 фигурирует причинение вреда жизни – убийство.
  2. В ст.114 описано причинение вреда здоровью – нанесение телесных повреждений в средней и тяжелой степени.

Юридически считается, что наименование заголовка не совсем подходит под само содержание закона. Говорится о причинении вреда во время самообороны, а по факту – речь идёт в пунктах о мерах ответственности за превышение собственных прав при защите себя.

Кроме этого, нужно отметить мотив допущения превышений прав, который классифицируется специалистами как субъективный. При этом доказать его вид – косвенный умысле, либо прямой, можно только лишь при наличии доказательной базы. Таковыми документами могут стать файлы видеосъемки, либо подтверждение в письменном виде свидетельств очевидцев.

Если будет доказана вина человека, возникшая по неосторожности, то уголовных наказаний за это не предусматривается. В данном случае, лицо может получить либо оправдание, в зависимости от степени тяжести самой вины, либо меру гражданской или административной ответственности.

О ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

Преступление, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, предполагает, что виновный действовал, имея право на необходимую оборону, однако превысил ее пределы.

Право необходимой обороны — это прирожденное право любого гражданина. Оно обусловлено существованием самого человеческого общества. Кроме того, право на необходимую оборону является конституционным правом граждан. В статье 45 Конституции России закреплено право на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом. Конституционное право детализируется в других отраслях законодательства, таких как уголовное, гражданское и административное.

Однако это право не может и не должно превращаться в самосуд и расправу над обидчиком. Оно имеет границы, обозначенные законом.

Действующую редакцию ст. 37 УК РФ можно интерпретировать следующим образом:

1. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным в случае, когда посягательство с его стороны было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. При защите от иного посягательства причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным лишь в том случае, если не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т. е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
3. Нельзя признавать содеянное превышением пределов необходимой обороны, если смерть или тяжкий вред здоровью посягающему были причинены вследствие неожиданности посягательства, когда оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Иначе говоря, в законе указано на то, что насилие, опасное для жизни обороняющегося или другого лица, или угроза применения такого насилия исключают уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью при подобных обстоятельствах всегда будет правомерно.

Понятие превышения пределов необходимой обороны остается для случаев, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы применения такого насилия.

Уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны исключается и в случаях, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы таким насилием, если смерть или тяжкий вред посягающему были причинены в ответ на неожиданное посягательство с его стороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью и в тех случаях, когда это явно не соответствовало характеру и опасности посягательства.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. № 14 дается толкование явного несоответствия посягательства защите: «Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкий вред здоровью».

Пленум правильно указал на то, что превышение пределов необходимой обороны — это явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, однако, к сожалению, не разъяснил, для кого превышение пределов необходимой обороны является явным и очевидным. Круг лиц, имеющих или могущих иметь отношение к оценке действий обороняющегося лица, достаточно велик. Например, это может быть: 1) правоприменитель, оценивающий действия обороняющегося; 2) любое третье лицо, ставшее свидетелем посягательства и обороны; 3) непосредственно сам обороняющийся. Представляется, что речь должна идти только об обороняющемся лице, ибо его действия подлежат оценке с точки зрения превышения пределов необходимой обороны. Именно субъективное отношение обороняющегося к деянию и последствиям своих действий в виде причинения смерти или тяжкого вреда здоровью надлежит устанавливать в каждом конкретном случае.

Поэтому следует исходить из того, что в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 имеется в виду субъективное отношение к превышению пределов необходимой обороны именно обороняющегося лица.

В пункте 8 Постановления также отмечается, что «решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищающегося (количество посягавших и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.).

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы».

В литературе выделяют два вида превышения пределов необходимой обороны: чрезмерная оборона и несвоевременная оборона.

Чрезмерная оборона, по нашему мнению, единственно возможный вид превышения пределов необходимой обороны.

В законе превышение пределов необходимой обороны связывается лишь с умышленными действиями, явно не соответствующими характеру и степени общественной опасности посягательства. Иными словами, закон признает превышением пределов необходимой обороны только те случаи, когда причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Общественная опасность в доктрине уголовного права трактуется как способность причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам. Характер общественной опасности раскрывается как качественная характеристика общественно опасного посягательства, в то время как степень общественной опасности признается его количественной характеристикой.

Помимо характера и степени общественной опасности посягательства следует учитывать такие обстоятельства, как возможности обороняющегося лица по отражению посягательства, обстановка происходящего, психологическое состояние защищающегося лица, подвергнутого внезапному посягательству.

Таким образом, при выяснении факта наличия чрезмерной защиты необходимо руководствоваться следующими тремя группами обстоятельств:

1) обстоятельствами, определяющими характер общественной опасности посягательства (объект посягательства);
2) обстоятельствами, определяющими степень общественной опасности посягательства (содержание и величина возможного или причиняемого вреда);

3) обстоятельствами, характеризующими обстановку происходящего, возможности лица по отражению посягательства, его психологическое состояние в момент защиты.

В каких же конкретных случаях оборона будет чрезмерной?

Представляется, что ответственность за превышение пределов необходимой обороны должна быть явлением исключительным, редким. Лишь в особых случаях обороняющееся лицо должно нести ответственность за превышение пределов необходимой обороны, поскольку все сомнения должны толковаться в пользу обороняющегося лица.

Явное, очевидное, резко выраженное превышение пределов необходимой обороны будет только в случае причинения смерти или тяжкого вреда здоровью в ответ на посягательство небольшой тяжести при благоприятной обстановке защиты и нормальном психологическом состоянии обороняющегося лица.

Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью при отражении особо тяжкого посягательства должно всегда признаваться правомерным.

Следовательно, только при посягательстве средней тяжести и тяжком может возникать вопрос о превышении пределов необходимой обороны, решать который необходимо с учетом всех обстоятельств дела. Например, причинение смерти лицу, совершившему кражу, должно быть квалифицировано как превышение пределов необходимой обороны. В то же время причинение смерти виновному в грабеже может признаваться совершенным в состоянии необходимой обороны. Причинение смерти посягающему во время разбойного нападения всегда должно признаваться правомерным. Решающим фактором во всех этих случаях является способ посягательства, который должен учитываться наряду с другими обстоятельствами, имеющими значение для оценки происшедшего.

Обязательно должны учитываться возможности обороняющегося лица при отражении посягательства. Они зависят от возраста, пола, физической подготовки, состояния здоровья. Понятно, что малолетние, престарелые, женщины, калеки имеют мало шансов при отражении посягательства со стороны нормально физически развитого мужчины. Следовательно, они вправе при отражении посягательства прибегать к любым способам и средствам защиты.

Например, нередко осуждаются за превышение пределов необходимой обороны женщины в ситуации, когда они наносят смертельное ранение ножом или иным предметом своему мужу-извергу, на том основании, что обороняться можно было и не причиняя смертельного ранения. В подобных случаях весьма часто игнорируется соотношение сил обороняющегося и посягающего лица. Ведь именно физическое превосходство и дает возможность мужчинам измываться над женщинами. Поэтому применение женщинами ножа или других предметов в ряде случаев оправдано их недостаточной физической силой, требуемой для отражения посягательства.

Обстановка происходящего посягательства может быть благоприятной или неблагоприятной для обороняющегося лица. Под обстановкой в уголовном праве понимаются объективные условия, при которых происходит посягательство. По нашему мнению, понятием «обстановка» в данном контексте охватывается достаточно широкий круг обстоятельств, например таких, как место, время посягательства, количество посягающих и обороняющихся лиц, их вооруженность и т. д. Обстановка может оказать существенное влияние на характер ответных действий обороняющегося лица.

При неблагоприятной обстановке (несколько посягающих, посягающий вооружен, имело место внезапное нападение в темном переулке и т. д.) обороняющееся лицо имеет право на причинение любых последствий посягающему независимо от его намерений.

О психологическом состоянии обороняющегося лица необходимо сказать особо. Неожиданность посягательства, как правило, исключает уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, потому что обороняющийся в этом случае не может объективно оценить степень и характер опасности посягательства. Подвергшийся противоправному посягательству может испытывать и чаще всего испытывает в этот момент состояние сильнейшего стресса, не позволяющее ему адекватно оценивать происходящее. Данное обстоятельство в настоящее время нашло отражение в тексте закона.

Практически это означает, что в соответствии с законом лицо, подвергшееся внезапному нападению, не может нести уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, даже если причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью не вызывалось необходимостью.

Деяние считается совершенным в состоянии необходимой обороны, без превышения ее пределов, если обороняющееся лицо причинило посягающему:

по неосторожности любой вред, в том числе и смерть по неосторожности;

умышленно вред здоровью, не выходящий за пределы средней тяжести (причинение физической боли, удары, побои, умышленный легкий вред здоровью, умышленный вред здоровью средней тяжести, лишение свободы);

смерть или тяжкий вред здоровью, если это соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Наличие обстоятельств, предусмотренных пп. «а», «г», «д», «е», «ж», ч. 2 ст. 105 УК РФ, не исключает квалификацию содеянного как совершенного при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии необходимой обороны. Наличие иных отягчающих обстоятельств ч. 2 ст. 105 УК РФ не позволяет квалифицировать содеянное подобным образом, поскольку подразумевает отсутствие состояния необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного в состоянии аффекта, следует исходить из того, что преступление в состоянии аффекта совершается при отсутствии состояния необходимой обороны. При конкуренции данных составов преступлений виновный подлежит ответственности за преступление при превышении пределов необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного при превышении мер, необходимых для задержания преступника, необходимо исходить из того, что задержание преступника не предполагает наличия состояния необходимой обороны.

Представляется, что защищающийся, если он для отражения общественно опасного посягательства использовал незаконно имеющееся у него оружие, подлежит уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ, за исключением случаев, когда он добровольно сдал оружие органам власти или когда он приобрел и хранил его в состоянии крайней необходимости.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector