0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Преступления совершенные трезвыми военнослужащими

Предупреждение преступности среди военнослужащих

Дата публикации: 14.03.2019 2019-03-14

Статья просмотрена: 919 раз

Библиографическое описание:

Ромадин Р. Н. Предупреждение преступности среди военнослужащих // Молодой ученый. — 2019. — №11. — С. 101-103. — URL https://moluch.ru/archive/249/57177/ (дата обращения: 13.02.2020).

Исследование и изучение преступности среди военнослужащих имеет ключевое значение, поскольку в данном случае интересы криминологии пересекаются с интересами по защите национальной безопасности и обороны страны, от которых зависит боеготовность и боеспособность войск государства.

Ключевые слова: военнослужащий, безопасность, режим, преступление, расследование

Researching and investigation of criminality level among a militaries has the key meaning, because in this case criminology interests is crossing with interests on national safety and a statement defense protection.

Key words: a military, safety, a mode, crime, investigation

Преступность военнослужащих — составной элемент преступлений, совершаемых особой категорией граждан — военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и иных органах России, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

В криминологии выделяют две группы преступлений, совершаемых военнослужащими:

− предусмотренные главой 33 УК РФ преступления против военной службы, установленного порядка прохождения военной службы (неисполнение приказа, дезертирство, самовольное оставление и др.);

− общеуголовные преступления (против личности, против собственности и др.).

Вооруженные Силы РФ, другие войска и воинские формирования являются необъемлемой частью общества, военнослужащие имеют особый правовой статус, на военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни.

Предупреждение преступности среди военнослужащих имеет специфические черты, поскольку личность обычного преступника и преступника-военнослужащего существенно отличаются, специфичен и характер совершаемых военнослужащими преступлений, в связи с возложенными на них обязанностями.

Среди общих мер предупреждения преступлений военнослужащих можно выделить следующие:

  1. Переход призыва на военную службу один раз в год. Данная мера позволит полностью исключить градацию по сроку службы среди поступающих на военную службу по призыву.
  2. Повышение возраста призыва на военную службу. Существующий возрастной порог призыва порождает массу проблем в связи с социальными, психологическими особенностями армейской жизни, бытовыми и иными возникающими у солдат трудностями.
  3. Значительное улучшение социально-бытовых, материальных условий в местах несения службы, проживания военнослужащих.
  4. Перед призывом на военную службу с целью определения рода и вида войск необходимо всесторонне тщательно изучать психологические особенности личности, характера призывников, также необходимо учитывать и мнение призывника, его отношение к прохождению военной службы.
  5. Увеличение уровня денежного содержания военнослужащих. Действующая система материального стимулирования военнослужащих по призыву является неудовлетворительной. Так, к примеру, в войсках национальной гвардии РФ месячный оклад денежного содержания солдата (стрелка) составляет одну тысячу рублей.
  6. Улучшение уровня подготовленности сержантского состава. Командирами отделения, заместителями командира взвода и иными младшими командирами должны быть назначены исключительно военнослужащие по контракту, прошедшие курсы подготовки сержантского состава, повышения квалификации. Кроме того, сержантскому составу необходимо иметь профильное высшее образование.
  7. Изменение отношения командования воинских частей, соединения к преступлениям, нарушениям, допускаемым должностными лицами. Немедленное уведомление о выявленных факта военного прокурора гарнизона, поскольку эффективность работы прокурора зависит от качества сбора и накопления поступающей информации. Зачастую командованием воинских частей скрываются от учета выявленные незаконные действия подчиненных лиц.
  8. Повышение значимости деятельности дознавателей воинских частей. Так, назначенные приказом командира воинской части дознаватели не имеют высшего юридического образования, не владеют знаниями в области уголовного процесса и права. Деятельность дознавателей сводится к перепечатыванию процессуальных документов по шаблону, без выяснения конкретных обстоятельств по делу. Кроме того, дознаватели не принимают участие в профилактике, предупреждении преступлений, они реагируют исключительно в отношении поступивших и зарегистрированных в воинской части сообщений о преступлениях.
  9. Повышение уровня престижа воинской службы. Несмотря на принимаемые государством в этой связи мерах, привлекательность службы остается на довольно низком уровне. Связано это и с тем, что в социальных сетях, Интернете среди людей призывного возраста пропагандируется реклама о возможности «откосить» от службы на законных основаниях, что служить «не модно», «служат только те, кто не смог откосить».

Вышеизложенные общесоциальные меры по предупреждению преступности не являются исчерпывающими.

Согласно справке о состоянии преступности в войсках Западного военного округа, за 2018 г. зарегистрировано 1833 (в 2017 г. — 1807) преступлений, то есть на 1,4 % выше, чем в 2018 г., из которых возбуждено 1347 (1406) уголовных дел. Однако статистика может не отражать в полной мере состояние преступности в данной сфере, поскольку многие исследователи указывают на высокий порядок ее латентности.

Заместителем Генерального прокурора РФ — Главным военным прокурором в целях поддержания на должном уровне эффективности и результативности надзорной деятельности, на постоянной основе проводятся оперативные, координационные совещания с командованием военных округов, правоохранительных структур, принимаются меры организационного характера. Результаты анализа надзорной деятельности свидетельствуют, в том числе, о необходимости активизации работы в отдельных сферах законодательства с определением конкретных объектов проверок с учетом состояния в них законности.

Так, военной прокуратурой гарнизонного звена выявлено сокрытое командованием войсковой части насильственное преступление.

В ходе проверки установлено, что в один из дней в период с 13 по 14 августа 2018 г. около 12 часов, находясь на территории учебного центра, младший сержант Б. нанес рядовому Д. один удар прикладом автомата АК-74М в область передней поверхности правого плеча, чем причинил ему физическую боль, нравственные страдания и телесные повреждения в виде гематомы в области передней поверхности правого плеча.

16 августа 2018 г. около 19 часов младший сержант Б., будучи недовольным слабой физической подготовкой рядового Д., продолжая преследовать свой преступный умысел, находясь на территории учебного центра, нанес рядовому Д. один удар кулаком правой руки в область грудной клетки, один удар правой ногой, обутой в ботинок с высоким берцем, в район икроножной мышцы левой ноги, один удар по внутренней поверхности правого плеча и один удар по спине в область грудной клетки, чем причинил ему физическую боль и нравственные страдания, а также телесное повреждение в виде гематомы внутренней поверхности правого плеча.

18 декабря 2018 г. гарнизонные военным судом в отношении младшего сержанта Б. вынесен обвинительный приговор, ему назначено наказание в виде 1 года условно, с испытательным сроком на 1 год.

А. В. Майоров, А. С. Черепашкин указывают на то, что командиры воинских частей являются незаинтересованными лицами в выявлении преступлений, совершенных на территории воинских подразделений, поскольку командиры за подобные преступления привлекаются к дисциплинарной ответственности вне зависимости от причастности к событию [2, с.66]. Кроме того, узость и замкнутость коллектива военнослужащих приводит к наличию «круговой поруки» и незаинтересованности самих военнослужащих-потерпевших в раскрытии преступления и привлечении виновных к ответственности. Территория воинской части является режимной, что также обуславливает закрытость и замкнутость ее от внешних факторов и приводит к высокой латентности.

Н. А. Агаркова к числу факторов, способствующих совершению воинских преступлений, относит сокрытие командованием правонарушений, неправильные действия командиров или начальников воинских частей, что проявляется в неиспользовании своих полномочий, либо в их превышении, недостатки в проведении право-предупредительной работы в воинской части, подразделении [1, с.113]. Автор предлагает усилить борьбу с преступлениями имущественного характера, а также с преступностью, связанной с подчиненными отношениями между военнослужащими, что является вполне рациональным предложением, поскольку именно наличие полномочий на замкнутой режимной территории у одного субъекта в отношении других лиц является фактором, способствующим совершению воинских преступлений, в том числе, и насильственного характера.

Подводя итог, необходимо отметить, что для предупреждения преступности среди военнослужащих командованием воинских частей, общественными организациями, прокурорским работникам на постоянной основе необходимо проводить ряд профилактических мероприятий по сплочению воинских коллективов и предупреждению нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, проводить учебно-методические сборы, на координационных совещаниях правоохранительных органов вырабатывать меры по предупреждению криминализации офицерского корпуса, повышения роли офицеров в укреплении правопорядка и воинской дисциплины.

  1. Агаркова Н. А. Обстоятельства, генерирующие преступность военнослужащих // Правопорядок: история, теория, практика — 2014г. — № 2(3) — с.113–115
  2. Майоров А. В., Черепашкин А. С. Преступность военнослужащих: уголовно-правовой и криминологический аспект // Правопорядок: история, теория, практика — 2016г. — № 1(18) — с.64–70

1. Общая характеристика преступности военнослужащих

1. Общая характеристика преступности военнослужащих

Вооруженные силы страны – не изолированный социальный механизм, а органичная и неотъемлемая часть нашего общества. В условиях обостряющихся социальных противоречий и углубляющихся дезинтеграционных процессов происходит резкое снижение престижа и популярности воинского труда, растет число правонарушений и преступлений, совершаемых военнослужащими всех категорий – от рядового до генерала.

Преступность в Вооруженных Силах – опасный дестабилизирующий фактор, крайне негативно воздействующий не только на Вооруженные Силы, но и на государство в целом.

Реализация решений, связанных с роспуском единой армии Советского Союза, осуществлялась без надлежащего учета взаимозависимости различных родов войск, средств связи, системы ПВО и т. д. Указанные процессы самым негативным образом сказались на криминогенной обстановке среди военнослужащих. Многие из них сбежали из армии, другие занялись воровством, грабежами, разбоем, совершали иные преступления. Так, в 1991 г. было зарегистрировано 31260 преступлений военнослужащих, а в 1992 г. (при сокращении числа военнослужащих!) – 40315, т. е. число преступлений увеличилось на 29 %.

Читать еще:  Преступление признаки и виды

Следует подчеркнуть, что на преступность военнослужащих существенное, хотя и опосредованное влияние оказала и оказывает общая криминогенная ситуация в России.

Отдельно необходимо сказать о тенденциях, проявившихся в зарегистрированной преступности военнослужащих в 2002 г. Во-первых, было зарегистрировано 20490 преступлений – на 12,5 % преступлений меньше, чем в 2000 г. Снижение произошло, так как уменьшилось число преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (на 35,1 %), с незаконным оборотом оружия (на 19,9 %), мошенничеством (на 34,5 %), нарушениями уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, с так называемой «дедовщиной» (на 18,1 %) и др. Во-вторых, существенно уменьшилось число особо тяжких преступлений (на 12,5 %), преступлений, совершенных группой лиц (на 22,7 %) и так называемых «офицерских» преступлений (на 13,3 %). В-третьих, незначительно увеличилось число вымогательств (на 9,9 %), злоупотреблений должностными полномочиями (на 20,1 %), самовольное оставление части (на 5,4 %).

В то же время возросло число лиц, пострадавших от преступлений военнослужащих (на 14,1 %) и пострадавших среди военнослужащих (на 19 %). Более того, на 21,7 % возросло число лиц, погибших в результате преступлений военнослужащих, а непосредственно военнослужащих погибло на 41,8 % больше. Характерно, что число военнослужащих, пострадавших от неуставных взаимоотношений, также возросло (на 10,2 %).

Все это свидетельствует о том, что позитивные изменения в развитии преступности военнослужащих развиваются параллельно с негативными процессами, и в целом приходится признать, что в преступности военнослужащих наблюдаются противоречивые тенденции, которые проявляются и в уголовно-правовой статистике. Последнее обстоятельство может быть объяснено: конъюнктурными факторами при регистрации преступлений; сохранившимися оценками уровня боеготовности воинского коллектива по наличию учтенных правонарушений; умышленным сокрытием преступлений.

Впрочем, необходимо напомнить, что в 2002 г. общая преступность в стране сократилась на 14,9 %.

Структура преступности военнослужащих может быть представлена по соотношению:

1) общеуголовных преступлений, совершаемых военнослужащими, и преступлений против военной службы 39 и 61 % соответственно;

2) категорий преступлений согласно ст. 15 УК РФ, совершенных военнослужащими (тяжкие и иные), 38,8 и 61,2 %;

3) преступлений, совершенных в группе и одним военнослужащим, 19,5 и 80,5 % соответственно;

4) преступлений, совершенных в состоянии алкогольного, наркотического опьянения или трезвыми военнослужащими, 9,4 % и 87 % соответственно;

5) преступлений, совершенных в Вооруженных Силах и в иных войсках 21,3 и 78,7 % соответственно.

На личность преступника-военнослужащего существенные влияние оказывает ряд факторов: замкнутая однополая социальная группа межличностного общения; жесткая регламентация повседневного быта; необходимость при определенных условиях рисковать жизнью; иерархическое построение взаимоотношений между начальником и подчиненным при безусловном соблюдении принципа единоначалия; ограничение свободного времени и, как правило, ограниченный выбор культурно-досуговых мероприятий; значительные ежедневные физические и психологические нагрузки; временный («кочевой») образ жизни и др.

При этом существуют определенные особенности, присущие личности преступника – военнослужащего срочной службы и преступника-командира (начальника).

Преступники – военнослужащие срочной службы совершают в основном насильственные преступления, причем довольно часто связанные с межличностными противоречиями, или преступления, явившиеся следствием неудачного разрешения таких противоречий (например, незаконное оставление части из-за «дедовщины»). Реже ими совершаются корыстные преступления, и если совершаются, то чаще всего в соучастии с офицерами. Корыстная мотивация при этом может быть разной: от простой жажды наживы до необходимости добычи денег для откупа от старослужащих солдат.

Особенности личности преступника – военнослужащего срочной службы можно выделить по их характерологическим особенностям. Военнослужащим-сангвиникам присуща быстрота и смелость. Военнослужащие-холерики проявляют завидную, хотя и не осознанную решительность и смелость. В то же время они могут испытывать неподотчетный, а потому особенно сильный страх. Военнослужащие-флегматики обладают осознанной решительностью и смелостью, однако эти качества у них сильны только при выполнении тех задач, к которым они специально готовились. Наиболее не подготовлены для армейской действительности военнослужащие-меланхолики, поскольку их решительность и смелость кратковременны и проявляются только при преодолении незначительных препятствий. Впрочем, всегда следует помнить определенную условность подобной (как и любой другой) типологии.

Преступников – военнослужащих срочной службы можно типологизировать на: «случайных», для которых совершенное преступление – результат их неадекватной реакции на внезапно возникшие острые конфликтные ситуации; «устойчивых», которые отличаются постоянной агрессивной направленностью и сформированным стереотипом применения грубой силы; «злостных», для которых агрессивное поведение является нормой. Для поведения преступников – военнослужащих срочной службы характерны:

– ощущение регресса жизни, а также феномен одиночества в толпе;

– молодой возраст (19–21 год), несложившаяся, а поэтому неустойчивая психика, склонность к агрессии;

– зависимость от множества косвенных факторов, объективных и субъективных (например, от отношения офицеров и старослужащих, от переживаний, что попал не в тот род войск, о которой мечтал, и т. д.);

– «гедонистический риск», т. е. удовольствие от опасности, риска;

– противоправное анархичное «допризывное» поведение: согласно результатам одного из опросов, 15,6 % военнослужащих ранее привлекались к уголовной ответственности, но обвинения им не были предъявлены по разным причинам; 7,7 % привлекались к административной ответственности и состояли на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних;

– опыт употребления спиртных напитков и наркотиков: 50 % военнослужащих, привлеченных к ответственности за совершенные преступления, признались, что до призыва употребляли спиртные напитки; масштабы распространения наркотиков среди молодежи общеизвестны;

– негативное социальное положение: 40 % военнослужащих жили в семьях, где уровень доходов был ниже прожиточного минимума; 49 % – в семьях с уровнем дохода, не превышающим прожиточный минимум; 15 % военнослужащих воспитывались одним родителем (чаще всего матерью); 2 % были сиротами;

– низкий образовательный уровень: в 2000 г. был зафиксирован первый случай призыва в армию абсолютно безграмотного юноши, на сегодняшний день таких военнослужащих насчитывается десятки;

– опыт общения в неформальной антиобщественной молодежной среде, в частности в нацистских и расистских объединениях;

– переоценка собственных желаний и влечений и недооценка объективной общественной опасности правонарушения, а также неумение давать верную оценку своим конкретным действиям;

– неразвитость привычки сопоставлять свое поведение с законом, незнание или в лучшем случае поверхностное знание законов, зависимость правосознания от мнения ближайшего окружения.

Можно сказать, что преступник – военнослужащий срочной службы – это несложившаяся личность, чаще холерического темперамента с неустойчивой психикой, культивирующая регрессивные ценности жизни, занимающая лидирующее положение в неформальной армейской структуре, а также имеющая опыт подросткового агрессивно-анархического насильственного поведения, связанного с употреблением спиртных напитков и наркотиков, и с клеймом социального аутсайдерства.

Под командирами (начальниками) понимаются следующие категории военнослужащих: офицеры, прапорщики, военнослужащие-контрактники на рядовых и сержантских должностях. В целях упрощения условно употребляется общий термин «командир». Данная категория военнослужащих составляет основу Вооруженных Сил и требует серьезного криминологического изучения, поскольку: это профессиональные военные; от них зависит боеготовность войсковых частей; их возраст от 21 года (выпускники военных училищ) и выше, т. е. в психологическом плане это сложившиеся личности; они находятся в привилегированном социально-бытовом положении по сравнению с военнослужащими срочной службы; имеют прямой доступ к материальным ценностям (складам с обмундированием, продовольствием, боеприпасами и т. д.); совершение ими преступлений представляет значительную общественную опасность и наносит серьезный моральный и материальный вред.

В отличие от преступников – военнослужащих срочной службы личность преступников-командиров имеет более разноречивые характеристики в зависимости от преступлений, которые ими совершаются.

Главной особенностью личности такого преступника, совершающего насильственные преступления, является ее дезадаптация, которая: затрудняет усвоение человеком социальных норм, регулирующих поведение; приводит к формированию негативного отношения к среде, ощущению враждебности окружающих; вызывает потребность признания среди себе подобных; подталкивает к нарушениям установленных правил поведения; порождает отсутствие эмпатии, т. е. неумение чувствовать эмоциональные состояния другого человека.

Для личности корыстных преступников-командиров характерна в еще большей степени, чем для личности насильственных преступников, психология «временщика», которая ведет к необузданной наживе, алчности, чувству безответственности, разрыву элементарных внутренних социально-контрольных функций и т. д.

Характеризуя личность командиров и начальников, совершающих корыстные преступления, можно отметить, что из всех привлеченных за последнее время к уголовной ответственности офицеров и прапорщиков имели высшее образование 77 %, среднее профессиональное 22 %, среднее образование около 1 %. В целом приходится констатировать, что никогда корыстные преступления не были столь распространены среди офицеров, как в настоящее время.

При этом особую тревогу вызывают факты злоупотреблений служебным положением со стороны высших армейских должностных лиц. Довольно часто это происходит под прикрытием каких-либо фондов (в том числе ветеранских). Для личности командиров, совершающих корыстные преступления, характерны абсолютное безразличие к нуждам подчиненных. Коррумпированность и «круговая порука» для высших офицеров означают тесную связь с представителями исполнительной и законодательной власти. Иногда без них совершение корыстных преступлений становится невозможным. Представители организованной преступности стараются активно использовать недовольство офицеров задержками выплаты денежного довольствия и плохими бытовыми условиями. Они предлагают посреднические услуги при заключении договоров на поставку вооружения, продуктов питания в войска, не без их участия действуют те же ветеранские фонды.

Преступник-командир (начальник) – это сложившаяся личность, часто холерического темперамента, имеющая опыт агрессивно-насильственного поведения (приобретенный в военных училищах), корыстные побуждения (связанные и не связанные с карьеристскими устремлениями), испытывающая косвенное влияние представителей криминального мира (в том числе организованной преступности), обладающая психологией «временщика» и безразличная к судьбам подчиненных и к армии вообще.

Уголовная ответственность за преступления против военной службы

Военнослужащие, как и все граждане России, наделены всеми конституционными правами и свободами.

Читать еще:  Преступления против военной службы презентация

Но на них к тому же возлагается дополнительная ответственность в силу особенности федеральной государственной службы.

Они обладают особым статусом, куда входит и уголовная ответственность военнослужащих.

Общие положения

В ст. 59 Конституции РФ говорится, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина России. Именно эта норма есть правовое основание установления уголовной ответственности за преступления против военной службы.

Это требование запрещает уклоняться от такой службы и нарушать порядок ее прохождения.

Военнослужащие независимо от занимаемой должности и присвоенного звания могут понести ответственность за совершение общих уголовных и воинских преступлений.

Ст. 331 Уголовного кодекса РФ (в ред. от 06.07.2016) раскрывает пределы и содержание ответственности, а также содержит определение понятия преступлений против военной службы.

Под ними признаются преступления против порядка прохождения службы, которые совершены военнослужащими и пребывающими в запасе гражданами во время военных сборов.

Правила несения службы должны исполняться на всех уровнях Вооруженных Сил РФ и относятся в равной степени ко всем должностям. При совершении противоправных проступков при боевых условиях и в военное время, судебное рассмотрение проходит в особом порядке.

Таким образом, усугубляется и ответственность. Преступления, совершенные военнослужащими, должны быть рассмотрены военными судами разных инстанций. Гражданское судопроизводство к этому отношения не имеет.

Преступления против военной службы

Ответственность военнослужащих за уголовные правонарушения общего характера ничем не отличается от ответственности обыкновенных лиц.

В то время как воинские преступления выделены в отдельную главу и разделены по направлениям:

  1. Статьи 332-336 УК — несоблюдение порядка подчиненности и нарушение уставных правил.
  2. Статьи 337-339 УК – уклонение от обязанностей службы и заведомо неправильное их исполнение.
  3. Статьи 340-344 УК – невыполнение правил несения внутренних служб.
  4. Статьи 345-352 УК – преступное и небрежное использование военного имущества, оружия и нарушение правил эксплуатации военной техники.

Данная система преступлений призвана устанавливать степень вины и ущерба, которая была нанесена обороноспособности и безопасности государства.

Наиболее часто служащие осуждаются за самовольное отсутствие на службе и нарушение устава.

Проступки, которые связаны с материальным ущербом, совершаются довольно редко. За преступления против военной службы не несут ответственность:

  • гражданские лица, которые работают в воинских частях;
  • учащиеся военных училищ;
  • сотрудники внутренних дел.

Если данные лица причастны к совершению преступления, то они должны быть осуждены гражданским судом как соучастники.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Правовое положение военнослужащих и особенности их статуса предусматривают определенные особенности обстоятельств, которые исключают преступность деяния при военной службе.

Согласно главе 8 УК РФ к ним относятся:

  • необходимая оборона;
  • причинение вреда при задержании преступника;
  • состояние крайней необходимости;
  • физическое, психическое принуждение;
  • обоснованный риск;
  • исполнение распоряжения и приказа.

Данные обстоятельства распространяются на военнослужащих на общих основаниях. При их применении необходимо учесть особенности военной службы, связанной с беспрекословным выполнением поставленных задач в различных условиях, включая риски для жизни.

В некоторых случаях необходимая оборона для военнослужащих является не только правом, но и правовой обязанностью.

При несении боевой, караульной и иных специальных служб, военнослужащие не должны уклоняться от выполнения воинских обязанностей, даже если существует состояние крайней необходимости, и их жизнь подвергается опасности.

Ответственность за военные преступления

Основанием для судебного следствия является нарушение уставных правил. К ним относятся неподчинение приказу командира, нарушение устава, конфликт с сослуживцами, отказ от постовой и караульной службы, оскорбление граждан, которые исполняют воинские обязанности.

Вина обвиняемого зависит от тяжести причиненных последствий. За нарушение уставных правил законом предусмотрены следующие наказания:

  • ограничение роста по службе сроком до 2 лет;
  • арест до 6 месяцев;
  • перевод в дисциплинарную часть сроком до 2 лет;
  • лишение свободы до 5 лет.

Если преступление дополнено отягчающими обстоятельствами, то срок тюремного заключения может быть повышен до 8 лет.

Особо выделяют преступления, которые связаны с издевательствами над сослуживцами, и повлекшие тяжкие последствия для здоровья и жизни потерпевших.

Это та самая, пресловутая «дедовщина». Именно она является самой распространенной причиной для обращения в суд. Часто родственники солдат, проходящих срочную службу, обращаются в военную прокуратуру с просьбой инициировать рассмотрение.

За подобные противозаконные деяния предусмотрено лишение свободы от 3 до 10 лет.

Дезертирство – это отказ от военной службы, который заключается в уклонении от призыва или невозвращении на часть более трех суток без уважительной причины. Осуждается сроком до 7 лет. Если дезертир применил оружие или взял его собой, то срок увеличивается до 10 лет.

За преступное и халатное отношение к военному имуществу предусмотрена административная (выговор, штраф, понижение в звании) и уголовная ответственности. При вынесении приговора учитывается величина вреда, нанесенного технике и имуществу.

Противоправные деяния, которые были совершены во внеслужебное время, к несению службы не относятся и осуждаются по ГПК РФ. Однако рассматриваются в военных судах.

Важно знать, что штрафные санкции не могут быть применены к солдатам срочной службы. Административные наказания заменяются на содержание на гауптвахте на время, установленное гарнизонным судом.

Наказание может быть условным. Если повторных нарушений не было, то приговор в исполнение не приводится.

Расследование воинских преступлений

Расследование призвано определить к какому виду нарушение относится.

Обязательно должен быть определен состав преступления, учтены все факультативные и обязательные признаки.

К обязательным относятся доказанная вина, определение правонарушителя, причинно-следственная связь между проступком и результатом. К факультативным относятся цель, место, мотив и время события.

Роль органов дознания выполняют командиры частей и руководители военных учреждений. Командиром должна быть назначена следственная комиссия, которая проводит дознание и представляет свое заключение по имеющимся материалам дела. Не могут проводить следственные действия подчиненный или командир обвиняемого.

Решение о содержании на гауптвахте или аресте принимается коллегиально. По требованию подозреваемого лица ему может быть представлен защитник.

Далее дело должно быть направлено в военный суд гарнизона. Дознание считается законченным после получения следователем военной прокуратуры материалов дела и первичных документов.

Очень часто рассмотрение дела заканчивается изменением квалификации или определением по нескольким статьям.

Закон предусматривает довольно жесткую уголовную ответственность военнослужащих за преступления против службы. Такого рода дела рассматриваются исключительно военными судами.

Это происходит потому, что военные преступления обуславливаются спецификой объекта посягательства и субъекта. Объектом является установленный порядок прохождения военной службы. Ведь весь смысл воинской дисциплины заключается в этом порядке. Именно он обеспечивает военную безопасность государства.

Совершение преступлений военнослужащих!

В Оренбурге осужден военнослужащий, совершивший преступления

против половой неприкосновенности.

Доказательства, собранные 482 военным следственным отделом Следственного комитета Российской Федерации, признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора военнослужащему войсковой части 24562 старшему лейтенанту Руслану Самохину. Он признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных и. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ (изнасилование несовершеннолетней) и и. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетней).

Следствием и судом установлено, что 10 августа 2018 года ночью Самохин, находясь в салоне личного автомобиля, припаркованного возле одного из домов на ул. Юбилейная г. Трехгорный-1 Челябинской обл., совершил половое сношение с применением насилия и насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетней девушки, с которой ранее познакомился в социальной сети в Интернете.

24 июля 2019 года приговором Оренбургского гарнизонного военного суда Самохину назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строго режима.

В Оренбурге осуждены двое бывших военнослужащих и бывший сотрудник полиции, входившие в состав организованной преступной группы.

Доказательства, собранные 482 военным следственным отделом СК России, признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора бывшим военнослужащим по контракту войсковой части 54203 капитану запаса Михаилу Здоровицкому и сержанту запаса Василию Колесникову, а также гражданину Евгению Ласкину. В зависимости от роли каждого они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой), п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору), п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину), ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (организация кражи).

Следствием и судом установлено, что в октябре 2017 года Здоровицкий, Колесников, Ласкин и другое лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, объединились в организованную преступную группу для совершения мошеннических действий — хищения денежных средств у подчинённых Здоровицкому военнослужащих — двух лиц младшего офицерского состава. С этой целью Здоровицкий организовал в сауне и кальянной, находящихся в г. Нижний Тагил Свердловской обл., отдых для указанных военнослужащих, в котором приняли участие девушки, оказывающие платные интимные услуги.

После этого по указанию Здоровицкого Колесников под предлогом доставки данных военнослужащих к месту жительства повез их на автомобиле, а Ласкин, являвшийся сотрудником полиции, и его знакомые, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, под видом сотрудников правоохранительных органов остановили указанный автомобиль и задержали потерпевших якобы за совершение изнасилования ими в сауне несовершеннолетних девушек.

Затем на место задержания под видом урегулирования возникших вопросов прибыл Здоровицкий. После разговора с Ласкиным задержанные военнослужащие были отпущены, а Здоровицкий якобы убыл в отдел полиции для разрешения сложившейся ситуации.

Читать еще:  Преступления против жизни и здоровья человека

В последующем Здоровицкий сообщил потерпевшим о необходимости возместить ему 500 тыс. рублей, которые он якобы передал сотрудникам правоохранительных органов за непривлечение данных военнослужащих к уголовной ответственности. Потерпевшие, будучи введенными в заблуждение, передали Здоровицкому указанную сумму денежных средств, которыми последний распорядился по своему усмотрению.

Кроме того, 12 мая 2017 года Здоровицкий, проводя время с подчинённым ему военнослужащим по контракту в бане, расположенной в г. Нижний Тагил, зная код доступа к банковской карте данного военнослужащего, совместно с Колесниковым и Хажиевым (уголовное преследование в отношении Хажиева прекращено в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа) совершили хищение указанной банковской карты и последующее снятие с нее через банкомат денежных средств в размере 51 тыс.

Так же, в июле 2017 года Здоровицкий и Колесников, находясь на территории автомобильного парка войсковой части 54203, тайно слили в бочку из топливного бака служебного автомобиля 200 литров дизельного топлива, которое затем вывезли и сбыли в г. Нижний Тагил, причинив указанной воинской части ущерб в размере 7652 руб.

В ходе следствия Здоровицкий и Колесников раскаялись в содеянном и частично возместили причинённый ими ущерб.

10 апреля 2019 года приговором Оренбургского гарнизонного военного суда Здоровицкому, Колесникову и Ласкину, каждому, назначено наказание в виде условного лишения свободы сроком: Здоровицкому — на 3 года с испытательным сроком на 2 года со штрафом в размере 60 тыс. рублей, Колесникову — на 2 года с испытательным сроком на 1 год со штрафом в размере 40 тыс. рублей, Ласкину — на 4 года с испытательным сроком на 3 года.

В Оренбурге осужден военнослужащий, хранивший дома боеприпасы.

Доказательства, собранные 482 военным следственным отделом СК России, признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора по уголовному делу в отношении бывшего военнослужащего войсковой части 29452 полковника запаса Александра Тараника. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконное хранение боеприпасов).

Дознанием и судом установлено, что в ноябре 2005 года, в период прохождения военной службы по контракту, на территории, прилегающей к войсковой части 68547, Тараник обнаружил пакет с боеприпасами — 126 патронами различного вида и калибра, которые присвоил себе и в дальнейшем хранил у себя дома. При переезде к новому месту службы Тараник перевозил указанные боеприпасы и хранил их по месту жительства.

19 июня 2018 года данные боеприпасы были обнаружены и изъяты из квартиры Тараника в г. Оренбурге сотрудниками правоохранительных органов.

В ходе дознания материалы уголовного дела в отношении Тараника в части, касающейся фактов приобретения, перевозки и ношения указанных боеприпасов в 2005-2008 гг., производством прекращены на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

14 января 2019 года приговором Оренбургского гарнизонного военного суда Таранику назначено наказание в виде условного лишения свободы сроком на 1 год с испытательным сроком на 1 год.

В настоящее время указанный приговор вступил в законную силу.

В Оренбурге контрактник предстал перед судом за рукоприкладство.

Доказательства, собранные 482 военным следственным отделом СК России, признаны судом достаточными для вынесения обвинительного приговора по уголовному делу в отношении военнослужащего по контракту войсковой части 19972 сержанта Артема Жарникова. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного и. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия).

Следствием и судом установлено, что Жарников 5 сентября 2018 года около 13 часов, находясь в помещении бокса военной техники войсковой части 19972, желая заставить рядового Смолина В.С. ускорить выполнение работ по покраске ящиков, нанес Смолину два удара кулаками в область груди и удар ногой в область левого бедра, чем причинил последнему физическую боль и нравственные страдания.

В ходе следствия Жарников раскаялся в содеянном и предпринял меры по заглаживанию причинённого им вреда.

8 февраля 2019 года приговором Оренбургского гарнизонного военного суда Жарникову назначено наказание в виде штрафа в размере 40 тыс. рублей.

В настоящее время приговор вступил в законную силу.

§ 1. Общая характеристика преступности военнослужащих

Преступность в Вооруженных Силах — опасный дестабилизирующий фактор, крайне негативно воздействующий не только на Вооруженные Силы, но и на государство в целом. Необходимо подчеркнуть, что на преступность военнослужащих существенное, хотя и опосредованное, влияние оказывает общая криминогенная ситуация в России.
Следовательно, преступность военнослужащих — один из компонентов общей преступности в стране, совокупность преступлений, совершаемых особой категорией граждан — военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях (пограничных, внутренних, железнодорожных войсках, войсках гражданской обороны, инженерно- технических и дорожно-строительных воинских формированиях, в Службе внешней разведки, органах ФСБ, федеральных органах охраны Государственной границы).
В целом преступность военнослужащих характеризуется следующими данными. В 2003 г. было зарегистрировано 23 201 преступление, в 2004 г. — 24 169, в 2005 г. — 25 947, в 2006 г. — 25 405, а в 2007 г. — 20 259.
При определенных сдвигах в части более полного учета и регистрации преступлений, совершаемых военнослужащими, и очевидном повышении уровня и эффективности антикримино- генного воздействия на общее состояние дел продолжают оказывать влияние: 1) конъюнктурные факторы при регистрации преступлений; 2) сохраняющиеся оценки уровня боеготовности воинского коллектива по наличию учтенных правонарушений;

3) умышленное сокрытие преступлений командирами военных частей.
На сегодняшнее состояние преступности военнослужащих самое негативное влияние оказали и оказывают до сих пор деструктивные процессы начала 1990-х гг.
Реализация решений, связанных с роспуском единой армии Советского Союза, осуществлялась без надлежащего учета взаимозависимости различных родов войск, средств связи, системы ПВО и т. д. Указанные процессы крайние отрицательно сказались на криминогенной обстановке среди военнослужащих.
Структура преступности военнослужащих может быть представлена следующим образом. По соотношению общеуголовных преступлений, совершаемых военнослужащими, и преступлений против военной службы: 39 и 61% соответственно. По соотношению категорий преступлений согласно ст. 15 УК РФ, совершенных военнослужащими (тяжкие и иные): 38,8 и 61,2%. По соотношению преступлений, совершенных в группе и одним военнослужащим: 19,5 и 80,5% соответственно. По соотношению преступлений, совершенных в состоянии алкогольного, наркотического опьянения и трезвыми военнослужащими: 9,4 и 87% соответственно. По соотношению преступлений, совершенных непосредственно в Вооруженных Силах и в иных войсках: 21,3 и 78,7% соответственно.
Таким образом, необходимо выделить следующие черты преступности военнослужащих: 1) относительная стабильность (ежегодно военнослужащими совершается 20—30 тыс.

преступлений, что составляет от 0,8 до 1,7% всей преступности в стране); 2) несовпадение основных показателей роста или снижения по сравнению с общеуголовной преступностью до 1990 г.; схожие тенденции развития преступности военнослужащих и общеуголовной преступности после 1991 г. (главным образом «обвал» преступности в 1992—1993 гг.[348] и устойчивый рост в дальнейшем); 4) увеличение латентности преступности военнослужащих; 5) отставание социально-правового контроля над преступностью военнослужащих; 6) более низкий коэффициент
преступности среди военнослужащих по сравнению с коэффициентом общеуголовной преступности. Впрочем, данное обстоятельство скорее исключение,-чем правило, так как, по данным В. В. Лунеева, в большинстве стран уровень преступности среди военнослужащих выше, чем в обществе; 7) приоритетное влияние на преступность военнослужащих иных факторов, отличных от факторов, влияющих на общеуголовную преступность. Об этом говорил еще в 1905 г. князь С. А. Друцкой, активно занимавшийся проблемами военного строительства: «Войско, живущее среди граждан и соприкасающееся с ними всеми сторонами своего существования, не может быть чуждо влиянию тех процессов, которые происходят в гражданском обществе. Но помимо этого есть основание предполагать, что преступность в армии зависит от факторов добавочных, не имеющих места в быту гражданском»1.
Серьезную угрозу для Вооруженных Сил представляет уродливое социально-негативное явление, связанное с издевательствами старослужащих солдат над молодыми, именуемое «казарменное хулиганство», или «дедовщина». Подобные издевательства подрывают основы боеспособности воинских частей, наносят невосполнимый вред престижу самой военной службы.
Таблица 30
Динамика нарушений в Вооруженных Силах РФ в 2005—2007 гг.

Виды нарушений2005 г.2006 г.2007 г.Всего
Нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспорта702279411022
Самоубийства276210224710
Несчастные случаи, убийства по неосторожности3024149203
Неуставные взаимоотношения36271578
Нарушение правил обращения с оружием20141347
Итого10645544422060

1 Друцкой С. А. Воинская дисциплина и способы ее улучшения в русской армии // Разведчик. 1905. № 786. С. 855.

Возникнув на этапе реформирования, сокращения количественного состава и определенной либерализации призыва (в Вооруженные Силы в 1960-х гг. стали призывать лиц, имевших судимость, чего ранее никогда не было), «дедовщина» сейчас — опаснейший дестабилизирующий фактор современного состояния воинской дисциплины.
Проводимое в последние годы реформирование Вооруженных Сил, улучшение их финансирования привели к положительным результатам, в частности к сокращению абсолютных показателей зарегистрированной преступности. Стабилизировался ее уровень, который в настоящее время в 2—2,5 раза ниже, чем в целом по стране (около 700 преступлений на 100 тыс. военнослужащих).
Вместе с тем не может не вызывать крайней озабоченности и острой необходимости своевременного превентивного реагирования на недопустимо высокий уровень небоевых потерь (гибели военнослужащих) в Вооруженных Силах РФ (табл. 30).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×