0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Применение видеозаписи при допросе несовершеннолетнего

Статья 191. Особенности проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего

1. При проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. При производстве указанных следственных действий с участием несовершеннолетнего, достигшего возраста шестнадцати лет, педагог или психолог приглашается по усмотрению следователя. Указанные следственные действия с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в возрасте до семи лет не могут продолжаться без перерыва более 30 минут, а в общей сложности — более одного часа, в возрасте от семи до четырнадцати лет — более одного часа, а в общей сложности — более двух часов, в возрасте старше четырнадцати лет — более двух часов, а в общей сложности — более четырех часов в день. При производстве указанных следственных действий вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

2. Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав, предусмотренных соответственно статьями 42 и 56 настоящего Кодекса, им указывается на необходимость говорить правду.

3. Следователь вправе не допустить к участию в допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля его законного представителя и (или) представителя, если это противоречит интересам несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. В этом случае следователь обеспечивает участие в допросе другого законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

4. При проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, по уголовным делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетнего участие психолога обязательно.

5. Применение видеозаписи или киносъемки обязательно в ходе следственных действий, предусмотренных настоящей главой, с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает. Материалы видеозаписи или киносъемки хранятся при уголовном деле.

Комментарий к Ст. 191 УПК РФ

1. Особенность процедуры допроса несовершеннолетнего свидетеля заключается в том, что к участию в этом следственном действии привлекаются третьи лица из числа тех, кому ребенок или подросток доверяет и кто может обеспечить соответствующую психологическую атмосферу допроса.

2. Такими лицами являются:

1) педагог, т.е. школьный учитель или воспитатель детского дошкольного учреждения;

2) законные представители, т.е. родители, усыновители, опекуны или попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится ребенок или подросток (пункт 8 статьи 34);

3) иные близкие родственники, которые не охватываются понятием законных представителей, а именно: родные братья и сестры, дедушка, бабушка.

3. Для участия в допросе свидетеля в возрасте до четырнадцати лет (малолетнего свидетеля) педагог вызывается в обязательном порядке, а в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет — по усмотрению следователя, в зависимости от уровня развития допрашиваемого, предмета допроса и его сложности, а также других обстоятельств дела.

4. По усмотрению следователя, определяемому теми же соображениями, вызываются и законные представители, а также близкие родственники несовершеннолетнего (в возрасте от 16 до 18 лет) свидетеля.

5. Лицам, присутствующим при допросе малолетнего и несовершеннолетнего свидетеля, следователь обязан разъяснять, что они имеют право:

а) с его разрешения задавать свидетелю вопросы;

б) делать подлежащие занесению в протокол замечания, касающиеся самой процедуры и содержания следственного действия, а также правильности записи показаний, и просить о дополнении и уточнении этой записи.

6. Следователь вправе отвести (снять) вопрос, поставленный на допросе присутствующим лицом, в связи с тем, что он не имеет отношения к предмету доказывания или является наводящим.

Статья 191 УПК РФ. Особенности проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего

1. При проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. При производстве указанных следственных действий с участием несовершеннолетнего, достигшего возраста шестнадцати лет, педагог или психолог приглашается по усмотрению следователя. Указанные следственные действия с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в возрасте до семи лет не могут продолжаться без перерыва более 30 минут, а в общей сложности — более одного часа, в возрасте от семи до четырнадцати лет — более одного часа, а в общей сложности — более двух часов, в возрасте старше четырнадцати лет — более двух часов, а в общей сложности — более четырех часов в день. При производстве указанных следственных действий вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

2. Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав, предусмотренных соответственно статьями 42 и 56 настоящего Кодекса, им указывается на необходимость говорить правду.

3. Следователь вправе не допустить к участию в допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля его законного представителя и (или) представителя, если это противоречит интересам несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. В этом случае следователь обеспечивает участие в допросе другого законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

4. При проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, по уголовным делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетнего участие психолога обязательно.

5. Применение видеозаписи или киносъемки обязательно в ходе следственных действий, предусмотренных настоящей главой, с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает. Материалы видеозаписи или киносъемки хранятся при уголовном деле.

Комментарии к ст. 191 УПК РФ

1. С участием педагога возможен допрос любого несовершеннолетнего, старше 14 лет. Но для того чтобы в таком допросе принял участие педагог, нужно, чтобы этого захотел следователь (дознаватель и др.).

2. По усмотрению следователя (дознавателя и др.) допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет проводится с участием педагога, гласит ч. 1 коммент. ст. Усмотрение следователя (дознавателя и др.) рекомендуется отражать письменно в материалах уголовного дела. Это может быть постановление , в котором будет закреплено решение следователя (дознавателя и др.) о необходимости привлечения к допросу несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) педагога. Усмотрение следователя (дознавателя и др.) дозволительно фиксировать в самом протоколе допроса несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего).

Выносить постановление считают необходимым некоторые авторы. См., к примеру: Гуев А.Н. Указ. соч. С. 317.

3. Участие педагога при производстве допроса несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) заключается в возможности полной реализации его процессуального статуса. А значит, как минимум ему должна быть предоставлена возможность присутствовать при допросе от его начала и до конца оформления протокола этого следственного действия, наблюдать (слышать показания допрашиваемого и вопросы следователя (дознавателя и др.)) за ходом допроса, делать по поводу произведенных следователем (дознавателем и др.) действий, заданных вопросов и (или), правильности и полноты записей в протоколе допроса подлежащие занесению в протокол заявления и замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола допроса.

4. Рекомендуется также предоставлять педагогу возможность с разрешения следователя (дознавателя и др.) задавать несовершеннолетнему свидетелю (потерпевшему) вопросы. Следователь (дознаватель и др.) вправе отвести вопрос педагога, но, так как он имел место в ходе производства следственного действия, а согласно ч. 4 ст. 166 УПК в протоколе следственного действия описываются все процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, следователь (дознаватель и др.) обязан отразить в протоколе допроса заданный педагогом вопрос.

5. В качестве педагога для участия в допросе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) может быть приглашен гражданин с педагогическим образованием (все равно — высшим или средним), работающий по специальности в образовательном учреждении. Соответственно педагогом с позиции коммент. ст. будет лицо, состоящее на определенной должности, обладающее правовым статусом учителя, преподавателя или даже воспитателя дошкольного учебного заведения.

6. Если на допрос приглашен педагог, в протоколе допроса должны быть отражены: его фамилия, имя, отчество, образование, должность, место работы и адрес места жительства. Причем рекомендуется выяснять, какие отношения сложились, если таковые имеются, между педагогом и допрашиваемым, «не существует ли условий, препятствующих участию данного педагога в проведении следственного действия» .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юридический дом «Юстицинформ», 2003. С. 473.

7. Педагогу разъясняются его права и обязанности, ответственность и порядок производства допроса.

8. В частности, педагогу разъясняются следующие его права:

1) знать свои права и обязанности (ч. 1 ст. 11 УПК);

2) делать заявления (замечания), задавать вопросы и давать пояснения на родном языке или языке, которым он владеет;

Читать еще:  Распивал спиртные напитки несовершеннолетний

3) пользоваться помощью переводчика;

4) заявлять ходатайства;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения следователя (дознавателя и др.) и суда, ограничивающие его права;

6) быть уведомленным о применении технических средств;

7) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием;

8) требовать дополнения протоколов следственных действий и внесения в них уточнений;

9) удостоверять правильность содержания протокола следственного действия;

10) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;

11) при наличии к тому оснований заявлять самоотвод (ч. 1 ст. 62 УПК);

12) делать подлежащие занесению в протокол заявления и замечания;

13) задавать вопросы допрашиваемому с разрешения следователя (дознавателя и др.) или суда;

14) получать вознаграждение за выполнение своих обязанностей, кроме случаев исполнения их в порядке служебного задания (п. 4 ч. 2 ст. 131 УПК);

15) на возмещение понесенных расходов по явке;

16) реализовать иные предусмотренные уголовно-процессуальным законом возможности.

9. При допросе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) педагог оказывает содействие следователю (дознавателю и др.) «в установлении психологического контакта с допрашиваемым, правильной оценке его поведения и показаний», «оберегает психическое здоровье подростка от возможного травмирования необычной для него ситуацией» .

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 379.

10. Привлеченный к участию в допросе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) педагог также обязан:

1) по инициативе следователя (дознавателя и др.) давать пояснения по поводу задаваемых им вопросов и получаемых от несовершеннолетнего ответов;

2) явиться по вызову следователя (дознавателя и др.) или в суд (ч. 4 ст. 58 УПК);

3) участвовать в производстве допроса, используя свои специальные знания и навыки для содействия следователю (дознавателю и др.) в получении достоверных показаний свидетеля (потерпевшего); постановке допрашиваемому вопросов, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию;

4) не разглашать без разрешения данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве педагога, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК;

5) представлять заключение и давать показания в порядке ст. 80 УПК.

11. В случае разглашения данных предварительного расследования педагог может быть привлечен к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 310 УК.

12. В допросе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) может принимать участие и его законный представитель.

13. Таким образом, во-первых, прежде чем у лица появится право участвовать в допросе, оно должно стать законным представителем в уголовно-процессуальном смысле этого понятия. Во-вторых, к участию в допросе законный представитель допускается в случае заявления им соответствующего ходатайства, которое должно найти письменное отражение в документе, приобщаемом к материалам уголовного дела. И, наконец, в-третьих, законный представитель вправе принять участие лишь в том допросе, где представляемый им несовершеннолетний свидетель (потерпевший) является допрашиваемым. С одной стороны, это правило позволяет законному представителю заявить ходатайство об участии не только в допросе, но и в очной ставке. С другой стороны, если несовершеннолетний свидетель (потерпевший) приглашен на допрос в ином качестве — не как допрашиваемый, требование законного представителя об участии в таком допросе может быть не удовлетворено.

14. Часть 2 коммент. ст. закрепляет гарантии правдивости показаний, которые будут получены при допросе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) «в возрасте до шестнадцати лет».

15. В ч. 2 коммент. ст. закреплено по крайней мере две обязанности следователя (дознавателя и др.). Во-первых, разъяснить не достигшему 16 лет свидетелю (потерпевшему) его права, предусмотренные ст. 56 или ст. 42 УПК. Во-вторых, обратить его внимание на необходимость говорить правду. После реализации данного правила в протоколе допроса делается отметка о разъяснении свидетелю (потерпевшему) прав, предусмотренных вышеуказанными статьями. В протоколе допроса несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля) следует также отражать факт разъяснения допрашиваемому прав, предусмотренных коммент. ст., а также правил ст. 51 Конституции РФ.

16. Согласно ст. 51 Конституции РФ рассматриваемый нами свидетель (потерпевший) не обязан свидетельствовать против самого себя и близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК.

17. Допрашиваемому несовершеннолетнему свидетелю (потерпевшему) должны быть разъяснены все его права и обязанности.

18. Показания не достигших 16 лет свидетелей (потерпевших) могут быть по своему содержанию очень специфичны . Дословное их восприятие не позволяет правильно понять их суть. Иногда лишь использование помощи специалиста, знакомого с детской психологией, поможет правильно понять, что именно хотел сообщить ребенок. В этой связи рекомендуется при допросе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) в протоколе допроса фиксировать показания максимально дословно. Не нужно сведения, сообщаемые не достигшим 16 лет свидетелем (потерпевшим), излагать в протоколе своими словами, следует, насколько это возможно, фиксировать те обороты речи, которые он сам употреблял. Соблюдение данного правила позволит получать информацию не только о преступлении, но и об уровне развития свидетеля (потерпевшего). Эти данные позволять правильно оценить его показания.

О психолого-криминалистических особенностях допроса несовершеннолетних свидетелей (потерпевших) см. подробнее: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 395 — 396; и др.

19. См. также комментарий к ст. ст. 42, 56, 189, 190 УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальные особенности допроса несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) на стадии предварительного расследования. Комментарий к ст. 191 УПК; Рыжаков А.П. Допрос: основания и порядок производства: Научно-практическое руководство. Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. С. 127 — 285.

ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого является одним из средств познания обстоятельств преступления, основная цель которого – проверка правильности возникшего в отношении него подозрения, подтверждение или опровержение версии о его причастности к преступному событию. Факультативной целью допроса является восполнение возможных пробелов в доказательственном материале. Исходя из этих целей, производство допроса несовершеннолетнего подозреваемого в совершении преступления должно быть направлено на:

1) выяснение обстоятельства, подлежащих доказыванию по уголовному делу;

2) выявление возможных источников получения сведений о расследуемом преступном событии;

3) проверку достоверности собранных по делу доказательств.

Безусловно, собранная предварительным следствием совокупность доказательств должна с несомненностью свидетельствовать о виновности несовершеннолетнего подозреваемого в совершении преступления, без учета его признательных показаний. Только в этом случае у суда будут основания для правомерного постановления обвинительного приговора. Тем не менее, очевидно, что лучше, чем лицо, совершившее преступление, никто не знает, как и при каких обстоятельствах, оно было совершено. Именно поэтому получение объективной информации от подозреваемого, даже при наличии изобличающих его доказательств, имеет существенное значение для эффективного расследования уголовного дела.

Местом проведения допроса несовершеннолетних подозреваемых чаще всего является кабинет следователя. Тем не менее, в тактических целях иногда имеет смысл избрание таким местом помещения какого-либо учреждения (школы, интерната, училища и т.п.), что позволит, во-первых, скрыть факт вызова несовершеннолетнего на допрос и, во-вторых, усилить эффект неожиданности допроса, устранить предварительную подготовленность лица к допросу, обдумывание позиции, получение советов от заинтересованных лиц и т.п.

Сама процедура начальной стадии допроса несовершеннолетнего подозреваемого не имеет существенных отличий от допроса иных категорий допрашиваемых – устанавливается личность вызванного на допрос путем ознакомления с его документами и заполнения анкетной части протокола допроса, разъясняются права, необходимость говорить правду и порядок допроса. При том для повышения мотивации подростка к даче полных и правдивых показаний следует сообщить ему о важности их получения следователем для правильной оценки расследуемого события [2, с. 28].

К вопросам, задаваемым в ходе допроса, предъявляется ряд необходимых требований:

– вопросы должны учитывать культурное, умственное развитие и образование несовершеннолетнего;

– содержание вопросов должно быть ясным для допрашиваемого, конкретным, в противном случае он может не понять поставленного вопроса и дать неправильный ответ;

– вопросы не должны быть закрытыми, т. е. их формулировка, во-первых, должна предполагать получение развернутого ответа и, во-вторых, должна полностью исключать возможность извлечения из нее информации, необходимой для ответа;

– вопросы должны относиться только к одному выясняемому обстоятельству, быть простыми по конструкции, сложные с точки зрения восприятия вопросы следует разбивать на ряд более конкретных простых;

– необходимо избегать вопросов, предоставляющих возможность предположительного ответа;

– недопустимо использование наводящих вопросов, которые предполагают односложный утвердительный ответ [2, с. 31].

Следует иметь в виду, что при допросе несовершеннолетних важно видеть разницу между допустимым напоминающим вопросом и недопустимым наводящим [3, с. 18]. В случае необходимости после ответа на основной вопрос допрашиваемому задаются уточняющие и поясняющие его показания вопросы.

Согласно ч. 1 ст. 495 УПК РФ продолжительность допроса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день.

Следователь, получая и анализируя сообщаемые допрашиваемым сведения, производит их фиксацию в протоколе допроса для дальнейшего их использования в качестве доказательств по расследуемому уголовному делу (ст. 83 УПК РФ).

Фиксация показаний несовершеннолетних обладает определенными особенностями, связанными с тем, что они нередко употребляют слова и выражения, которые не являются общепринятыми, но активно используются среди несовершеннолетних. В таких случаях рекомендуется в протоколе допроса раскрывать содержание употребленных подростком формулировок, фиксировать, какой смысл вкладывает подросток в то или иное слово. Особенно это относится к сленговым и жаргонным выражениям, кличкам, названиям домов и улиц. Следует так же обращать внимание на то, что в протоколе должны использоваться только такие термины (юридические, медицинские и т.д.), которые понятны несовершеннолетнему [2, с. 33].

Читать еще:  Половой контакт с несовершеннолетней

Кроме этого, представляется необходимым рассмотрение вопроса об использовании в ходе допроса видеозаписи, о целесообразности применения которой среди ученых нет единого мнения. Так, по мнению В. А. Брусенцевой, использование при производстве допроса несовершеннолетних звуко- и видеозаписи ведет к возникновению дополнительных трудностей в установлении психологического контакта с ними [1, с.104]. Но такой точки зрения придерживаются не все ученые. Так, У. А. Усманов, подчеркивая полезность звуко- и видеозаписи для диагностики состоявшегося на допросе внушения, считает, что весь ход допроса несовершеннолетних должен фиксироваться с помощью звуко- и видеозаписи, что позволит на любом этапе следствия проверить правильность тактики получения показаний и исключит необходимость повторных допросов и очных ставок, оказывающих сильное травмирующее воздействие на психику [4, с. 25]. Применение видеозаписи позволяет значительно расширить возможности следователя по восприятию и фиксации получаемой от допрашиваемых информации, поскольку, во-первых, иногда следователь может быть не совсем точен в фиксации показаний, поэтому в дальнейшем могут возникнуть разные толкования полученных на допросе сведений. Применение видеозаписи хода получения показаний позволит избежать подобных последствий. Это, во-первых. Во-вторых, письменная речь лишена эмоциональной окраски, в связи с этим в дальнейшем следователю, эксперту и суду только на основании протокола допроса сложно будет судить о достоверности эмоциональных переживаний дающего показания несовершеннолетнего, без анализа которых затруднительно оценить его поведение и сделать обоснованные выводы.

В-третьих, в силу возрастных особенностей, специфики преступления либо оказываемого со стороны давления зачастую несовершеннолетние в ходе предварительного следствия меняют или отказываются от своих показаний. В таких случаях видеозапись первоначального допроса подозреваемого будет являться дополнительным источником доказательств по делу.

На наш взгляд, в ходе допроса несовершеннолетних подозреваемых необходимость дополнительной фиксации показаний очевидна, и в обязательном порядке должна быть использована видео- или аудиозапись. В связи с этим представляется необходимым внесение дополнения к ст. 425 УПК РФ, аналогичного ч. 5 ст. 191 УПК РФ, об обязательном применении видеозаписи или киносъемки в ходе следственных действий с участием не только несовершеннолетних потерпевшего или свидетеля, но и несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого при отсутствии возражений против применения технических средств фиксации допроса со стороны несовершеннолетнего участника либо его законного представителя.

1. Брусенцева В. А. Методика расследования ненасильственных сексуальных преступлений: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09. – Воронеж, 2005. – 203 с.

2. Корнакова С.В., Сергеева О.С. Психологические и тактические особенности первого допроса несовершеннолетнего подозреваемого // Пролог: журнал о праве. – 2017. – № 3. – С. 29–35.

3. Корнакова С.В. Вопрос как эффективное средство познания в процессе доказывания по уголовному делу // Юридическая наука и правоохранительная практика. – 2016. – № 3. – С. 17-23.

4. Усманов У. А. Тактика допроса на предварительном следствии. – М.: Изд-во ПРИОР, 2001. – 176 с.

Проблемы проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля с применением видеозаписи или киносъемки

Дата публикации: 20.11.2017 2017-11-20

Статья просмотрена: 558 раз

Библиографическое описание:

Дегтярев С. М. Проблемы проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля с применением видеозаписи или киносъемки // Молодой ученый. — 2017. — №46. — С. 201-203. — URL https://moluch.ru/archive/180/46516/ (дата обращения: 13.02.2020).

Развитие гражданского общества и нашего государства не стоит на месте. А каждое гражданское общество должно функционировать, руководствуясь действующим законодательством, которое, в свою очередь, должно отвечать требованиям современного общества и соответствовать действующей обстановке в государстве на тот или иной период.

Именно поэтому законотворчество не стоит на месте и развивается наряду с обществом, создавая новые законодательные нормы, нормативно — правовые акты, отменяя или редактируя старые.

Не стало исключением и уголовно — правовое законодательство. Бесспорно можно заявить о том, что оно, как никакое другое законодательство требует особого внимания со стороны законодателя, что обуславливается его императивностью, а также значительным ограничением прав и свобод человека и гражданина, ставшего субъектом уголовно — процессуального отношения (особенно, если речь идет о подозреваемых, обвиняемых или подсудимых).

В данной статье хотелось бы остановиться на относительно новом изменении уголовно-процессуального законодательства, которое касается проведения некоторые следственных действий с участием несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. Конкретно речь пойдет о таких следственных действиях с участием вышеуказанных лиц, как допрос, опознание, проверка показаний на месте, очная ставка с применением видеозаписи или киносъемки.

Федеральный закон от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве», вносит существенные изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, которые, в том числе, коснулись рассматриваемой в статье темы.

Вышеуказанным федеральным законом введена новая норма для статьи 191 Уголовно — процессуального кодекса под номером 5 следующего содержания: «Применение видеозаписи или киносъемки обязательно в ходе следственных действий, предусмотренных настоящей главой, с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает. Материалы видеозаписи или киносъемки хранятся при уголовном деле» [2].

Анализируя данное изменение в полной мере, необходимо пронаблюдать действие данной нормы и последствия ее действия на всех стадиях уголовного судопроизводство. И федеральным законом, о котором говорилось ранее, была также изменена статья 281 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации, которая была дополнена частью 6, которая гласит: «Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно» [2].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что законодатель, обязывает должностных лиц органов предварительного расследования применять киносъемку или видеозапись при проведении допроса, очной ставки, проверки показаний на месте и опознания с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. При этом тот же законодатель усматривает целью такой обязанности — возможность проведения судебного разбирательства без участия несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, при этом не ущемляя доказательственную базу по тому или иному уголовному делу.

По нашему субъективному мнению, тем самым законодатель хотел ограничить несовершеннолетних потерпевших и свидетелей от психологического травмирования. Поскольку любое преступление является отклонением от общепринятых норм в обществе (особенно, если речь идет о тяжких и об особо тяжких преступлениях, в том числе преступлениях против половой свободы и неприкосновенности), свидетелю, ставшему, например, очевидцем преступления, и тем более потерпевшему, при проведении тех или иных следственных действий, приходится воспроизводить картину преступления в своей памяти, испытывая при этом психологические переживания, так как для нормального вменяемого человека, совершение преступления на его глазах, а также в отношении него, послужит причиной такого переживания. В этой связи, можно сразу же перенести эти умозаключения в отношении несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, и вывод напрашивается сам: ввиду неокрепшей психики несовершеннолетнего, становления личности, и в целом всей совокупности особенностей его организма, преступление окажет пагубное воздействие на формирование его психического состояния и безусловно оставит след в его развитии. Поэтому предоставление возможности законодателем исключения участия несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего в судебном заседании без ущерба для достижения истины по уголовному делу, безусловно является прогрессивным изменением уголовно — процессуального законодательства.

Наряду с этим, в очередной раз, правоприменительная практика пошла по пути наименьшего сопротивления.

Анализ правоприменительной практики, в частности реальных уголовных дел, показал, что большая часть правоприменителей даже не задумывалась о действительной цели данного нововведения, поскольку для него (правоприменителя) проведение следственных действий с использованием видеозаписи или киносъемки, накладывает очень большой пласт обязанностей, заставляет вести себя определенным образом, не позволяя ему ни малейшего отступления от формализма следственного действия. Безусловно, и в этом, законодатель очень правильно поступил себя, поскольку далеко не всегда правоприменитель соблюдает установленную законом форму проведения следственных действий.

Однако тот же законодатель оставил для правоприменителя возможность для злоупотребления формулировкой в части 5 статьи 191 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации «…за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает». Именно это, по нашему мнению, является большим изъяном нововведенной нормы, и перечеркивает весь ее высокий замысел, поскольку на практике, правоприменитель, в прямом смысле, уговаривает законных представителей написать заявление об отказе от применения киносъемки или видеозаписи, аргументируя это увеличением времени проведения следственного действия, сложности его проведения и т. д. Таким образом, почти в каждом уголовном деле (за редким исключением), приходится наблюдать картину следующего рода: перед протоколом допроса несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего имеется заявление законного представителя об отказе от проведения видеозаписи или киносъемки.

Рассматриваемые изменения были внесены в декабре 2013 года и к настоящему времени уже в полной мере продемонстрировали свои изъяны, проявившиеся на практике, в связи с чем, они требуют глубокого и кропотливого переосмысления со стороны законодателя.

Читать еще:  Продолжительность допроса несовершеннолетнего обвиняемого

Как отмечалось нами ранее, преступление оставляет след на психике несовершеннолетнего лица. Но наряду с этим, на наш взгляд, не все преступления могут вызвать психологическое потрясение для несовершеннолетнего. Так, например, часть 1 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, кража — то есть тайное хищение имущества, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет, и является преступлением небольшой тяжести, а также не обладает высокой степенью общественной опасности. И такие примеры носят не единичный характер. Сюда же можно отнести и статью 158.1, часть 1 статьи 167 и др.

Вместе с тем, преступления тяжкие и особо тяжкие, такие как убийство (статья 105 Уголовного кодекса Российской Федерации), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (часть 4 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации), преступления против половой свободы и неприкосновенности, явно выбивающиеся из нормального жизненного уклада законопослушного человека, будут создавать психологическую травму и эмоциональные потрясения для несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего.

Таким образом, мы приходим к следующему выводу: внесение рассмотренных норм в уголовно — процессуального законодательство носит очень позитивный характер, преследуя прогрессивные цели на пути к развитию гражданского общества, однако, правоприменительная практика заставляет вновь пересмотреть данные нормы и подвергнуть их значительному изменению.

Так, на наш взгляд, необходимо отменить требование применения видеозаписи и киносъемки при допросе, опознании, очной ставке, проверке показаний на месте с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля по уголовным делам о преступлениях небольшой тяжести, за исключением преступлений против половой свободы и личной неприкосновенности, а также преступлений, последствием которых явилась смерть человека.

Наряду с этим, обязать должностных лиц предварительного расследования обязательно применять киносъемку или видеозапись при допросе, опознании, очной ставке, проверке показаний на месте с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, а также всех преступлениях против половой свободы и половой неприкосновенности. Поскольку именно эти преступления, являются наиболее тяжелыми для восприятия человека и для его психики.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174–ФЗ.: по сост. на 10 ноября 2017 // Собрание законодательства Российской Федерации.- 2001. — № 52 (ч. I). — С. 4921.
  2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве: федеральный закон от 28.12.2013 N 432-ФЗ: по сост. на 10 ноября 2017 г. // Собрание законодательства Российской Федерации — 2013. N 52 (часть I) — ст. 6997

Съемка допросов пострадавших детей на видео уменьшит риск оговоров. Но МВД против

Министерство внутренних дел выступает против введения обязательной фиксации на видео допросов несовершеннолетних. Об этом говорилось на очередном заседании рабочей группы сенатора Елены Мизулиной, разрабатывающей «антипедофильские» поправки в законодательство. Znak.com ранее подробно рассказывал об основных предложениях, многие из которых вызывают вопросы. При этом поправка о введении обязательной видеосъемки при допросах несовершеннолетних, напротив, была поддержана адвокатским сообществом.

Почему важна видеозапись

В распоряжении Znak.com есть текст поправки, которая готовится к внесению. Сейчас по статье 191 Уголовного-процессуального кодекса применение видеозаписи или киносъемки при допросе несовершеннолетнего является обязательным, если против этого не возражает его законный представитель, также присутствующий на допросе. Предлагается дополнить эту статью правилом о том, что это не касается случаев, когда речь идет о половых преступлениях против детей, в таком случае видеосъемка допроса является обязательной без права представителя ребенка отказаться от нее.

Эта поправка нужна для того, чтобы исключить ситуации, когда из ответов ребенка на вопросы «да» или «нет» следователь составляет цельный рассказ, или же когда ребенку задаются наводящие вопросы.

Источник Znak.com в рабочей группе Мизулиной говорит, что на заседании группы против неожиданно выступили представители МВД. По их мнению, обязательность видеосъемки допроса несовершеннолетних по такого рода преступлениям снизит количество обращений, так как видеосъемку могут воспринимать как элемент давления, рассказывает источник.

Руководитель юридического департамента «Руси сидящей» Алексей Федяров напоминает о деле вожатого Данилы Безбородова. В июле 2016 году его приговорили к трем годам лишения свободы за то, что он якобы держал мальчика за руки на трехсекундном видео с издевательствами, за репост которого осудили Евгению Чудновец. Вожатый говорил, что не делал этого и вообще не находился в корпусе детского лагеря в момент записи ролика. В основу обвинительного приговора лег рассказ, составленный следователем на основе допроса потерпевшего ребенка. Защита отмечала, что слов, которые легли в основу рассказа, потерпевший на допросе не произносил.

Федяров считает, что обязательность видеозаписи допроса по такого рода преступлением нельзя читать давлением на допрашиваемых несовершеннолетних.

«Ребенок на допросе и так дает показания в окружении взрослых людей: матери, отца или законного представителя, психолога, следователя, криминалиста. Присутствуют минимум четыре взрослых человека, и это само по себе уже является давлением на ребенка, когда он может начать говорить на допросе то, что от него хотят услышать взрослые. Чтобы этого не происходило, надо проводить видеозапись, чтобы следить, как взрослые вели себя при допросе, что именно говорит ребенок и как это соотносится с записями следователя, чтобы не было ситуаций, при которых слова, которые несовершеннолетний не говорил, ложились в основу приговора», — считает Федяров.

Запись позволяет меньше травмировать детей

Историю Данилы Безбородова вспоминает и руководитель проекта «Сдай педофила» Анна Левченко.

«Одна из самых важных причин внедрения обязательной видеофиксации — оговоры, — говорит он. — Да, такое бывает. Сами дети редко что-то такое придумывают, но если в семье большие проблемы и родители, например, находятся в бракоразводном процессе, совсем не редкость ситуация, когда сама мать или бабушка убеждает ребенка оговорить отца, отчима, соседа или дедушку. Ребенок заученными фразами отвечает на допросе. Любой психолог или психиатр на основании видеозаписи сразу это заметит. Самый, наверное, яркий пример сомнительной посадки по педофильскому делу — обвинение Даниила Безбородова в насилии над ребенком. Уголовное дело строится на показаниях потерпевшего мальчика, который, если верить протоколу допроса, успел за сорок минут развернуто ответить более чем на восемьдесят вопросов следователя. То, что это технически и физически невозможно, суд не смутило. Если бы было видео этого допроса, кто знает, как повернулось бы дело? Может быть, справедливости было бы больше?» — говорит Левченко.

Что касается реальных случаев педофилии, то, по ее словам, тут часто сами пострадавшие дети нуждаются в защите от грубого обращения и незаконных действий со стороны недобросовестных следователей.

«Ни для кого не секрет, что дети часто боятся рассказывать о сексуальном насилии потому, что наслышаны о следственных действиях, о том, что могут задавать некорректные и стыдные вопросы, травмируя и без того напуганного ребенка. Если будет вестись видеозапись в обязательном порядке, мы сразу избежим массы нарушений — сразу появятся и психологи, и прекратятся запрещенные многочасовые допросы, психологическое давление на жертву будет стремиться к нулю. Конечно же, лучше проводить такие допросы не в кабинете следователя, а в так называемой „зеленой комнате“, оборудованной зеркалом Гизелла, комфортной для потерпевшего, с различным набором инструментария для психолога, позволяющего менее травматично проводить такие беседы. Бесполые куклы, на которых ребенок сможет показать, что именно происходило и как, различные карточки и т. п. В Воронеже, например, эти методики уже успешно применяются, и благодаря межведомственному взаимодействию удалось достичь такого результата, что ребенку потом даже не приходится приходить в суд. Один, максимум два раза он приходит в центр психологической помощи, психологи и следователи корректно делают свою работу, и видео становится основным из материалов уголовного дела, с которым потом могут спокойно работать как следователи, так и привлеченные эксперты», — отмечает Левченко.

Дело Чудновец и Безбородова: грубые нестыковки, ужасные последствия и чувство бессилия

Кандидат медицинских наук, научный сотрудник лаборатории судебной сексологии ФГБУ «Федерального медицинского центра психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского» Максим Каменсков говорит, что человек адаптируется к видосъемке в первые 15-20 минут и потом перестает замечать камеру. По его мнению, видеозапись допроса поможет только уменьшить давление на несовершеннолетнего.

«Если будет единый допрос с видеозаписью, это может сократить количество следственных действий для ребенка, что будет даже более для него благоприятно. Сейчас вместо одной объективной записи и ее изучения ребенок проходит не менее шести допросов у следователей, судмедэкспертизы, судебно-психиатрической экспертизы, в ходе самого судебного разбирательства. Каждый раз ребенок говорит одно и то же, что повышает травматизацию психической сферы. Если же речь идет о том, что ребенок пострадал от одного из родителей, это повышает риск суицидального поведения, так как ребенок в таких случаях часто перекладывает вину на себя. В случае же ведения видеозаписи допроса, судебно-психиатрическая и судебно-медицинская экспертизы смогут делать выводы на ее основании, оценивая вербальное и невербальное поведение ребенка. Такой шаг облегчит производство экспертиз, которые нужны и потерпевшим, и обвиняемым» — считает Каменсков.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector