2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Преступление совершенное с косвенным умыслом квалифицируется

Статья 25. Преступление, совершенное умышленно

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарий к Ст. 25 УК РФ

1. В уголовное законодательство России впервые введены и нормативно определены понятия прямого и косвенного умысла.

При привлечении к ответственности за совершение умышленного преступления, исходя из принципа субъективного вменения, необходимо установить, что все обстоятельства, имеющие юридическое значение, т.е. являющиеся признаками состава преступления (основного или квалифицированного), относящиеся к характеристике объекта и предмета, объективной и субъективной стороны преступления, осознавались виновным. Исключение представляют преступления, совершенные с двумя формами вины (см. коммент. к ст. 27).

Обязательным элементом умысла является осознание лицом не только фактических обстоятельств совершаемого им деяния (действия или бездействия), но и его общественной опасности, т.е. его способности причинить вред охраняемым законом объектам уголовно-правовой охраны. В число признаков умышленной вины не включено осознание уголовной противоправности совершаемого деяния. Однако общественная опасность целого ряда деяний, предусмотренных УК в качестве преступлений, связана в первую очередь с тем, что лицо нарушает какое-либо правило, запрет, т.е. действует вопреки закону (например, ст. ст. 127, 128, 139, 223, 256, 258, 260 УК и др.). Поэтому в подобных случаях осознание лицом общественной опасности действия (бездействия) включает и понимание запрещенности совершаемого им деяния.

2. Разграничение между прямым и косвенным видами умысла проводится как по интеллектуальному элементу (характеру предвидения общественно опасных последствий), так и по волевому элементу (отношению к предвидимым общественно опасным последствиям).

Лицо, действующее с косвенным умыслом, предвидит лишь реальную возможность наступления общественно опасных последствий как результат своего действия или бездействия, понимая, однако, что эти последствия могут и не наступить. В случае совершения преступления с прямым умыслом виновный предвидит не только реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но и, как подчеркивается в ч. 2 комментируемой статьи, неизбежность наступления таких последствий. Следовательно, предвидение неизбежности наступления последствий, т.е. однозначной причинной связи между деянием и последствием (в материальных составах), возможно только в преступлении с прямым умыслом, в том числе в покушениях на преступление.

Косвенный умысел не может иметь места в преступлениях с формальным составом, моментом окончания которых является факт совершения действия (бездействия). Так, из содержания ст. 291 УК во взаимосвязи со ст. 5, ч. 2 ст. 24 и ст. 290 УК РФ вытекает, что уголовный закон предполагает возможность квалификации деяния как дачи взятки лишь при установлении в действиях лица прямого умысла и личной заинтересованности в совершении взяткополучателем определенных действий (бездействия) .
———————————
См.: Определение КС РФ от 10.10.2002 N 328-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаймина Валерия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации».

3. Практическое значение разграничения прямого и косвенного умысла проявляется прежде всего при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч. 1 ст. 30 УК) и покушаться на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) можно лишь с прямым умыслом. Так, если убийство (ст. ст. 105 — 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (см. п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Если виновный действовал с косвенным умыслом, но общественно опасное последствие, возможность которого он предвидел, не желая его наступления, а лишь сознательно допуская либо относясь безразлично, не наступило, то он подлежит ответственности только за фактически содеянное (в частности, по ст. 111 УК), а не за покушение за наступившее, но не желаемое им последствие.

Например, по делу о незаконном приобретении и ношении взрывного устройства — гранаты, а также о покушении на убийство действия осужденного были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и подп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 118 УК, так как судом на основе исследованных доказательств достоверно не установлены прямой умысел и мотив покушения на убийство двух лиц общеопасным способом; действия осужденного переквалифицированы с учетом фактически причиненного А. тяжкого вреда здоровью, а П. — легкого вреда здоровью — по неосторожности.

УК не предусматривает ответственности за неосторожное причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем содеянное в этой части осужденным, не являющимся специальным субъектом, квалифицировано по ч. 1 ст. 118 УК как причинение тяжкого вреда здоровью А. по неосторожности в виде небрежности, поскольку Ф. не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, как это определено в ст. 26 УК .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 14.11.2007 по делу N 47-О07-56.

4. При решении вопроса о виде умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного. В частности, при установлении содержания и направленности умысла в целях разграничения преступлений против жизни и преступлений против здоровья, необходимо обращать внимание на способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

5. В этих же целях следует учитывать и другие выделяемые в теории уголовного права разновидности умысла: заранее обдуманный и внезапно возникший, конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный). Так, внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых в состоянии аффекта (ст. ст. 107 и 113 УК).

Практическое значение для квалификации преступлений имеет установление прямого конкретизированного либо неконкретизированного умысла. В первом случае виновное лицо предвидит и желает наступления определенного последствия (например, смерти человека, похищения чужого имущества в крупном размере и т.п.). Если это предвиденное и желаемое последствие не наступило по не зависящим от лица причинам, то оно, исходя из субъективной направленности его деяния, подлежит ответственности за покушение на преступление. И наоборот, лицо, действующее с прямым конкретизированным умыслом, предвидит и желает причинить вред, но представляет последствия лишь в общих чертах, вариативно, желая наступления любого из них. При таком субъективном отношении лицо несет ответственность за фактически наступившее последствие. Данное положение соответствует объективно-субъективному содержанию основания ответственности, в соответствии с которым лицо отвечает за деяние, охватываемое сознанием субъекта в форме умысла или неосторожности, а не просто за некие идеальные умысел или неосторожность .
———————————
Подробнее см., например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

6. Сознанием лица и, следовательно, его умыслом и виновностью (как конкретизированным объемом обвинения) при совершении определенного преступления должны охватываться такие объективные факторы, как характеристики потерпевшего (ст. ст. 105, 131, 277, 295, 317 УК), особенности предмета преступления (ст. ст. 158, 164, 193 УК), способ действия (ст. ст. 160, 159, 163 Уголовного кодекса и др.), место действия (ст. ст. 158, 161, 162 УК и др.), орудия преступления (ст. ст. 162, 205, 206, 207 УК и др.), незаконность, заведомость действий лица (ст. ст. 139, 158, 260 УК). Кроме того, сознанием субъекта виновного должны охватываться объективные и субъективные обстоятельства, смягчающие (ст. 61 УК) и отягчающие (ст. 63 УК) наказание , повторный учет которых также не допустим.
———————————
См.: Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины // Законодательство. 1998. N 5.

Умышленная форма вины. Прямой и косвенный умысел: понятие и классификация.

Умысел представляет собой одну из форм вины, которая по своему определению опаснее неосторожной, поскольку законодателем установлено что тяжкие и особо тяжких преступления совершаются именно умышленно (ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ).

Умышленная форма вины раскрывается в ст. 25 УК РФ, согласно которой «Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

Из вышесказанного следует, что умысел бывает двух видов: прямой и косвенный, каждому из которых присущи свои интеллектуальные и волевые моменты. Интеллектуальных моментов два: первый – осознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия) на момент совершения деяния, второй – предвидение общественно опасных последствий. При прямом умысле – возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, при косвенном – только возможность. Волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла – в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним. При этой характеристике интеллектуальные моменты обоих видов умысла во многом похожи, хотя, даже при внешней схожести, степень предвидения общественно опасных последствий различна, к тому же у них не совпадают волевые моменты.

Читать еще:  Признаки проступка и преступления

Осознание общественно опасного характера действия (бездействия) подразумевает под собой знание и понимание виновным того факта, что совершаемое им действие или бездействие носит общественно опасный характер, при этом предполагается, что знание и понимание долно быть вполне конкретно.

Уголовный закон акцентирует внимание на осознании именно общественно опасного, а не просто противоправного характера деяния. Поэтому для наличия интеллектуального момента не требуется, чтобы виновный просто осознавал запрещенность совершаемого действия (бездействия) уголовным законом. Это положение тесно соприкасается с принципом, согласно которому незнание закона не освобождает от уголовной ответственности, т.е. если человек не осознавал, что его действие (бездействие) запрещено уголовным законом, то это не влияет на уголовную ответственность.

Законодатель связывает осознание общественно опасного характера действия или бездействия с установлением возраста, с которого наступает уголовная ответственность за разные по характеру преступления. При таком подходе законодателем учитывается возможность и способность человека (исходя из его умственного развития, определяемого достижением определенного возраста) понимать, что данное по характеру деяние представляет общественную опасность (например, то, что нельзя убивать понятно и 14-летнему).

Предвидение общественно опасных последствий – это понимание лицом того, что совершаемое им действие (бездействие) повлечет конкретные последствия, которые находятся в непосредственной причинной связи с этим деянием.

Лицо, совершая умышленное преступление, предвидит: конкретные последствия, их общественно опасный характер, неизбежность или реальную вероятность их наступления.

При прямом умысле виновный предвидит неизбежность или возможность (как большую степень вероятности) наступления общественно опасных последствий (например, виновный предвидит смерть потерпевшего, когда стреляет в него в упор). При косвенном умысле виновный предвидит возможность (меньшую, чем при прямом умысле) наступления общественно опасных последствий. Это одно из отличий данных форм вины.

Волевой момент прямого умысла характеризуется желанием наступления общественно опасных последствий, которые являются единственной целью преступления (например, достижение наступления смерти потерпевшего при убийстве).

Волевой момент косвенного умысла выражается в том, что виновный не желает, но сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, или относится к ним безразлично. Основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в том, что при косвенном умысле виновный не стремится к наступлению указанных последствий, а допускает их, либо относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает на какую-нибудь случайность, которая, как он полагает, может воспрепятствовать их наступлению.

Приведенное выше определение умышленной формы вины дано применительно ко всем умышленным преступлениям с материальными составами. Формальные составы, как нам известно, не содержат в своей конструкции описания последствий, поэтому определение умысла в таких преступлениях несколько усечено. В преступлениях с материальными составами интеллектуальным и волевым моментами умысла охватывается как само действие (бездействие), так и последствие, в преступлениях с формальными составами – только действие (бездействие). Здесь умысел выражен только в осознании виновным общественно опасного характера своего действия или бездействия (интеллектуальный момент) и в желании совершить его или воздержаться от этого (волевой момент). Как было отмечено ранее, уголовно-правовое значение имеет только сознательное действие (бездействие), поэтому человек, осознавая и совершая его, не может не желать этого. Следовательно, в преступлениях с формальными составами волевой момент умысла выражен только в желании совершить действие, или воздержаться от его совершения (т.е. они совершаются только с прямым умыслом).

В целях правильной и обоснованной квалификации преступлений теорией уголовного права и судебной практикой разработана дифференциация умысла на виды еще по двум основаниям: по времени возникновения и степени определенности.

По времени возникновения умысел подразделяется на:

По степени определенности умысел бывает:

В свою очередь, конкретизированный умысел бывает простым и альтернативным.

Заранее обдуманный и внезапно возникший умыслы имеют не только уголовно-правовое, но и криминологическое значение.

В криминологическом понимании оба вида умысла выступают как разновидности психического отношения лица как к совершенному преступлению, так и к возможности его совершения. Для криминологии имеют значение процесс возникновения, формирования, установления умысла, источники его возникновения, в том числе мотивы и цели, которые могут быть удовлетворены или достигнуты только преступным путем.

Все это создает возможность для более целенаправленного и эффективного применения специальных мер предупреждения умышленных преступлений. В криминологическом понимании внезапно возникшим является такой умысел, при котором промежуток времени от его появления до реализации незначителен, и у лица, совершающего преступление, практически исключена возможность его спланировать, в противном случае умысел признается заранее обдуманным.

Уголовно-правовое значение деления умысла на виды также состоит в том, что, только при заранее обдуманном умысле могут иметь место стадии преступления (приготовление, соучастие и т.д.)

Аффектированный умысел определяется уголовным законом как состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, возникшего вследствие противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего либо вызванной таким систематическим поведением потерпевшего психотравмирующей ситуацией (физиологический аффект).

Разделение умысла на определенный и неопределенный имеет значение для точной квалификации преступлений. При определенном умысле в предвидении виновного точно конкретизирован преступный результат (общественно опасные последствия). При простом определенном умысле предвидение виновного охватывает только один преступный результат, при альтернативном умысле — одного из нескольких индивидуально конкретизированных в его сознании преступных результатов (например, нанесение ударов ножом в живот может повлечь смерть или тяжкий вред здоровью).

Неопределенный умысел выражается в том, что преступный результат, хотя и охватывается предвидением виновного, но индивидуально не определен (например, бросая камень в толпу, виновный предвидит причинение кому-либо вреда здоровью или смерти).

Деление умысла на определенный и неопределенный также имеет значение при квалификации преступления. При наличии определенного умысла деяние квалифицируется по его направленности. В том случае, если преступный результат не охватывался предвидением виновного, содеянное квалифицируется как покушение на то преступление, последствия которого он предвидел (например, виновный, нанося удар ножом в живот, полагал, что причинит смерть потерпевшему, а фактически он причинил тяжкий вред здоровью). В данной ситуации преступление следует квалифицировать как покушение на убийство, поскольку умысел виновного был направлен именно на это, хотя смерть и не наступила. При неопределенном умысле преступление квалифицируется по фактически наступившему результату. Если изменить фабулу нашего примера и принять за основу то, что предвидением виновного охватывалось любое из последствий (причинение смерти или вреда здоровью различной тяжести), т.е. предположить, что он действовал с неопределенным умыслом, то содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление – причинение тяжкого вреда здоровью.

В заключении отметим, что определенный умысел, как простой, так и альтернативный, может быть только прямым, при его наличии виновный всегда желает наступления преступного результата. Неопределенный умысел может быть как прямым, так и косвенным, т.е. лицо может желать наступления общественно-опасных последствий своих действий (бездействия) либо сознательно допускать их или относиться к ним безразлично.

Статья 25 УК РФ. Преступление, совершенное умышленно (действующая редакция)

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 25 УК РФ

1. Умысел бывает двух видов:

При прямом умысле лицо:

а) осознает общественную опасность своего деяния;

б) предвидит возможность или неизбежность последствий;

в) желает их наступления.

Первые два признака характеризуют интеллектуальную сферу психической деятельности, третий — волевую. Интеллект отражает, воспроизводит реальность, воля показывает отношение к происходящему.

Осознание опасности деяния включает понимание фактического характера совершаемого деяния и его социальной значимости. Фактический характер деяния — это его внешняя сторона. Осознавать фактический характер деяния — значит понимать, что совершает лицо в бытовом плане: наносит удар, разрушает вещь и т.п. Осознание социальной значимости предполагает понимание, как это деяние отражается на других людях, как оно затрагивает общественные отношения. Понимание фактической стороны деяния в большинстве своем означает понимание и его социальной значимости. Однако в силу знаний, опыта, обстоятельств совершения деяния возможно рассогласование понимания фактической и социальной сторон.

Предвидение последствий — это мысленное представление лица о тех изменениях, которые в будущем произойдут в результате совершенного деяния. При прямом умысле лицо предвидит как неизбежность, так и возможность наступления последствий. Неизбежность предполагает обязательность наступления последствия. Возможность означает понимание вероятности их наступления. В данном случае речь идет о субъективном восприятии возможности или неизбежности наступления последствий, т.е. как считает само лицо, а не то, как это есть на самом деле, т.е. объективно. Так, лицо может считать неизбежным наступление последствий, тогда как на самом деле их наступление возможно; оно может считать наступление последствий возможным, хотя на самом деле их наступление невозможно. Здесь важно выяснить именно субъективное отношение лица, поскольку речь идет о предвидении последствий именно им, а не кем-то другим.

Читать еще:  Преступления и система правосудия

2. Преступление с косвенным умыслом по интеллектуальному моменту почти полностью совпадает с преступлением с прямым умыслом. В нем также наличествуют осознание общественной опасности совершаемого деяния и предвидение наступления общественно опасных последствий. Однако в предвидении последствий есть определенное различие.

При косвенном умысле предвидится только возможность наступления последствий, что объясняется обязательным наличием в сознании лица представления о побочных линиях развития рассматриваемого события. Соответственно, волевой момент косвенного умысла не направлен на наступление общественно опасного последствия. Лицо допускает его, соглашается с ним или относится к нему безразлично. Таким образом, основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в волевом моменте — в отсутствии желания последствий, хотя и в принятии их в случае реализации побочного варианта развития события.

3. Деление умысла на прямой и косвенный учитывается судебной практикой при квалификации преступлений и назначении наказания (см. п. п. 1 и 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

4. Для квалификации преступлений, совершаемых с прямым умыслом, имеет значение направленность умысла, т.е. мобилизация интеллектуально-волевых усилий на достижение определенных последствий, реализацию того или иного способа совершения преступления.

С. осужден по ч. 3 ст. 213 УК. Ночью, находясь в кафе, он произвел три выстрела из огнестрельного оружия в охранника, дежурившего в кафе, причинив средней тяжести вред здоровью. Суд пришел к выводу, что С. беспричинно совершил неправомерные действия в общественном месте, создал реальную опасность для жизни и здоровья граждан, нарушил режим работы кафе.

Такая квалификация признана ошибочной. С. произвел выстрелы в ноги потерпевшего не из хулиганских побуждений, а из-за происшедшего ранее конфликта, а также в связи с тем, что в ответ на его просьбу пустить в кафе, чтобы найти там утерянную во время ссоры цепочку, охранники применили резиновые дубинки и прогнали его. Общественный порядок не был нарушен, поскольку в кафе посетителей не было. Действия С. переквалифицированы на ч. 1 ст. 112 УК.

Умысел при совершении преступления. Виды умысла.

В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются умышленно, что нашло отражение в ч. 2 ст. 24 УК. Содержание умысла определяется характеристикой интеллектуального и волевого элементов психики. Интеллектуальную сторону умышленной формы вины характеризует осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия) и предвидение их последствий. Но отношение к последствиям может быть различное. В зависимости от этого умысел дифференцируется на два вида: прямой и косвенный. Желание наступления общественно опасных последствий или сознательное их допущение либо безразличное отношение к ним образует волевой элемент умысла.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо сознавало общественную опасность своих действий (бездействия) предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 1 ст. 25 УК). Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и общественного значения, т. е. лицо имеет представление об объекте, на который совершается посягательство, понимает характер своих действий, их общественную опасность, характер тех последствий, к которым такие действия могут привести, а также фактические обстоятельства, при которых происходит преступление (время, место, способ, обстановка). Перечисленные факторы отражаются в сознании виновного и позволяют ему осознать объективную направленность деяния на определенные, охраняемые законом блага и причинение им вреда.

Сознание общественной опасности деяния не равнозначно сознанию его противоправности, т. е. запрещенности уголовным законом. Лицо, совершившее общественно опасное деяние, может и не знать, что это деяние является преступлением, а значит, противоправно и наказуемо. Закон ограничивает интеллектуальный элемент умысла осознанием именно общественной опасности самого деяния и не требует осознания его противоправности, исходя при этом из общего принципа уголовного права: «незнание закона не освобождает от ответственности». Такая позиция не является бесспорной. Общественная опасность деяния определяет его противоправность. В уголовном праве они связаны как содержание и форма. «Едва ли возможно сознавать содержание — степень общественной опасности и не сознавать правового выражения этого содержания — противоправность деяния в смысле уголовного права», — отмечали в свое время авторы «Курса советского уголовного права» и с этим трудно не согласиться. Более того, в ряде составов Особенной части УК осознание общественной опасности деяния связывается с осознанием его противоправности. Чаще всего это наблюдается в преступном нарушении специальных правил, например, в таких нормах, как нарушение правил охраны труда (ст. 143); нарушение правил строительства (ст. 253); нарушение правил несения пограничной службы (ст. 341).

Субъективная сторона указанных составов предполагает знание лицами, совершающими такие деяния, соответствующих правил, обеспечивающих охрану труда, проведение строительных работ либо положений, касающихся пограничной службы. Если лицо не ознакомлено с такими правилами, интеллектуальный момент умысла исключается, а, следовательно, исключаются как умышленная вина, так и основание привлечения к уголовной ответственности.

Предвидение наступления определенных событий, в том числе и последствий совершенного деяния, означает, что в сознании конкретного лица отражаются те события, которые произойдут, могут произойти или должны произойти обязательно. Предвидение должно носить конкретный характер. Лицо, совершающее деяние, предвидит наступление совершенно определенных общественно опасных последствий и осознает развитие причинной связи между своими действиями и наступившим результатом. Для наличия умысла достаточно, чтобы предвидение развития причинной связи выражалось лишь в общих чертах, но была реальна возможность наступления преступного результата. В ином случае нельзя отличить умысел от простого пожелания наступления того или иного результата. Например, нанося удар ножом своей жертве, преступник не знает, какой из нанесенных ударов окажется смертельным, но он предвидит, что смерть, т. е. результат, к которому он стремится, наступит именно от таких его действий.

В отличие от законодательства прежних лет содержание прямого умысла дополнено в УК новой характеристикой интеллектуальной стороны: преступление признается совершенным с прямым умыслом не только в случае, если лицо предвидит возможность наступления определенных последствий, но и тогда, когда оно предвидит неизбежность их наступления. Это наиболее точно отражает содержание прямого умысла. Лицо, намереваясь совершить противозаконные действия, не сомневается в реальности их осуществления и в собственном сознании видит их как наступившие последствия. Иными словами, представляет наступление преступного результата как неизбежность.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий. Для прямого умысла необходимо, чтобы виновный желал наступления предвиденных им последствий своих действий. Желание как признак прямого умысла заключается в стремлении к наступлению таких последствий. Последствия могут выступить в качестве конечной цели (например, уничтожение из мести чужого автомобиля) либо в качестве промежуточного этапа для достижения иной цели (уничтожение автомобиля с целью убийства его пассажиров), но в любом случае желание предполагает целенаправленную деятельность, результатом которой явилось наступление общественно опасного последствия.

Основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в содержании волевого элемента вины. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25). Косвенный умысел в новой формулировке, данной в ч. 3 ст.25 УК, включает в содержание волевого элемента не только сознательное допущение общественно опасных последствий, но также и безразличное отношение к ним. Последнее обстоятельство позволяет отграничить косвенный умысел от другой формы вины — неосторожности и ее разновидности — легкомыслия.

Косвенный умысел при совершении преступления имеет место в тех случаях, когда лицо преследует какие-либо иные преступные цели. Например, открывая стрельбу на улице с целью устранения своего конкурента, преступник вместе с ним убивает случайного прохожего. В этом случае имеет место прямой и косвенный умысел. Убийство конкурента совершено с прямым умыслом, поскольку виновный стремился к такому результату. Субъективная сторона второго преступления — убийства гражданина, случайно оказавшегося на улице, — характеризуется косвенным умыслом. Виновный предвидел возможность наступления таких последствий, но относился к ним безразлично либо не желал, но сознательно их допускал. На практике чаще всего имеет место и то и другое.

В отличие от прямого умысла при косвенном умысле общественно опасные последствия имеют для виновного как бы вторичное значение, поскольку действия его направлены на достижение иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Но это не означает, что виновный относится к наступившим последствиям отрицательно. Сознательно допуская их, он своими действиями создает определенную последовательность событий и тем самым допускает развитие причинно-следственной связи, приводящей к наступлению общественно опасных последствий.

Содержание умысла в материальных и формальных составах различно.

Известно, что преступления с материальным составом характеризуются тем, что объективная сторона их включает как действия, так и наступление определенных последствий, указанных в диспозиции статей Особенной части УК. К материальным составам относится, например, кража (ст. 158). Интеллектуальный элемент субъективной стороны преступлений с материальным составом предполагает предвидение всех фактических обстоятельств, в том числе и развития причинной связи между совершенными действиями и наступившим преступным результатом. Поэтому законодательное определение умысла, содержащееся в ст. 25 УК, рассчитано на преступления с материальными составами.

Читать еще:  Преступление по ук рф

В преступлениях с формальным составом умысел характеризуется осознанием общественно опасного характера самих действий и желанием их совершения. Предвидения наступления общественно опасных последствий в этих случаях не требуется, и эти последствия находятся за пределами состава. Примером преступления с формальным составом может служить разбой (ст. 162).

Преступления с материальным составом могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом, преступления с формальным составом — только с прямым умыслом.

Установление вида умысла имеет большое практическое значение при отграничении покушения от оконченного преступления, поскольку покушение возможно только с прямым умыслом, а также при разграничении составов преступлений. Особенно это наглядно на примере преступлений против личности.

Помимо деления умысла на прямой и косвенный в теории уголовного права известны и другие виды умысла.

По моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на:

  • заранее обдуманный;
  • внезапно возникший.

При заранее обдуманном умысле намерение совершить преступление осуществляется через определенный временной промежуток после его возникновения. Для внезапно возникшего умысла характерно то, что он реализуется в преступлении сразу же после возникновения либо промежуток во времени незначителен.

Внезапно возникший умысел может быть:

  • простым;
  • возникшим под влиянием аффекта.

Критерием разграничения их является психическое состояние лица. Для простого внезапно возникшего умысла характерно то, что намерение совершить преступление возникло у лица, находившегося в нормальном психическом состоянии и было реализовано через незначительный промежуток времени. Совершение преступления в состоянии аффекта означает, что лицо находилось в состоянии сильного душевного волнения, во время которого и было совершено преступление. Поводом для возникновения умысла явились неправомерные действия потерпевшего. Эти действия могли быть совершены не только в отношении данного лица, но и его близких.

УК выделяет два состава, предусматривающие ответственность за преступления, совершенные с внезапно возникшим умыслом, рассматривая их как преступления со смягчающими обстоятельствами: убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107), и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113). Эти преступления представляют меньшую общественную опасность, поскольку сильное эмоциональное волнение, вызванное неправомерными действиями потерпевшего, существенно затрудняют сознательный контроль над волевыми процессами. Заранее обдуманный и внезапно возникший умысел может быть как прямым, так и косвенным.

В зависимости от степени определенности представлений субъекта об общественно опасных последствиях совершаемого им деяния умысел делится на:

Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется тем, что лицо имеет совершенно четкое представление о характере и размере последствий совершенного им общественно опасного деяния. Если имеется четкое представление о наступлении одного преступного последствия, определенный умысел является простым.

Другой разновидностью определенного умысла является альтернативный умысел, при котором виновный предвидит возможность наступления двух или более преступных последствий. Например, виновный предвидит, что в результате его действий может или наступить смерть потерпевшего, или его здоровью будет причинен тяжкий или средней тяжести вред.

Неопределенный (неконкретизированный) умысел характеризуется тем, что у виновного имеется обобщенное представление о преступном последствии. С этим видом умысла судебная практика чаще всего сталкивается по делам о нанесении телесных повреждений: нанося удар виновный сознает, что причиняет вред здоровью потерпевшего, но не сознает, какой именно по степени тяжести. Ответственность определяется по фактическому результату, в зависимости от того, какой вред был реально причинен, т. к. виновный предвидит наступление любого Из этих последствий и желает или сознательно их допускает.

Субъективная сторона преступления

Преступление совершенное с косвенным умыслом квалифицируется

При прямом умысле лицо сознаёт общественную опасность своих действий или бездействия, предвидит реальную возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент). Лицом должна осознаваться общественная опасность деяния, то есть, его объективная способность нанести вред принятым в данном обществе ценностям [2] . Лицо должно иметь представление о характере преступных последствий, которые могут наступить в результате его деяния, они должны быть отражены в его сознании в идеальной форме либо как единственное закономерное следствие его действий, либо как одно из возможных следствий [3] .

Некоторые авторы (А. А. Пионтковский, И. М. Тяжкова) включают в интеллектуальный момент прямого умысла также понимание виновным противоправности совершаемого деяния [4] . Осознание противоправности является необходимым, когда его необходимость прямо предусмотрена законом (например, в УК РФ предусмотрен состав ст. 169, который предусматривает ответственность за регистрацию заведомо незаконных сделок с землёй) [5] .

Желание наступления последствий означает стремление виновного достичь определённого преступного результата, который может играть для него роль конечной или промежуточной цели действий, средства достижения цели, либо неизбежного побочного результата [3] .

Преступления с формальным составом, а также деяния, включающие указание на специальную цель деяния, покушение и приготовление к преступлению, действия организатора, подстрекателя и пособника преступления совершаются только с прямым умыслом [6]

Косвенный умысел

При косвенном умысле интеллектуальный момент тот же, что и в прямом, однако виновный предвидит не закономерную неизбежность, а лишь реальную возможность наступления последствий в данном конкретном случае. С точки зрения волевого элемента виновный не желает, но сознательно допускает их наступление или относится к ним безразлично. Наступление данного общественно опасного последствия является своего рода «побочным эффектом» действий виновного, наступление которого он готов допустить для достижения своей главной цели [7] . Эта главная цель может также быть преступной, в таком случае виновный привлекается к ответственности за два преступления: совершённое с прямым умыслом и совершённое с косвенным [8] .

«Сознательное допущение» общественно опасных последствий означает, что виновный рассчитывает на то, что данные последствия каким-то образом будут предотвращены; при этом какие-либо реальные факторы, способные предотвратить их наступление, отсутствуют, виновный не предпринимает каких-либо действий, направленных на недопущение наступления последствий.

Деление умысла на косвенный и прямой имеет значение при наступлении в результате совершения преступления вреда меньшего, чем предполагался или допускался виновным. При прямом умысле на причинение более тяжкого вреда, чем реально наступил, содеянное оценивается как покушение на причинение более тяжкого вреда. При косвенном умысле квалификация осуществляется по фактически наступившим последствиям [9] .

Умысел в формальных составах преступлений

В связи с тем, что в уголовном законе конструкция некоторых составов преступлений носит формальный характер, то есть не включает в себя обязательного наступления конкретизированных общественно опасных последствий, возникает вопрос о том, должен ли охватываться умыслом виновного причиняемый такими преступлениями преступный вред. На него в теории уголовного права даётся положительный ответ, поскольку в такой ситуации желание или допущение наступления определённых последствий означает осознание общественной опасности деяния; если виновный не желает или сознательно не допускает наступления последствий, это исключает осознание им общественной опасности деяния [10] .

Осознание противоправности деяния как признак умысла

Следует также отметить, что во многих государствах основным интеллектуальным элементом умысла считается осознание не общественной опасности деяния, а его противоправности. Отмечается, что категория «общественная опасность» была введена в содержание вины лица в 1920—1940 годах в российском уголовном праве с целью воспрепятствовать уходу от уголовной ответственности «врагов народа» (которые могут сослаться на незнание законов) и «малосознательных элементов» (которые законов не знают). В праве других государств такое определение интеллектуального момента умысла практически не встречается, вместо общественной опасности в его состав включается противоправность деяния [11] .

Иные виды умысла

По моменту возникновения преступного намерения выделяют заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. При заранее обдуманном умысле имеется временной разрыв между возникновением преступного намерения и реальными действиями, направленными на его осуществление. Совершение преступления с заранее обдуманным умыслом может свидетельствовать как о решительности субъекта, связанной с достижением преступной цели, о тщательности продумывания и планирования преступления с целью облегчить его совершение избежать уголовной ответственности, так и о внутренних колебаниях субъекта, отсутствии у него твёрдой убеждённости в возможности нарушения уголовного закона, поэтому заранее обдуманный умысел может свидетельствовать как о повышенной, так и о пониженной общественной опасности деяния [12] .

Внезапно возникший умысел имеет место, когда преступное намерение реализуется сразу после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным. Простой внезапно возникший умысел возникает в нормальном психическом состоянии и реализуется практически сразу после возникновения. Аффектированный внезапно возникший умысел возникает под воздействием неправомерных или аморальных действий потерпевшего, вызвавших у виновного сильное эмоциональное волнение, он является основанием для смягчения ответственности [13] .

В зависимости от степени определённости представлений субъекта о последствиях умысел может быть определённым, альтернативным и неопределённым [14] . Определённый или конкретизированный умысел подразумевает, что у виновного имеются чёткое представление о причиняемом вреде, о его количественных и качественных характеристиках. Альтернативный умысел имеется, когда виновный предвидит одинаковую возможность наступления двух и более различных последствий. Неопределёный (неконкретизированный) имеет место, когда у виновного имеется лишь обобщённое представление о свойствах деяния (например, нанося удар ножом, виновный понимает, что причинит вред жизни и здоровью, однако может не иметь представления о том, какова будет его конкретная тяжесть). Если умысел являлся альтернативным или неопределённым, преступление квалифицируется в зависимости от фактически наступивших общественно опасных последствий.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector