0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Преступление против суда

Преступления против правосудия и ответственность за них по УК РФ

Под правосудием подразумевается отдельная форма деятельности уполномоченных государственных органов, выражаемая в разрешении дел в порядке общей юрисдикции. Чтобы осуществить правосудие, отдельные государственные органы и учреждения также могут оказывать поддержку суду.

Но по закону, само правосудие в России может быть осуществлено только судом. К сожалению, некоторые граждане и юридические лица намеренно препятствуют нормальному судебному разбирательству, к примеру, не предоставляют доказательства. Для таких случаев предусмотрена ответственность за преступления против правосудия.

Понятие преступлений против правосудия, их виды

Особенности преступления

По нормам российского законодательства, осуществление правосудия напрямую зависит от действий ряда государственных органов, тесно сотрудничающих с судом. В частности, к таким учреждениям относятся:

  1. Прокуратура.
  2. Органы дознания.
  3. Следственный комитет.

Успешность раскрытия того или иного дела напрямую зависит от качества работы, выполняемой на всех этапах производства. Поэтому любые преступления, которые нарушают порядок функционирования системы правосудия, пресекаются. В частности, за них предусматривается уголовная ответственность.

Квалификация преступлений и их состав

Преступления, которые совершаются против нормального судебного производства, как правило, имеют формальный состав. Соответственно, действие может быть признано оконченным только в тот момент, когда виновное лицо воспрепятствовало осуществлению правосудия и нормальной работе судебного или следственного органа.

Отдельные части Уголовного кодекса предусматривают материальный состав этого преступного деяния.

Объект и объективная сторона преступления

Основной объект противоправного деяния, совершенного против правосудия, — интересы судопроизводства в широком смысле этого слова. То есть, к этому понятию относится функционирование суда и прочих уполномоченных государственных органов, деятельность которых направлена на осуществление задач правосудия.

Следовательно, основными объектами являются:

  1. Интересы органов, осуществляющих судебную деятельность.
  2. Интересы органов, которые способствуют осуществлению нормальной судебной деятельности.

Помимо этого, в законодательстве отдельно выделены дополнительные объекты, к которым относятся:

Как показывает практика, в большинстве случаев в составе преступления есть особый предмет противоправного деяния.

Объективная сторона преступления

В большинстве случаев объективные признаки практически всех преступных деяний против осуществления правосудия, характеризуются определенными активными действиями. Исключения составляют только случаи, установленные законодательством (к примеру, когда свидетель преступления отказывается давать показания, или осужденный уклоняется от лишения свободы, прочими способами не исполняет судебные решения).

К обязательным объективным признакам противоправных деяний в этой области относятся:

  1. Место, где было совершено преступное деяние.
  2. Способ совершения преступления.
  3. Орудие, которым было совершено противоправное действие.
  4. Обстановка и время совершения преступления.

Субъективная сторона деяния

По нормам российского законодательства, субъектами преступлений против правосудия могут выступать вменяемые физические лица, которые достигли возраста в 16 лет.

Однако по закону в отдельных составах преступлений могут участвовать специальные субъекты, которые наделены законом особыми признаками. Один из них — субъект, который имеет определенный процессуальный статус, к примеру, судья, прокурор, дознаватель, который не выполняет свои должностные обязанности, чем препятствует нормальному судопроизводству по делу.

Субъективные признаки такого противоправного деяния характеризуются следующим:

  1. Наличие умышленной вины (как правило, такие преступления совершаются с прямым умыслом).
  2. В отдельных статьях Уголовного кодекса также предусматривается возможность совершения такого противоправного деяния с определенными мотивами и целями.

Классификация деяний против правосудия

Преступления, направленные против реализации конституционных принципов правосудия

Уголовный кодекс РФ предусматривает возможность привлечения виновного в совершении противоправного деяния лица к уголовной ответственности, если такой преступник каким-либо образом препятствует нормальному судопроизводству.

Такое вмешательство может быть осуществлено в любой форме, главное, чтобы в результате нормальное судопроизводство по делу было невозможно.

По закону, при осуществлении своей деятельности судьи подчиняются Конституции РФ, действующему законодательству. В остальном они независимы, поэтому действия виновных лиц подрывают положения о самостоятельности работников судебных органов, что отражается на их авторитете.

Внимание! Непосредственным объектом таких противоправных действий являются интересы правосудия.

Преступления, которые направлены на деятельность органов правосудия и правоохранительных органов в соответствии с поставленными перед ними целями и задачами

Одно из основных преступных деяний, которое направлено на осуществление деятельности судебными органами, — неуважение к суду.

Непосредственными объектами такого преступления выступают:

  1. Интересы правосудия.
  2. Законная деятельность суда.
  3. Интересы судей.

Дополнительные объекты преступления: честь и достоинства участников судебного процесса.

На законодательном уровне определено, что под оскорблениями подразумевается умышленное унижение человеческой чести и достоинства, которое выражается в неприличной форме. Это может быть произойти непосредственно в зале судебного заседания, или в период разбирательства по делу.

Преступления, которые направлены на нарушение процессуального порядка получения доказательств по делу

Одно из основных преступлений, которое может возникнуть при получении доказательств по делу — это принуждение к даче доказательств. Под такими противоправными деяниями подразумевается:

принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего лица, а также свидетеля к даче показаний; эксперта — к даче заключения по одному из обстоятельств дела.

Такие преступления могут быть совершены путем прямых угроз, шантажа, прочих видов незаконных действий со стороны лиц, которые осуществляют расследование в порядке дознания или следствия.

Мотивы такого противоправного деяния могут быть разнообразными.

Еще одна категория противоправных деяний в данной области — фальсификация доказательств по делу. Такое преступление может быть совершено лицом, которое принимает непосредственное участие в рассмотрении дела, или его представителем.

Посягательства на деятельность правоохранительных органов, направленных на своевременное пресечение и раскрытие преступлений

Своевременному пресечению преступного деяния или его раскрытию, в первую очередь, препятствует укрывательство преступления. Нормами уголовного законодательства определено, что под таким деянием подразумевается не обещанное заранее укрывательство противоправного деяния.

Соответственно, непосредственный объект такого преступления — это нормальная деятельность суда и органов, осуществляющих следствие. В качестве дополнительных объектов могут рассматриваться интересы граждан.

Преступление может считаться оконченным только после того, как человек намеренно стал укрывать факт совершения преступления тяжелой или особо тяжкой степени.

В тех случаях, когда укрывательство преступного деяния совершается должностным лицом, он привлекается к более суровым мерам ответственности.

Преступления, посягающие на отношения, возникающие при реализации судебного акта

По нормам российского законодательства, злостное неисполнение приговора суда, совершенное представителем государственного органа, государственным или муниципальным служащим, влечет за собой привлечение виновного лица к уголовной ответственности.

Читать еще:  Преступление по неосторожности это

Скачать для просмотра и печати:

История развития преступных деяний против правосудия

В России судебная система активно использовалась еще во времена Древней Руси. И уже тогда преступления, совершенные против работников судебной системы, выделялись в отдельную касту. Однако, так как в то время разные члены общества считались неравноправными, то для каждого из них предусматривалось разное наказание за одно и то же преступное деяние.

Позднее система привлечения людей к ответственности за совершение преступных деяний против нормального судопроизводства претерпела существенные изменения. Но меры пресечения виновных лиц к ответственности в 15-16 веках также существенно отличались от современного производства по таким делам.

К примеру у преступника была возможность доказать свою невиновность путем судебного поединка.

Наказанию за посягательства на судебную систему, подлежали следующие лица:

  1. Судьи, которые вынесли неправильное решение за получение взятки.
  2. Лжедоносчики, которые оклеветали судью или служителя культа без наличия достаточных оснований для таких действий.
  3. Лица, которые оскорбили участников судебного заседания.

Заложенные в 16 веке основы продолжали активно развиваться, в частности, часть из них вошла в Соборное уложение, в котором содержалась попытка унифицировать все имеющиеся нормы. Однако при Петре Первом, к группе преступлений, совершенных против судопроизводства, добавились:

К появлению Советского Союза, все сведения были унифицированы в отдельный нормативный акт.

Общая характеристика преступлений против правосудия.

Преступления против правосудия— это предусмотренные статьями [294-316] гл. 31 УК умышленные общественно опасные деяния (действия или бездействие), направленные против интересов государственной власти и посягающие на установленную законом деятельность суда и органов, обеспечивающих эту деятельность, способствующих решению задач и достижению целей правосудия.

Преступления против правосудия характеризуются высокой общественной опасностью, поскольку совершаются всегда умышленно и могут причинить вред не только правосудию, но и гарантированным конституцией правам и свободам граждан.

Система преступлений против правосудия включает:

— преступления, совершаемые должностными лицами «от правосудия» (см. ст. 299-302, частично ст. 303, ст. 305 УК);

— преступления, совершаемые лицами, обязанными содействовать органам правосудия (см. частично ст. 303, ст. 307, 308, 310-312, 315 УК);

— преступления, совершаемые лицами, к которым применяются меры правового принуждения (см. ст. 313, 314, 3141 УК);

— преступления, совершаемые иными лицами, препятствующими осуществлению правосудия (см. ст. 294-297, 2981, 304, 306, 309, 316 УК).

Общественная опасность данных преступлений заключается в подрыве государственной власти путем дискредитации судебной власти, унижения ее авторитета, утраты веры в справедливость правосудия.

Основные объекты преступных посягательств — интересы государственной власти, установленный в государстве порядок правосудия, т.е. интересы правосудия. Дополнительные объекты — жизнь человека (см. ст. 295 УК), чужая собственность (см. ст. 312 УК), честь, достоинство личности (см. ст. 297, 2981 УК), свобода человека (см. ст. 301 УК). Возможны и факультативные объекты — честь, достоинство, здоровье человека (см. ст. 302 УК), свобода человека, сто собственность, жизнь, здоровье (см. ст. 305, 309 УК) и т.д.

Объективная сторона составов преступлений выражается деяниями, как правило, в форме действия, заключающегося в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (см. ст. 299 УК), принуждении к даче показаний (см. ст. 302 УК), фальсификации доказательств (см. ст. 303 УК) и т.д.

В некоторых случаях преступные деяния могут быть совершены бездействием. К таким деяниям относятся отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (см. ст. 308 УК), уклонение от отбывания ограничения свободы, лишения свободы, а также от применения принудительных мер медицинского характера (см. ст. 314 УК), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (см. ст. 315 УК) и др.

По законодательной конструкции составы преступлений являются, как правило, формальными. Преступления окончены (составами) в момент осуществления соответствующих общественно опасных действий или бездействия независимо от наступления материальных общественно опасных последствий: вмешательства в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (см. ст. 294 УК), оскорбления участников судебного разбирательства (см. ст. 297 УК), привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (см. ст. 299 УК) и т.д.

Некоторые составы преступлений имеют материальную законодательную конструкцию. Преступления окончены (составами) в момент наступления предусмотренных законом материальных общественно опасных последствий, например в момент наступления тяжких последствий при заведомо незаконном задержании, заключении под стражу или содержании под стражей лица (см. ч. Зет. 301 УК).

Можно выделить и формально-материальные (см. ч. 3 ст. 303, ч. 2 ст. 305 УК) составы преступлений. Распространено суждение о том, что закрепленный в ст. 295 УК состав преступления по законодательной конструкции является усеченным. Однако некоторые сомнения на сей счет вносит охватываемая диспозицией нормы, отраженной в данной статье, альтернативная покушению на жизнь возможность причинения потерпевшему лицу смерти. По-видимому, состав посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля сконструирован также по типу формально-материальных. Преступление окончено (составом) в момент покушения на жизнь или наступления смерти потерпевшего (см. также 40.4).

Обязательным для квалификации деяния как преступления может стать способ его совершения, например: применение насилия, издевательств, пытки (см. ч. 3 и 4 ст. 296, ч. 2 ст. 302, ч. 3 и 4 ст. 309, ч. 3 ст. 313 УК); использование лицом своего служебного положения (см. ч. 3 ст. 294 УК), применение угроз, шантажа или иных незаконных действий (см. ч. 1 ст. 302, ч. 2 ст. 309, ч. 3 ст. 313 УК), осуществление преступного поведения группой лиц (см. ч. 4 ст. 309, ч. 2 ст. 313 УК), применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (см. ч. 3 ст. 313 УК). Как видно из последнего примера, на квалификацию содеянного может повлиять орудие совершения преступления.

Субъект преступных посягательств — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста. В некоторых случаях субъект наделен дополнительным признаком, например принадлежностью к органам правоохраны и правосудия (см. ст. 299-302, ч. 2 и 3 ст. 303, ст. 305 УК), должностным лицам или лицам, наделенным соответствующими служебными полномочиями (см. ч. 3 ст. 294, ст. 311, ч. 1 ст. 312, ст. 315 УК), иным лицам, участвующим в осуществлении предварительного расследования, в судебном разбирательстве (см. ч. 1 ст. 303, ст. 307, 308, 310 УК), к преступной группе (см. ч. 4 ст. 309, ч. 2 ст. 313 УК), к лицам, которым вверено описанное или арестованное имущество (см. ч. 1 ст. 312 УК), к лицам, отбывающим или отбывшим наказание либо находящимся в предварительном заключении (см. ст. 313, 314, 3141 УК).

Читать еще:  Признаки состава преступления характеризующие объективную сторону

Субъективная сторона составов преступлений характеризуется виной в форме умысла. В некоторых случаях на это указывает и такой признак, как заведомость: привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (см. ст. 299 УК), заведомо ложный донос (см. ст. 306 УК), заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (см. ст. 307 УК) и т.д.

Для квалификации деяния как преступления может иметь значение преступная цель. Наличие цели воспрепятствования осуществлению правосудия обязательно при квалификации деяния по ч. 1 ст. 294 УК, воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела — при квалификации по ч. 2 ст. 294 УК; воспрепятствования законной деятельности лиц, участвующих в отправлении правосудия или осуществляющих предварительное расследование, — при квалификации по ст. 295 УК; шантажа или искусственного создания доказательств совершения преступления — при квалификации деяния ио ст. 304 УК; дачи ложного заключения или ложных показаний, а равно осуществления неправильного перевода — при квалификации деяния по ч. 1 ст. 309 УК. В некоторых случаях на квалификацию содеянного влияет мотив преступного поведения (см. ст. 295 УК).

Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

Статья 295. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование

Статья 296. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования

Статья 297. Неуважение к суду

Статья 298. Утратила силу

Статья 298.1. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава

Статья 299. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности

Статья 300. Незаконное освобождение от уголовной ответственности

Статья 301. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей

Статья 302. Принуждение к даче показаний

Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

Статья 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа

Статья 305. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта

Статья 306. Заведомо ложный донос

Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

Статья 308. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний

Статья 309. Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу

Статья 310. Разглашение данных предварительного расследования

Статья 311. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса

Статья 312. Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации

Статья 313. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи

Статья 314. Уклонение от отбывания ограничения свободы, лишения свободы, а также от применения принудительных мер медицинского характера

Статья 314.1. Уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений

Статья 315. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

Статья 316. Укрывательство преступлений

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете. 8623 — | 7455 — или читать все.

95.47.253.202 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Укрывательство судом уголовного преступления как разновидность пособничества или содействие и защита одной из стороны судебного дела

В России, с её развитой системой государственного кривосудия, довольно часто встречаются эпизоды, когда судьи оказывают одной из сторон в судебном деле консультации и даже содействие в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч.1 статьи 303 УК РФ «Фальсификация доказательств»

Является ли это противоправными действиями со стороны судей .

Ну, это с какой стороны посмотреть.

Если посмотреть со стороны обычного человека с нормальными морально-нравственными устоями, то такие действия судей не только противоправны, но являются тяжкими и особо тяжкими преступлениями против правосудия и основ конституционного правопорядка в Российской Федерации.

А если посмотреть со стороны существующих норм давно устаревшего Уголовного кодекса, который почти в неизменном виде перешел к нам из времён сталинского террора, то такое пособничество судей и укрывательство ими уголовных преступлений прямо в ходе судебных дел вроде как и не является противоправным деянием. Поскольку в нынешнем Уголовном кодексе пока нет ни одной статьи по такому составу преступления судей и других сотрудников судебных органов. Если ещё не предусмотрено в нынешнем законодательстве ответственности судей за такие преступления, то почему бы им (судьям) не пользоваться возможностью безнаказанно оказывать содействие стороне дела и даже прикрыть её от уголовного преследования за фальсификацию доказательств.

Вот конкретный пример, как председатель суда и судья пособничают в укрывательстве уголовного преступления по фальсификации доказательств, прямо в ходе рассмотрения этого дела.

09 июля 2019 года — в Климовском городском суде Московской области было начато рассмотрение гражданского дела № 2-592/2019 на основании искового заявления Дзюбы С.А. к ответчику муниципальной управляющей организации МУП «СЕЗ» Климовска о понуждении к заключению договора на коммунальное обслуживание квартиры, собственником которой является истец Дзюба С.А., во вновь построенном многоквартирном доме.

Многоквартирный дом уже обслуживает эта управляющая организация на основании соответствующих результатов конкурса. Право собственности истца на квартиру в соответствии с законом зарегистрировано в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН).

Ответчик МУП «СЕЗ», в лице представителя Мельничук Н.А., отказались признать исковые требования собственника квартиры Дзюбы С.А. на том основании, что они не считают истца собственником этой квартиры. И это несмотря на официальные и подтверждённые данные о законной регистрации его права собственности на эту квартиру.

Читать еще:  Преступление средней тяжести удо

Далее представитель ответчика МУП «СЕЗ» предоставила в суд заведомо фальшивый договор коммунального обслуживания этой самой квартиры, только заключённый с другим человеком, который в этом договоре указан как собственник этой квартиры. Хотя на самом деле, эта квартира принадлежит истцу Дзюбе С.А. на праве собственности. Причём договор коммунального обслуживания этой квартиры с другим человеком был подписан намного позже, чем Дзюба С.А. оформил своё право собственности на эту квартиру.

Копия этого заведомо фальшивого договора была приобщена к материалам судебного дела.

Под запись в протоколе судебного заседания эта представитель ответчика засвидетельствовала, что этот договор был подписан руководителем управляющей организации на основании выписки из ЕГРН, которую предоставил другой человек о его праве собственности на эту квартиру. Поэтому они, как управляющая организация, не могут подписать ещё один Договор коммунального обслуживания этой же квартиры с настоящим собственником Дзюбой С.А.

Тогда судья запросила в Росреестре всё регистрационное дело на эту квартиру.

Эти документы из Росреестра также были приобщены к материалам данного дела. Из их содержания следует, что единственным и законным собственником указанной квартиры является истец Дзюба С.А.

Казалось бы, ситуация полностью прояснилась в ходе рассмотрения дела и у судьи нет никаких препятствий для принятия законного решения в пользу истца Дзюбы С.А., с обязанием управляющей организации заключить с ним договор на коммунальное обслуживание его квартиры, собственником которой он является, и который управляющая организация обязана заключить в силу закона.

Но не тут-то было,

Представитель ответчика управляющей организации МУП «СЕЗ» заявила ходатайство о приостановлении рассмотрения данного дела № 2-592/2019 по той причине, что другой человек (с которым у них сейчас подписан заведомо фальшивый договорна коммунальное обслуживание) хочет оспорить факт регистрации права собственности на квартиру истца Дзюбы С.А.

Как не странно, но судья удовлетворила это ходатайство ответчика, несмотря на возражения истца, и 10.09.2019 года вынесла определение о приостановлении рассмотрения данного дела. Истцу Дзюбе С.А. ничего не оставалось, как в установленном порядке обжаловать заведомо неправосудное определение судьи о приостановлении данного дела.

Тут следует отметить, что никакое другое судебное дело, даже по искам третьих лиц, не может повлиять на текущий спор по делу № 2-592/2019 между управляющей организацией и законным собственником квартиры.

Таким образом, это определение ещё не вступило в законную силу, поскольку оно было обжаловано и ждёт своей очереди рассмотрения в Мособлсуде.

Истец со своим представителем внимательно ознакомились с материалами данного дела и точно выяснили, что тут имеются однозначно фальшивые доказательства, которые представитель ответчика приобщила к материалам дела, но также имеются её явные лжесвидетельства под запись в протоколы судебных заседаний.

24.09.2019 года истец письменно заявил судье об обнаружении признаков уголовного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ «Фальсификация доказательств» лицом, участвующим в деле или его представителем.

И в этом своём заявлении истец предложил суду выполнить нормы процессуального законодательства, предусмотренного статьёй 226 ГПК РФ, согласно которым суд может и даже обязан вынести частное определение об обнаружении в действиях стороны ответчика признаков уголовного преступления, предусмотренного частью 1 статьи 303 Уголовного кодекса РФ.

Тем более, что данное преступление является завершенным и полностью доказанным, имеющимися в судебном деле документами.

Суд обязан для соблюдения законности это своё частное определение по ст. 226 ГПК РФ незамедлительно направить в органы дознания или предварительного следствия для принятия мер в соответствии с уголовным законодательством.

Но судья, получив от истца Дзюбы С.А. заявление об обнаруженном им уголовном преступлении, просто промолчала, а потом и вовсе срулила в отпуск. Проигнорировав это заявление истца.

В случае такого вопиющего бездействия судьи истец Дзюба С.А. был вынужден уже обратиться к Председателю Климовского городского суда Синицыну Борису Николаевичу с заявлением о недопустимости волокиты и нарушения судом закона при рассмотрении гражданского дела № 2-592/2019 и потребовал от Председателя суда вынести частное определение по ст.226 ГПК РФ, если это не может (не хочет) сделать судья. И тем самым соблюсти законность, дабы не было со стороны суда укрывательства и пособничества в совершении уголовного преступления в ходе этого судебного дела.

Но председатель Климовского суда Синицын Б.Н., также как и судья по этому делу, своим бездействием, решил оказать содействие представителю ответчика, чтобы скрыть уголовное преступление, которая та совершила, предоставив в судебное дело заведомо фальшивые доказательства. (ст.303 УК РФ)

В результате, не судья, не Председатель Климовского городского суда, до сих пор, не выполнили нормы статьи 226 ГПК РФ, не вынесли частное определение и не направили его в органы следствия, по факту наличия в материалах дела зафиксированного уголовного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, совершенное представителем ответчика МУП «СЕЗ» Климовска.

Кстати, председатель этого суда Синицин Б.Н. имеет 12 лет стажа работы в милиции и с 1993 года уже был назначен судьёй. Ему ли не знать, как правильно поступать в случае обнаружения уголовного преступления, а тем более при наличие от пострадавшей стороны письменного заявления об уголовном преступлении.

В Ы В О Д:

Сложно что-то посоветовать в это ситуации стороне судебного дела, пострадавшей не только от уголовного преступления другой недобросовестной стороны, но и от судейского произвола по укрывательству уголовного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, которое было совершено в ходе рассмотрения этого дела.

Разве что, самостоятельно обратиться с соответствующим заявлением в Следственный комитет, ну и конечно к Президенту России В.В. Путину. Даже интересно, что ответят из администрации Президента РФ по этим фактам противоправных действий судей Климовского городского суда, которых он сам лично, как Президент утверждает в должности судей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector