3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Признаки преступления рк

«Уголовное правонарушение», «преступление», «уголовный проступок», «административное правонарушение», «административный проступок», «дисциплинарный проступок»: схожесть и различия (Хавронюк Н.И. д. ю. н., профессор)

«Уголовное правонарушение», «преступление»,
«уголовный проступок», «административное правонарушение», «административный проступок», «дисциплинарный проступок»:
схожесть и различия

Все эти виды правонарушений — публично-правовые деликты. В этом их схожесть. Но очень плохо, когда из-за их схожести эти деликты смешивают. Это влечет за собой или 1) нарушение прав человека или 2) невозможность нарушенные права надлежащим образом защитить.

Первое отличие (уголовных правонарушений — от всех иных), на которое я хочу обратить внимание, это то, что в отличие от административных и дисциплинарных, уголовные правонарушения все больше дрейфуют в сторону приватного, частного права.

В последнее время в уголовном законе — все больше приватно-правовых начал:

а) увеличивается количество дел частного обвинения;

б) возникают все новые основания для выхода из конфликта путем примирения сторон: освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением; соглашение с потерпевшим;

в) вводятся понятия медиации (медиатор — посредник, примиритель) , фасилитации (фасилитатор — тот, кто помогает другим понять общую цель в процессе дискуссии, не защищая ни одну из позиций или сторон).

Почему это происходит? Потому, что уголовно-правовой конфликт — самый опасный из правовых конфликтов, и ему специалисты уделяют наибольше внимания, глубже изучают способы его:

— урегулирования и предупреждения;

— разрешения и трансформации.

В демократическом государстве любой человек (так же, как и любой коллективный субъект — предприятие, политическая партия, общественная организация) является субъектом всевозможных правоотношений и в большинстве случаев сам способен разрешить возникший в результате их осуществления правовой конфликт, действуя, в том числе и в роли потерпевшего.

Главное для него — восстановить свое право в случае его нарушения, создать условия для того, чтобы это право больше не нарушалось, получить полное возмещение материальных и моральных затрат, — т.е. полную сатисфакцию (удовлетворение).

Понятно, что в редких случаях такое удовлетворение у физического или юридического лица возникает от того, что в отношении правонарушителя реализована лишь такая цель наказания, как кара. Как правило, это случаи совершения насильственных и некоторых других преступлений, обязательным признаком которых является потерпевший.

Пример из судебной практики. Муж избил жену, сломал ей руку — она обратилась к прокурору, возбудили уголовное производство, осудили мужа к штрафу — из семейного бюджета заплатили государству штраф. Жена удовлетворена? Вопрос риторический.

Таким образом, доля регулятивного и охранительного публичного права уменьшается и фактически охранительное публичное право начинает распространяться лишь на правоотношения, связанные с:

— преступлениями против международного правопорядка, интересов государства и совместных интересов человека, общества и государства;

Лишь в этих случаях правовые конфликты непосредственно касаются государства.

Второе отличие (преступления от уголовного проступка). Суть уголовного правонарушения состоит в том, что в советской традиции именовалось и сейчас во многих правовых системах продолжает именоваться «общественной опасностью».

Она, как известно, определяется:

а) объектом посягательства (объект посягательства при совершении: — уголовных правонарушений — очень широк; — административных проступков — порядок государственного управления, администрация; — дисциплинарных проступков — трудовые, служебные и схожие обязанности) а также: — предметом посягательства и личностью потерпевшего;

б) тяжестью последствий (смерть человека, вред его здоровью, размер материального ущерба и т.п.), — а если последствия не предусмотрены, то:

— созданием опасности наступления тяжких последствий;

— опасностью самого по себе деяния, способа его совершения, примененных при его совершении средств, орудий, либо местом, либо временем его совершения;

в) формой вины — чем более тяжкими являются последствия, тем меньше, как правило, мы говорим об обязательности умысла;

г) свойствами субъекта. Принцип тут такой: чем выше требования к субъекту, чем более широк круг его обязанностей и прав, тем в большем количестве случаев он может быть привлечен к уголовной ответственности по сравнению с обычным лицом — общим субъектом.

Например, не являются уголовно наказуемыми такие деяния общего субъекта, как:

— воспрепятствование законной деятельности общественных объединений;

— вмешательство в законную деятельность представителей работников;

— финансирование политической партии и т.д.

Так вот, отличие преступления от уголовного проступка, как правило, — в степени общественной опасности (хулиганство — мелкое хулиганство, причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью — причинение по неосторожности легкого вреда здоровью), но иногда и в их характере (разглашение государственной тайны — разглашение бухгалтерской или налоговой тайны).

Основной смысл выделения категории уголовных проступков в том, чтобы быстро разрешить конфликт в упрощенном процессуальном порядке и удовлетворить интересы всех сторон конфликта.

Поэтому, на все деяния, которые не характеризуются тяжкими последствиями или действительно серьезной внутренней опасностью, следует посмотреть с точки зрения того, можно ли их перевести в категорию проступков?

То есть — карать за них несильно, но стремительно.

Третье отличие (административного правонарушения от административного проступка). Многообразие форм административных правонарушений не позволяет все их отразить в одном кодексе. Несмотря на то, что КоАП и его аналоги и так во всех постсоветских и не только государствах — самый большой по объему, все равно охватить им все административные правонарушения не удается.

а) в КоАП содержится перечень лишь наиболее типичных административных правонарушений. Это — «административные проступки».

б) в Украине принят КАС и создана система административной юстиции.

Ее задача — обеспечить возможность защиты прав и интересов физических и юридических лиц в сфере публично-правовых отношений от нарушений со стороны субъектов осуществления властных управленческих функций, т.е. от административных правонарушений.

В случае удовлетворения административного иска суд может, в частности:

— признать противоправным решение субъекта властных полномочий, действия или бездеятельность;

— обязать ответчика совершить определенные действия или удержаться от них;

— взыскать с ответчика средства;

— временно запретить отдельные виды или всю деятельность объединения граждан и ликвидировать объединение граждан;

— принудительно выдворить иностранца или лица без гражданства из страны;

— признать наличие или отсутствие компетенции (полномочий) субъекта властных полномочий.

Пример — ст. 74 проекта КоАП. Можно наказать штрафом, но проблема так и не будет решена.

Но административный суд не может наложить санкции в виде штрафа или лишения права заниматься определенной деятельностью.

Эти санкции имеют в основном карательный характер, а их целями являются воспитание правонарушителя и превенция.

Таким образом, вместе с КАС (но не вместо него — как это было в советской традиции) может действовать и Кодекс об административных проступках.

Иными словами, сегодня все правовые конфликты в сфере гос. управления следует разрешать совокупностью инструментов:

1) свои права гражданин должен защищать в административном суде, — а если суд установит нарушение закона, причиной которого было злоупотребление, превышение власти, бездействие власти или служебная халатность конкретного представителя власти, то

Читать еще:  Преступления против прав и свобод

2) сам суд или сторона истца должны поставить вопрос перед компетентным органом об уголовной, административной и/или дисциплинарной ответственности такого представителя власти. Эта ответственность должна реализовать две цели — покарать виновное лицо за содеянное и предотвратить возможность совершения им и другими представителями власти подобных актов поведения в будущем.

Уголовная ответственность соответствующего представителя власти не исключает привлечение его к дисциплинарной ответственности — и наоборот. При этом увольнение с работы или отстранение от должности может быть как уголовной, так и дисциплинарной санкцией.

Ответственность же за административные проступки должна наступать в случаях, когда субъекты (юридические лица, должностные лица, граждане-предприниматели и в некоторых случаях простые граждане, — напр. по делам о несоблюдении ПДД), обязанные по закону исполнять определенные правила, порядки, режимы, установленные с целью управления государством, — нарушают их.

Четвертое отличие (уголовного проступка — от административного). Сутью (т.е. характером) административного проступка является посягательство лишь на один объект — на систему государственного управления.

В советской доктрине уголовные и административные проступки не различались.

Именно поэтому и вышло так, что:

— часть (десятки) составов уголовных проступков, не имеющих никакого отношения к гос. управлению, содержится в КоАП и массе других законов;

— часть составов административных проступков содержится в УК.

Соответственно, за управленческие нарушения применяются УГОЛОВНЫЕ наказания, а за уголовные проступки — административные штрафы и т.п.

Определяющую роль в процессе идентификации правонарушения имеют два последних критерия — природа проступка и наказание (санкция) за него, а не его название или название НПА, в котором он определен.

Если мы хотим демократический КоАП — должны оставить в нем лишь нарушения режимов, а не прав человека (обективная сторона), лиц, обязанных их соблюдать (субъект нарушения) и административные органы, а не суд (субъект рассмотрения).

Все, что касается прав человека — в закон об УГОЛОВНЫХ проступках.

Наконец, пятое отличие (дисциплинарных проступков — от уголовных и административных). Не являются ни административной, ни уголовной санкцией дисциплинарные взыскания и другие меры, которые применяются административным органом: 1) относительно его сотрудников и 2) в связи с их поведением по службе (работе).

Субъектами дисциплинарных проступков являются:

— работники, в том числе со специальным статусом (например, полицейские, судьи, прокуроры, адвокаты), а также:

— лица, находящиеся под стражей и осужденные;

— ученики, слушатели, студенты некоторых учебных заведений.

При этом советская традиция не уделяла достаточного внимания правовому регулированию дисциплинарной ответственности — и этот недостаток сохраняется.

Проблемы состоят в том, некоторые указанные лица:

1) несут дисциплинарную ответственность за деяния, за которые все иные лица несут административную ответственность (например, военнослужащие или прокуроры, судьи). Такой подход нарушает принцип равенства всех перед законом, поскольку дает возможность этим лицам избегать более тяжких взысканий;

2) несут дисциплинарную ответственность как дополнительную к уголовной или административной — за уголовные и административные правонарушения. Как правило, санкция в этих случаях абсолютно определенная и предусматривает лишь освобождение от должности. Так, согласно ч. 2 ст. 22 Закона Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции» лица, привлеченные к уголовной/административной ответственности за определенные коррупционные правонарушения, подлежат освобождению от должности;

3) несут уголовную ответственность за деяния, за которые все иные лица несут административную или дисциплинарную ответственность. Например, в ст. 390 УК Украины — за систематическое нарушение общественного порядка или правил проживания лиц, осужденных к ограничению свободы. Это противоречит положениям Конституции о равенстве перед законом.

4) дисциплинарные взыскания иногда более тяжкие, чем наказания за преступления:

— для государственных служащих: освобождение от должности государственной службы (статьи 52 и 53 Закона «О государственной службе»);

— для адвокатов: лишение права на занятие адвокатской деятельностью с последующим исключением из Единого реестра адвокатов Украины (статьи 31-35 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»);

Таким образом, в зависимости от категории субъекта диапазон дисциплинарных взысканий достигает от такого легкого, как устное замечание и до таких суровых, приближенных к уголовным наказаниям, как принудительные работы, увольнение от службы или работы, лишение определенных прав и даже арест.

Понятие и признаки преступления

32 Понятие и признаки преступления

Преступление признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим кодексом под угрозой наказания. Формальный признак преступления означает законодательное выражение принципа «нет преступления без указания на то в законе», то есть преступным является только то деяние, про которое прямо сказано в законе. Материальный признак преступления предполагает, что преступным может быть только общественно опасное деяние, а так же что не является, хотя формально и попадающее под признаки преступления, указанные в уголовном кодексе, но в силу малозначительности не представляющие общественной опасности. Преступление – это всегда деяние, которое может выражаться в форме преступного действия или бездействия. Преступное действие представляет собой активную форму человеческого поведения. Это означает, что виновный не ожидает естественного стечения событий, а непосредственно сам вмешивается в их развитие с тем, чтобы достичь желаемых для него последствий. Преступное бездействие – пассивная форма преступного деяния, состоящая в неисполнении субъектом наложенной на него правовой обязанности к активному поведению при наличии реальной возможности ее выполнить. Действием или бездействием в уголовно-правовом смысле признается не только само телодвижение или совокупность, но и сознательное использование в качестве орудия совершения преступления поступков других лиц – малолетних, психически больных, действующих под влиянием обмана со стороны виновного (также признается использование природы и животных в целях совершения преступления).

— общественная опасность – качественный признак преступления. Данный признак выражает материальную сущность преступления и объясняет, почему то или иное деяние признается преступлением. Общественная опасность преступления представляет собой объективное свойство преступления и заключается в том, что им причиняется, либо создается угроза причинения существенного вреда объектом уголовно-правовой охраны. При этом вред может быть физический, имущественный, моральный

— уголовная противоправность. Под противоправностью принято понимать запрещенность преступления соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Преступно только то, что запрещено уголовным законом. Это свойство непосредственным образом связано с другими признаками преступления – общественной опасностью и виновностью, поскольку только то, что составляет опасность для общества и совершенно виновно — запрещено уголовным законом.

— виновность – психическое отношение лица к совершаемому деянию в виде умысла и неосторожности государства, личности.

— наказуемость – означает угрозу применения наказания за совершенное деяние. Если деяние не наказуемо, оно не может рассматриваться как преступление, наказуемость – необходимое свойство преступления.

33 Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

Обстоятельствами, исключающими преступность деяния в силу отсутствия противоправности, признаются действия (бездействие), хотя внешне и сходные с деяниями, предусмотренными уголовным законом, и выражающиеся в причинении вреда правоохраняемым интересам, но совершенные лицом при осуществлении своего субъективного права, выполнении юридической обязанности или исполнении служебного долга с соблюдением условий или правомерности.

Читать еще:  Преступление ст ук

— причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

— физическое или психическое принуждение

— исполнение приказа или распоряжения

Под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства. Право на необходимую оборону вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь, которое отражено в основном законе нашего государства. Осуществление акта необходимой обороны – субъективное право гражданина.

Акт задержания лица, совершившего преступление, по своей юридической природе является осуществлением субъективного права и в ряде случаев – выполнением моральной обязанности гражданина по пресечению противоправных действий и доставлению лиц, их совершивших, органам власти. Для сотрудников правоохранительных органов – это правовая, служебная обязанность. Вынужденное причинение вреда лицу, совершившему криминальное посягательство, является самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния.

Крайняя необходимость – это такое состояние, когда лицо для отвращения опасности, реально угрожающей законным интересам данного лица или иных лиц, интересам общества или государства, причиняет вред интересам третьих лиц при условии, что грозящая опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и причиненный вред менее значителен по сравнению с предотвращаемым. Причинение вреда в таких случаях лишено общественной опасности и уголовной противоправности и в большинстве случаев носит общественно полезный характер.

Принуждение лица к причинению вреда правоохраняемым интересам заключается в применении по отношению к нему незаконных методов физического или психического воздействия (побои, пытки, угрозы, психотропные вещества, гипноз). Если вследствие физического принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием), ответственность исключается, поскольку лицо действовало под влиянием форс-мажорных обстоятельств. Если у лица не было иного выхода, кроме причинения вреда правоохраняемым интересам и, если при этом причиненный вред меньше предотвращаемого вреда, то данное лицо не подлежит уголовной ответственности, поскольку действовало в состоянии крайней необходимости.

Обоснованный риск, состоящий в правомерном создании возможной опасности правоохраняемым интересам в целях достижения общественно полезного результата, который не мог быть получен обычными, нерискованными средствами, является обстоятельством, исключающим преступность деяния. Такой риск возможен в любой сфере деятельности, а также в экстремальных ситуациях, возникающих в сферах быта и проведения досуга. Риск – это в значительной степени право лица на творческий поиск (например, при разработке новых методов лечения в медицине).

Исполнение приказа или распоряжения – приказ начальника обязателен для исполнителя. Это вытекает из отношений исполнительной дисциплины, подчиненности. Исполнение обязательного приказа по общему правилу исключает уголовную ответственность за причинение вреда правоохраняемым интересам. Первым условием правомерности действий (бездействия) лица, выполняющего приказ, является соответствие последнего требованиям закона. Второе условие правомерности действий – это отсутствие у данного лица сознания его незаконности.

Понятие и признаки преступления

В Российской Федерации уголовный закон (ч. 1. ст. 14 УК) устанавливает, что преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

По мнению российского законодателя и подавляющего большинства ученых-криминалистов, это определение наиболее полно отражает те обязательные признаки преступления, как опасного социального явления. Такими признаками являются:

2. Общественная опасность деяния.

3. Уголовная противоправность.

Насколько данное в законе определение соответствует действительности?

Не соответствует. И вот почему.

В Российской Федерации уголовный закон устанавливает: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» (ст. 8 УК).

СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ – в науке уголовного права общепризнанно, что это совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Они условно распределены (разделены) между четырьмя подсистемами состава:

— объект, объективной сторона (объективные признаки)

— и субъект, субъективная сторона (субъективные признаки).

Где здесь наказуемость? Ее нет, но состав то преступления есть. Преступление то никуда не делось.

Необходимость руководствоваться при уяснении признаков состава преступления не только положениями норм Общей части, но и диспозициями статей Особенной части УК с очевидностью обнаруживается, как только у правоприменителя возникает потребность установить, что именно инкриминируемое виновному деяние запрещено уголовным законом. Закрепленные в диспозиции статьи Особенной части УК признаки состава преступления указывают на те характерные особенности преступления, которые позволяют отграничивать его от других сходных по признакам преступлений.

Причем здесь наказуемость?

Вот так просто решается эта проблема.

Поэтому преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом.

Такими признаками являются:

1. Виновность.

2. Общественная опасность деяния.

3. Уголовная противоправность.

Но мы продолжим.

Почему наказание (наказуемость) – уголовно-правовое последствие, а не обязательный признак преступления?

В начале, слово великому К. Марксу.

К. Маркс писал, что следующее за преступлением «наказание есть не что иное, как средство самозащиты общества против нарушений условий его существования, каковы бы ни были эти условия»[1].

То есть, преступление всегда предшествует наказанию. Нет преступления, нет и наказания.

Во-вторых, это явление (наказание) по существу не связано с самим преступлением, а есть «средство самозащиты общества» от него.

Но всегда ли это «средство самозащиты общества» применяется к лицу, совершившему преступление.

Да нет, государство действует избирательно, разумно преследуя определенные цели.

Действительно ли наказуемость, как полагаю ученые-криминалисты, означает, что за каждое общественно опасное деяния, запрещенное уголовным законом должна наступать уголовная ответственность в виде строго определенных лишений либо ограничений?

Да нет. Это глупость.

Не подлежат уголовной ответственности:

А) лица совершившее общественно опасное деяния, запрещенное уголовным законом невиновно (например, ст. 28 УК РФ);

Б) лица, в силу обстоятельства исключающего преступность деяния (Глава 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ);

В) лица совершившее общественно опасное деяния, запрещенное уголовным законом в состоянии невменяемости. Такие лица не подлежат уголовной ответственности им назначаются принудительные меры медицинского характера.

Все они совершают общественно опасные деяния, запрещенные УК РФ, но не подлежат уголовной ответственности.

А по поводу должна наступать, то предлагаю ознакомиться — Глава 11. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ.

То есть, уголовная ответственность может и не ступить, ибо от нее могут освободить.

Согласно ч. 2 ст. 43 УК целями наказания являются восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (превенция).

Та же социальна справедливость – это не месть, возмездие или требование ужесточения санкций, а справедливое «осуждение» (порицание) государством и обществом совершенного преступления, лица его совершившего. Да и исправление, предупреждение совершения новых преступлений возможно без наказания.

Ведь существует в уголовном законе РФ целый Раздел IV. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ.

А институт амнистии (Ст. 84 УК РФ).

Читать еще:  Признаки состава преступлений

Часть 2 ст. 84 УК РФ гласит, что Актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания…

Немного о криминализации.

Памятуя слова Ричарда Куинни: «Никакое поведение не является преступным до тех пор, пока оно не будет определено таковым государством в установленном порядке»[2] обозначим главное в основе любого преступления, лежит поведение человека (ибо не создан еще искусственный разум), а не наказание.

Наказание — это одно из уголовно-правовых средств борьбы с преступным поведением.

Как правильно отмечает В.Н. Кудрявцев, «норма уголовного закона должна предусматривать те и только те деяния, которые действительно опасны для общества и с которыми вести борьбу можно только уголовно-правовыми средствами»[3].

Поэтому, криминализация предполагает отнесение того или иного общественно опасного деяния в разряд деяний, запрещенных уголовным законом.

Решая вопрос о криминализации деяния, следует исходить из тех целей уголовного законодательства, которые могут рассматриваться как социально приемлемые. Таких целей четыре. Первая из них заключается в точном определении правил поведения, установленных государством, а также в информировании общества об этих правилах. Вторая цель уголовного законодательства состоит в том, чтобы эффективно содействовать разрешению конфликтов, возникающих в обществе. Третья цель — воздействие на поведение людей в предписываемом правом направлении. Наконец, в-четвертых, это установление контроля над определенными формами отправления государственной власти»[4].

И. М. Гальперин попытался найти более разносторонний подход к этой проблеме.

«Если попытаться в самой общей форме, – пишет он, – выразить те положения, которые связаны с установлением на основе социологического анализа предпосылок и факторов для принятия решения о введении уголовной ответственности, то, думается, необходимо разрешить комплекс задач. Мы можем сформулировать их в следующем виде: а) изучение распространенности конкретных действий и оценка типичности их как формы проявления антиобщественного поведения; б) установление динамики совершения указанных деяний с учетом причин и условий, их порождающих; в) определение причиняемого такими деяниями материального и морального ущерба; г) определение степени эффективности применявшихся мер борьбы с указанными деяниями как посредством права, так и посредством иных форм; д) установление наиболее типичных и опасных объективных и субъективных признаков деяний; е) оценка возможности правового определения признаков того или иного деяния как элементов состава преступления; ж) установление общих личностных признаков субъектов деяний; з) выявление общественного мнения различных социальных групп; и) определение возможностей системы уголовной юстиции в борьбе с определенными деяниями»[5].

Криминализация предполагает отнесение того или иного общественно опасного деяния в разряд деяний, запрещенных уголовным законом.

Нельзя криминализировать наказание – это абсурд.

Поэтому существует процесс пенализации.

Процесс пенализации не может влиять на объем и процесс криминализации того или иного деяния. Ведь пенализация, по существу, сводится к определению уголовно-правовой санкции, ее вида, размера, а также условий назначения и исполнения наказания в отношении лиц, виновных в совершении преступлений. Следовательно, она отражает и может изменять законодательную оценку характера и степени общественной опасности деяния.

В российском уголовном законодательстве приняты три разновидности дифференциации преступлений. Во-первых, категоризация по характеру и степени общественной опасности на четыре крупные категории преступлений. Статья 15 УК РФ предусматривает категоризацию преступлений на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. В основание этой категоризации положены как форма вины, так и максимальное наказание, предусмотренное санкцией соответствующей статьи. Во-вторых, классификация по родовому объекту посягательства. В-третьих, преступления, однородные по характеру общественной опасности, дифференцируются по степени общественной опасности на простые, квалифицированные, привилегированные.

Диссертационное исследование, проведенное автором этих строк, позволяет утверждать, что пенализация – это процесс, состоящий из трех этапов: а) первый этап – это определение характера наказуемости деяния; б) второй этап – установление наказания за деяния, уже признанные преступными; в) третий этап – фактическая наказуемость деяния (т.е. назначение уголовного наказания в судебной практике с учетом индивидуальных особенностей преступления и личности виновного).

P.S. Прошу читателя простить меня, но приведу еще одну аргументацию в полном объеме (Учение об объекте преступления. Методологические аспекты / Новоселов Г.П. — М.: Норма, 2001. С. 100 – 102).

В настоящее время в позиции законодателя очевидным является только одно: признаком понятия преступления в ч. 1 ст. 14 УК РФ названа не сама по себе наказуемость, а запрещенность деяния под угрозой наказания. Часто встречающееся и по сей день отождествление одного с другим вызвано, однако, не столько бытующими представлениями о противоправности, сколько тем, что упускается различие между признаками понятия преступления и правовыми последствиями факта совершения преступления. Безусловно, предусмотренность в уголовном законе наказания за каждое совершенное преступление – факт, в существовании которого сомневаться не приходится. Дает ли это основание утверждать, что наказуемость является обязательным признаком преступления? О положительном решении данного вопроса могла бы идти речь в том случае, если бы наказуемость выступала одной из обязательных предпосылок признания деяния преступным. В отношении общественной опасности и виновности деяния для подобного утверждения есть все основания. Что же касается наказуемости, то с ней дело обстоит иначе: обусловливать ею возможность оценки деяния в качестве преступления – явная ошибка, ибо вопрос о применении или угрозе применения наказания допустимо ставить лишь в ситуации, когда деяние уже мыслится в качестве преступления. Действие (бездействие) преступно не потому, что его совершение влечет за собой применение или угрозу применения наказания. Как раз наоборот, применение или угроза применения наказания есть результат, правовое последствие признания действия (бездействия) преступным. Поскольку обязательные признаки преступления – то, без чего оно как таковое не существует, то вывод напрашивается сам собой: что бы мы ни имели в виду под наказуемостью (применение наказания или угрозу его применения), она в любом случае, предстает перед нами характеристикой правовых последствий, но никак не правовой природы, преступления.

Те же соображения позволяют считать небесспорной и идею рассмотрения наказуемости или угрозы наказуемости в качестве «компонента» какого-либо признака понятия преступления, в том числе и противоправности.

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2.Т. 8. С. 531.

[2] Qmnny R. The Social Reality of Crime. Boston, 1970. P. 207.

[3] Кудрявцев В.Н. Криминализация: оптимальные модели // Уголовное право в борьбе с преступностью. М., 1981. С. 6.

[4] The decriminalization. La decriminalisation. Bellagio, 7—12 mai 1973. Centro Nationale di Prevenzione e difenso sociale. Milano. 1975. С. 70—72.

[5] Гальперин И.М. Уголовная политика и уголовное законодательство. В кн.: Основные направления борьбы с преступностью. М.: Юрид. лит., 1975, С. 58

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector