35 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Принципы публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве

Публичность и диспозитивность в уголовном судопроизводстве.

Соотношение общественных и личных интересов, отношение государства к личности выражаются в категориях публичности и диспозитивности. Публичность — правовой принцип, в соответствии с которым должностные лица и органы государства обязаны действовать от его имени и в его интересах. В случаях коллизии интересов государства и личности отдается предпочтение первым. Диспозитивность как принцип права, наоборот, предоставляет гражданам возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим материальным или процессуальным правом, не прибегая к содействию государства.

В уголовном процессе преобладает принцип публичности (деятельности государства по раскрытию преступлений, установлению виновных или реабилитации невиновных).

Принцип публичности – это основополагающее уголовно-процессуальное начало, в соответствии с которым субъекты, ведущие производство по уголовному делу, обязаны совершать процессуальные действия и принимать процессуальные решения в силу возложенных на них должностных полномочий, независимо от усмотрения отдельных лиц и организаций, самостоятельно обеспечивая возникновение уголовного дела, его развитие и разрешение по существу, действуя от имени государства в публичных интересах достижения целей уголовного судопроизводства и решения задач, поставленных уголовно-процессуальным законодательством.

Принцип публичности находит отражение в подавляющем большинстве уголовно-процессуальных норм за отдельными незначительными исключениями.

Формами проявления принципа публичности на начальном этапе производства по уголовному делу являются обязанности должностных лиц возбуждения уголовного дела и осуществления уголовного преследования в каждом случае обнаружения признаков преступления.

Публично-правовой характер проявляется в надзорных судебных инстанциях, которые рассматривают дела в ревизионном порядке за пределами требований, изложенных в жалобах и представлениях, а также в отношении лиц, которые жалоб не подавали и которых не касаются надзорные представления. Публичность просматривается также в положениях, согласно которым защитник в принудительном порядке назначается лицу, обладающему физическими недостатками, или лицу, обвиняемому в совершении преступления, за которое может быть применена смертная казнь. Эти лица способны к принятию самостоятельного решения о том, нужен ли им адвокат или они намерены осуществлять защиту самостоятельно.

Публичные начала в УПК РСФСР были более развиты, нежели в УПК РФ. Так, руководствуясь публичным интересом, судьи были вправе (особенно при рассмотрении дела в отсутствие прокурора) в соответствии с принципом публичности задавать подсудимым изобличающие вопросы; допрашивать подсудимых, потерпевших, свидетелей до того, как они будут допрошены сторонами; возбуждать уголовного дела, применять меры пресечения (включая заключение под стражу) в отношении новых лиц, которым обвинение не предъявлено; могли продолжить судебное следствие и вынести обвинительный приговор при отказе прокурора от обвинения. Исходя из принципа публичности, председатели вышестоящих судов приносили в порядке надзора протесты на оправдательные приговоры, мягкость наказания и юридической квалификации деяния. Данные полномочия были несовместимы с выполняемой ими функцией правосудия и искажали природу судебной деятельности (правосудие несовместимо с обвинением, эти функции расчленены). С принятием УПК РФ судьи были лишены указанных прав.

Противоположное публичности начало диспозитивности проявляется в уголовном процессе в виде отдельных исключений и только в деятельности частных лиц. Необходимым признаком уголовно-процессуальной диспозитивности является наличие у частного субъекта возможности своим волеизъявлением (независимо от усмотрения государственно-властного субъекта) предопределять возникновение и завершение производства по делу. Т.е. элементы диспозитивности усматриваются в том, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым до удаления суда в совещательную комнату. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Во всех этих случаях частный интерес потерпевшего признается более значимым, чем раскрытие преступления и наказание виновного.

Однако закон существенно ограничивает диспозитивное начало уголовного процесса, допуская возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения по усмотрению прокурора, если он считает, что дело имеет особое общественное значение или потерпевший не в состоянии защищать свои права и законные интересы в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам. В этих случаях дело носит публично-правовой характер.

Диспозитивность в уголовном процессе проявляется и в том, что при рассмотрении судом гражданского иска должны применяться некоторые правила гражданского процесса, если иное не предусмотрено УПК РФ. В рамках уголовно-процессуальной процедуры возможны: отказ от иска и признание иска, которые должны влечь прекращение производства по иску при рассмотрении судом уголовного дела; перенос рассмотрения иска в суд, действующий в порядке гражданского судопроизводства; мировое соглашение сторон.

Идея диспозитивности лежит в основе и таких процессуальных гарантий обвиняемого, как выбор между рассмотрением дела судом, которому оно подсудно, и вышестоящим судом; выбор между рассмотрением уголовного дела судом присяжных и коллегий из трех профессиональных судей; выбор между полным и сокращенным судебным разбирательством (особым порядком).

Тема 2

ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА.

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРОКИ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ИЗДЕРЖКИ.

ВОПРОСЫ:

Понятие и система принципов уголовного процесса.

Характеристика отдельных принципов уголовного процесса.

Процессуальные сроки. Процессуальные издержки.

ВОПРОС 1

Слово «принцип» произошло от латинского principium – основа, начало.

В науке уголовного процесса приемлемой считается точка зрения, что принципы уголовного процесса – это основополагающие, руководящие начала, имеющие нормативно-правовой характер. Они отражают наиболее существенные стороны уголовного судопроизводства, его задачи, характер и систему процессуальных форм, стадий и институтов, обеспечивающие справедливое отправление правосудия по уголовным делам, эффективную защиту личности, интересов от преступных посягательств.

В системе процессуального права принципы занимают главенствующее место, всегда являются первичными нормами, не выводимыми друг из друга и охватывающими остальные нормы, в которых конкретизируется содержание принципов, и которые подчинены этим принципам. Таким образом, принципы придают глубокое единство механизму уголовно-процессуального воздействия.

Принципы уголовного процесса действуют на всех его стадиях, или на некоторых из них, в зависимости от задач, решаемых на данной стадии. Принципы судебного разбирательства одновременно являются принципами правосудия.

Принципы отражают закономерности общественной и государственной жизни и по своему содержанию объективны. Вместе с тем, они являют собой волевой акт государства, продукт сознательного творчества законодателя, и по форме юридического выражения субъективны. В этом единстве объективного и субъективного проявляется природа принципов.

Принципы адресуются человеку и гражданину и соответствующим государственным органам.

Так как принципы носят властно-повелительный характер, содержат обязательные предписания, то их выполнение обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

63. Принципы публичности и диспозитивности в уголовном процессе

Принципы уголовного процесса — основные руководящие право­вые положения, действующие на всех стадиях уголовного судопроиз­водства, определяющие организацию и деятельность его участников при возбуждении, расследовании, рассмотрении и разрешении уго­ловных дел.

Публичность как принцип уголовного процесса прежде все­го означает, что прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель обяза­ны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом слу­чае обнаружения признаков преступления и принять предусмотренные за­коном меры к установлению события преступления, лиц, виновных в со­вершении преступления, и к их изобличению (ч. 2 ст. 21 УПК).

Хотя сущность указанного принципа сформулирована в УПК, исходную правовую базу его действия можно обнаружить в Конституции Российской Федерации (ст. 2, 15, 17, 18, 46).

Действуя во всех стадиях уголовного процесса, этот принцип получил нормативное выражение не только в ст. 21 УПК. В частности, он находит воплощение в ст. 20-28, 37-41, 73 и др. При этом в приведенных и других статьях УПК выражено государственное начало как основа деятельности в сфере уголовного судопроизводства.

В зависимости от характера, форм и задач различных стадий уголовного процесса этот принцип по-разному проявляет свое действие. В стадии воз­буждения уголовного дела он проявляется в том, что компетентные госу­дарственные органы (прежде всего органы дознания и следователи) в силу своих обязанностей при наличии признаков преступления обязаны возбу­дить уголовное дело, не связывая свои действия с усмотрением пострадав­шего и других заинтересованных лиц (кроме дел частного и частно-публич­ного обвинения, возбуждаемых, как правило, по жалобе потерпевшего). Не случайно среди законных поводов к возбуждению уголовного дела законода­тель указывает непосредственное обнаружение органом дознания, следова­телем, прокурором признаков преступления (ст. 143 УПК).

Обязывая государственные органы возбуждать уголовные дела, не ожи­дая просьбы об этом лиц, пострадавших от преступлений, иных граждан и организаций, закон тем самым предписывает правоохранительным органам действовать в интересах граждан и всего общества, объективно заинтере­сованных в обеспечении эффективной борьбы с преступностью.

Читать еще:  Публичные оскорбления статья ук

Закон обязывает также следователей, органы дознания и других должност­ных лиц принимать заявления и сообщения о преступлениях, рассматривать их и сообщать заявителям о принятых решениях (ст. 144,145 УПК).

В ходе расследования следователь и дознаватель должны инициативно осуществлять ход расследования; проводить необходимые следственные действия, не ожидая ходатайств об этом обвиняемого, потерпевшего, за­щитника, других участников уголовного процесса; стремиться к установле­нию истины по делу. Сказанное, однако, не означает, что следователь или дознаватель не обязаны реагировать на ходатайства и заявления участников процесса. Напротив, они обязаны их немедленно рассмотреть. Более того, они не вправе отказать указанным участникам процесса в удовлетворении ходатайств о производстве следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они просят, могут иметь значение для дела.

Независимо от воли участников процесса, следователь решает вопросы: привлечения лица в качестве обвиняемого (ст. 171-172), признания лица потерпевшим (ст. 42), проведения различных следственных действий и принятия решений.

«Диспозитивность — принцип уголовного судопроизводства, в силу которого его участники, отстаивающие в деле свой личный, защищаемый или представляемый интерес, а также иные заинтересованные лица имеют возможность распоряжаться предметом уголовного процесса (обвинением) или спорным материальным правом при производстве по гражданскому иску в уголовном деле, а также распоряжаться в целях защиты отстаиваемых интересов процессуальными правами, реализация которых оказывает значительное влияние на производство по уголовному делу»

М.С. Строгович первым в науке уголовного процесса выделил диспозитивность материальную и процессуальную. Содержание частного начала в уголовном процессе составляют только те материальные и процессуальные права частных лиц, которые соответствуют определенным критериям. В качестве таковых выделяются следующие: 1) диспозитивному праву частного лица всегда соответствует обязанность компетентного должностного лица совершить определенные действия (принять решения) или воздержаться от их совершения; 2) детерминирующим фактором реализации диспозитивных прав является защита участником уголовного судопроизводства своего законного личного интереса; 3) реализация диспозитивного права оказывает значительное влияние на ход уголовного судопроизводства. Материальная диспозитивность выражается в возможности распоряжения предметом уголовного процесса (обвинением), а также спорным материальным правом при производстве по гражданскому иску в уголовном деле. Сферами действия материальной диспозитивности в уголовном процессе следует признать производство по делам частного обвинения, а также производство по гражданскому иску в уголовном деле. Действие процессуальной диспозитивности связано с предоставлением участникам уголовного процесса и иным заинтересованным лицам для защиты отстаиваемых ими личных, защищаемых или представляемых интересов процессуальных прав, реализация которых не связана с распоряжением предметом уголовного процесса, но оказывает значительное влияние на производство по уголовному делу [1]. Субъектами диспозитивности в уголовном судопроизводстве являются физические лица, отстаивающие в деле свой личный интерес (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный, их защитники и законные представители, а также законный представитель и защитник лица, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера; потерпевший (частный обвинитель), его законный представитель и представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители). Границы реализации частными лицами своих диспозитивных прав имеют ситуационный характер и зависят от формы уголовного преследования, а также от стадии производства по уголовному делу. При этом эти границы обусловлены различными факторами, которые условно можно разделить на две группы: субъективные факторы и объективные факторы. К субъективным можно отнести волеизъявление субъекта по распоряжению своими процессуальными правами, которое напрямую зависит от его личного процессуального интереса. А объективными факторами следует признавать указанные нами выше, не зависящие от воли участника уголовного процесса обстоятельства, связанные с формой уголовного преследования и от конкретной стадии судопроизводства. Широкой сферой действия диспозитивности в уголовном процессе является производство по делам частного обвинения. Субъектами диспозитивности в рассматриваемой форме уголовного преследования являются частные или юридические лица, имеющие законный личный интерес в исходе уголовного дела, и их представители (законные представители). Реализация частного начала при производстве по уголовному делу в порядке, предусмотренном главой 41 УПК РФ, осуществляется в рамках материальной и процессуальной диспозитивности. Содержание материальной диспозитивности, по нашему мнению, составляет утверждение о совершении определенным лицом преступления, входящего в перечень, предусмотренный ч. 2 ст. 20 УПК РФ, сделанное частным обвинителем или его законным представителем в порядке, предусмотренном законом. Процессуальная диспозитивность при осуществлении частного уголовного преследования проявляется в предоставлении сторонам широкого объема процессуальных прав для реализации соответствующих функций. Участники уголовного судопроизводства, имеющие личный интерес в исходе уголовного дела, свободны в выборе способов и содержания процессуальной деятельности, направленной на его защиту. Пределы реализации потерпевшим своего диспозитивного права на распоряжение обвинением устанавливаются законодателем посредством закрепления исчерпывающего перечня составов преступлений, уголовное преследование по которым ведется в частном порядке. К таковым относятся преступления, посягающие на частные права граждан, не затрагивающие прав и интересов государства и общества в целом. Потерпевший по делам частного обвинения имеет право распоряжаться предметом уголовного процесса, то есть по своему усмотрению принимает решения о возбуждении и прекращении производства по уголовному делу, своими действиями определяет движение процесса.

Диспозитивность также реализуется и при возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения, а также уголовных дел о преступлениях, предусмотренных главой 23 УК РФ. При возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения диспозитивность проявляется в праве лица, потерпевшего от преступления, на то, что без его заявления уголовное дело частно-публичного обвинения возбуждено быть не может. Таким же образом диспозитивность проявляется при производстве по уголовным делам о преступлениях, указанных в ст. 23 УПК РФ, которые возбуждаются по заявлению руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, или с его согласия. Уголовные дела этой категории, как представляется, следует отнести к делам частно-публичного обвинения. Диспозитивность проявляется не только в производстве по делам частного и частно-публичного обвинения, этот принцип свойствен не отдельной категории дел, а судебному процессу вообще . Диспозитивность проявляется также в том, что производство отдельных следственных действий уголовно-процессуальный закон ставит в зависимость от усмотрения участников уголовного процесса. В частности, диспозитивность проявляется при производстве освидетельствования (освидетельствование свидетеля с его согласия), осмотра жилища (ч. 5 ст. 177 УПК РФ), эксгумации (ч. 3 ст. 178 УПК РФ). Важным проявлением диспозитивности в уголовном судопроизводстве следует признать свидетельский иммунитет. Лицо, наделенное свидетельским иммунитетом, может отказаться от дачи показаний, а может согласиться свидетельствовать, то есть не воспользоваться своим иммунитетом. Именно это свойство и придает свидетельскому иммунитету диспозитивный характер. Проявлением диспозитивности является также право обвиняемого в предусмотренных законом случаях выбирать вид судебного органа, на разрешение которого будет передано уголовное дело или вид судебной процедуры (альтернативная подсудность). Даже в стадии исполнения приговора присутствуют элементы диспозитивности, которые проявляются в праве осужденного в предусмотренных законом случаях обратиться в суд для решения вопросов, связанных с исполнением приговора (об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в соответствии со статьей 79 УК РФ, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в соответствии со статьей 80 УК РФ).

Соотношение публичности и диспозитивности в Уголовно-процессуальном кодексе РФ

В данной работе речь пойдет о системе принципов, которая претерпела существенные изменения с момента вступления УПК РФ[1] в действие. С введением нового УПК РФ изменился подход к формированию системы принципов уголовного процесса. Так, сформулировались два принципиально различных способа конструирования системы принципов современного отечественного уголовного судопроизводства.

Один из них имеет субъективно-законодательный характер.

Такой подход последовательно применялся в уголовно-процессуальном законе Китайской Народной Республики, применялся в УПК Чехословацкой Советсткой Социалистической Республики. В отечественной законодательной практике он впервые появился в гл. 2 УПК РФ. В то же время в нем не раскрывается понятие принципа уголовного процесса, не определяются не только алгоритм, но и критерии, по которым отбирались те или иные положения, включенные затем в названную главу.

Другой способ конструирования системы принципов — доктринальный.

Читать еще:  Похищение человека отличается от захвата заложника

Иногда такую систему принципов отождествляют с понятием «принципы уголовного судопроизводства или уголовного процесса», потивопоставляя его понятию «принципы уголовно-процессуального права», имея ввиду в числе последних (и ограничиваясь ими) только формально-закрепленные в гл. 2 и отчасти в гл. 35 УПК РФ принципы.

Доктринальный подход, тем не менее, хоть и сформирован, как научная проблема, однако позволяет сконструировать наиболее объективную систему принципов, поскольку имеет отличительный от законодательного порядка механизм формирования.

Итак, имеющий прикладное, практическое значение законодательный способ конструирования системы принципов, не представляется полноценным, поскольку всё закрепить и обозначить в соответсвующем качестве (то есть в виде норм-принципов) в законе невозможно в связи в требованиями законодательной техники, в частности лаконичности. Кроме того, такой подход к формированию системы принципов довольно новый, он стал активно применяться в связи с новым УПК РФ, ранее господствовал подход доктринального формирования системы принципов уголовного процесса. Законодатель не готов был в 2001 году установить единовременно все базовые начала, на которых строилось и строится уголовное судопроизводство. Об этом, в частности, говорит недавнее введение новой нормы-принципа в ст. 8.1 УПК РФ[2] в главу 2 УПК РФ.

Следует отметить, что научный интерес к системе принципов уголовного судопроизводства не угасает. Отсутствует единство мнений, разные авторы по-разному понимают систему принципов уголовного судопроизводства. В частности, это наиболее ярко заметно в отношении таких принципов как публичность и диспозитивность.

Эти принципы напрямую в УПК РФ не закреплены. Однако некоторые авторы считают, что принцип публичности выражен в ст. 21 УПК РФ об обязанности осуществления уголовного преследования. К такому выводу приходит, в частности, коллектив авторов учебника «Уголовный процесс» под ред. А. И. Бастрыкина и А. А. Усачева. В частности, в учебнике отмечается, что «принцип публичности означает заинтересованность государства и общественности в борьбе с преступностью. В силу данного принципа, нашедшего отражение в ст. 21 УПК, уполномоченные государственные органы, по общему правилу, обязаны возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, независимо от наличия заявления пострадавших, иных граждан и организаций, и принять меры к установлению события преступления и лиц, виновных в его совершении. Возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, рассмотрение уголовного дела в суде, — особо отмечают авторы пособия, — осуществляются не только в интересах пострадавших от преступлений, но и в интересах всего общества»[3]. При этом принцип диспозитивности в укаазанном учебном пособии вообще не рассматривается.

Такой подход представляется довольно узким. Хотя, он имеет сторонников в науке (Ю. К. Якимович, Т. Д. Пан[4], Е. А. Артамонова[5]).

А. С. Александров в систему принципов включает наряду с публичностью и принцип диспозитивности[6].

Разумеется, каждый автор имеет право на собственный взгляд на любую из проблем уголовного процесса, однако заметим, что речь идет не просто о каких-то отдельных процессуальных институтах, а об основополагающих понятиях, определяющих, по большому счету, тип уголовного процесса.

Ну а прежде чем раскрывать содержание публичности и диспозитивности хочу отметить, что наиболее рациональным представляется рассмотрение этих явлений как элементов единого принципа «сочетания публичных и частных начал в уголовном судопроизводстве». Этот принцип в 2003 году исследовала профессор МГЮА А. П. Гуськова. Так, отмечала она, в ст. 6 УПК РФ заложен принцип сочетания публичных и частных начал, обеспечивающий возникновение и развитие уголовного судопроизводства по инициативе сторон, функционирование независимого и беспристрастного суда, создающего необходимые условия для осуществления сторонами их прав, не подменяя стороны в их процессуальной деятельности, обеспечивающего равноправие и состязательность сторон в доказывании[7].

Публичность в уголовном судопроизводстве тесно взаимосвязана с его диспозитивными началами. Сочетание основ публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве позволяет потерпевшему и его представителям участвовать в уголовном преследовании по любым категориям дел, т.е. участвовать в процессуальной деятельности по установлению события преступления и изобличению лиц, виновных в совершении преступления, которым потерпевшему причинен ущерб.

Исходя из этого представляется, что необходим разумный подход в соотношении публичных и частных начал в уголовно-процессуальной деятельности, дисбаланс же может привести и к тому, что суд снова примет на себя функцию обвинения. Принцип публичности, долгое время считавшийся основополагающим в науке уголовного процесса, наделяющий государственные органы властными полномочиями, в том числе и по принятию решений о начале, движении и судьбе уголовного дела, сейчас, как думается, нельзя признать доминирующим. Радует тот факт, что на такой позиции стоит достаточно много авторов. Так, А.А. Шамардин пишет: «…гипертрофированная публичность превращается в тотальное огосударствление процесса, подмену интересов гражданского общества интересами государства. В концентрированном виде эту концепцию публичности выражала ст. 2 УПК РСФСР…»[8].

Итак, формула публичности имеет следующую сущность. «Государственные органы, ведущие уголовный процесс, осуществляют свою деятельность по достижению цели уголовного процесса в силу возложенных на них государством обязанностей (ex officio). Позиции сторон учитываются, однако их голос, за исключением случаев прямо предусмотренных уголовно-процессуальным законом (возбуждения уголовного дела частного и частно-публичного обвинения, например), — совещательный, консультативный»[9].

Тенденции развития уголовно-процессуального законодательства сводятся к усилению роли диспозитивного начала. В частности, это проявляется в решении вопроса о возбуждении уголовного дела, в увеличении форм и субъектов досудебного производства и в перераспределении их распространенности[10], в появлении дел по уголовному иску и в некоторых других случаях.

Диспозитивность возможна только в состязательном уголовном процессе. Но сама по себе, в обособленном виде диспозитивность лишает смысла наличие властеотношений в уголовном процессе. Это заранее неверный подход ее абсолютизировать, поэтому диспозитивность обособленно не существует и не может существовать в силу публичного характера уголовного процесса и всей уголовно-правовой сферы в целом. А если она не может существовать самостоятельно, в этом случае мы говорим о соотношении публичности и диспозитивности в уголовном поцессе. И проблему ставим именно в таком ключе.

Ну и, наконец, нельзя не отметить иной подход на соотношение публичности и диспозитивности в уголовном судопроизводстве и ее место в системе. Так, авторский коллектив учебника «Уголовно-процессуальное право: актуальные проблемы теории и практики» под редакцией В. А. Лазаревой и А. А. Тарасова представляют проблему соотношения публичного и диспозитивного, носящей глобальный характер, касающийся практически любого частного исследования. «Соотношение публичного и диспозитивного начал в уголовном процессе, — пишут они, — это ключевая проблема уголовно-процессуальной науки. К определению этого соотношения сводятся практически все теоретические и практические проблемы реформирования системы уголовного судопроизводства в любой стране. [что] не позволяет рассматривать сочетание публичного и частного начал в уголовном процессе как отдельный его принцип. Скорее всего, это сочетание есть сердцевина всей системы принципов судопроизводства. Любой из принципов, образующих эту систему, в той или иной мере отражает соотношение (сочетание) частноправового и публично-правового элементов, а система принципов в целом — соотношение этих же элементов (начал) во всей системе уголовного судопроизводства данной страны. Так, например, принцип презумпции невиновности выражает баланс частного интереса лица, привлекаемого к уголовной ответственности и не понуждаемого в связи с этим доказывать свою невиновность, и публичного (общественного и государственного одновременно) интереса, состоящего в допустимости наказания только действительно виновных в совершении преступлений»[11].

На сей счет, мне кажется, сложно представить некий феномен, имеющий надпринципиальный характер и выходящий, по своей сути, за пределы теории права. Принцип отрасли на то и есть, чтобы пронизывать все правоотношения в определенной сфере, регулируемой отраслью права, и способствовать развитию и формированию таких правоотношений. Принцип должен иметь глобальное по отношению к праву значение. А внутри самой системы принципов каждый элемент этой системы — принцип — самостоятелен, самодостаточен, хотя и очень активно взаимодействует с остальными элементами системы — принципами. Поэтому вполне допустимо развитие явлений публичности и диспозитивности именно в рамках принципа «сочетания публичных и диспозитивных начал уголовного судопроизводства».

Подводя итог по теме соотношения публичности и диспозитивности в Уголовно-процессуальном кодексе РФ следует отметить, что как принцип он не сформулирован в Кодексе, однако наука настоятельно рекомендует включить его в систему принципов уголовного судопроизводства и выделяет этот принцип в доктринальной модели системы принципов, поскольку он отражает существенные особенности состязательного уголовного процесса, к построению которого стремилось и стремится российское уголовное судопроизводство.

Читать еще:  Публичность и диспозитивность в уголовном судопроизводстве

Не смотря на смешанный характер уголовного судопроизводства, имеющий место в современном уголовном процессе, диспозитивное начало “разбавляет” публичный характер процесса, считаясь с личностью и ее интересами в уголовном процессе. Кстати сказать, в Государтственной Думе РФ в третьем чтении находится Правительственный законопроект об усилении роли потерпевшего в условно-досрочном освобождении заключенного. Так, заключенный вынужден будет возместить “полностью или частично” вред от преступления. Кроме того, потерпевший получает возможность “следить за основными событиями в тюремной жизни своего обвидчика”[12] – о прибытии, освобождении осужденного, а также маршрут его следования. Об этом потерпевший по своему желанию может заявить ходатайство в суде.

Однако, следует отметить, что в указанном законопроекте проявился и регресс диспозитивности в части сокращения числа дел, подлежащих ведению суда присяжных. Так, подсудимый не сможет ходатайствовать о рассмотрении его дела с участием суда присяжных, если речь идет о квалифицированных изнасилованиях (ч. 4-5 ст. 131 УК РФ), квалифицированных действиях насильственного характера (ч. 4-5 ст. 132 УК РФ), а также о половом сношении с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ч. 6 ст. 134 УК РФ).

Таким образом, невозможно отделить диспозитивность от публичности, это два явления, тесно связанные одно с другим и объединенные общей идеей сочетания публичности и диспозитивности в уголовном процессе России.

[1] СЗ РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. 1), ст. 4921.

[2] Введена Федеральным законом от 02.07.2013 № 166-ФЗ // СЗ РФ, 08.07.2013, № 27, ст. 3458.

Что означает публичность в уголовном судопроизводстве

Согласно ст. 2 Конституции РФ, государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и свободы людей и граждан. Порой реализация этой обязанности идёт вразрез с желаниями самих людей. Она воплощается в принципе публичности, который определяет, что защита граждан и общества в целом от преступных посягательств – обязанность подконтрольных государству правоохранительных органов.

Принципы уголовного процесса

Принципы уголовного процесса – появились в результате развития общества, закреплены законодательством положения, раскрывают правовую сущность и содержание уголовного процесса.

Получив воплощение в нормах Конституции РФ, уголовно-процессуального кодекса РФ и других законодательных актов, эти положения являются основой организации и деятельности элементов уголовно-правовой сферы

. Они образуют единую систему, тесно переплетаясь друг с другом, поэтому встретить их в «чистом» виде практически невозможно.

Данная классификация условная, т. к. все правовые установки взаимопроникающие и взаимодополняющие.

Конституционные принципы – это правовые положения, прямо или косвенно закреплённые Конституцией. Например, презумпция невиновности, равенство перед законом и судом, законность и т. д. Неконституционные, как ясно из определения, закреплены не Конституцией РФ, а другими нормативными актами. В частности, принцип публичности закреплён в ст. 21 УПК РФ.

Отраслевые принципы – исходные начала, действующие в одной отрасли права. К ним относится право обвиняемого на защиту, экономия уголовной репрессии и т. д.

Межотраслевые охватывают несколько областей. К ним относятся, например, гласность, законность и т. д.

Организационные – установленные законом правила, определяющие порядок судоустройства. К ним относится, например, независимость судей. Функциональные устанавливают механизм деятельности субъектов судопроизводства, например, состязательность.

Принцип публичности

Принцип публичности в уголовном процессе означает, что законодательно определённые органы и их должностные лица обязаны в установленных законом пределах их компетенции осуществить все необходимые действия для возбуждения уголовного дела в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления или уже его совершившего.

При этом не учитываются ни условия совершения, ни волеизъявление самого потерпевшего. Его ещё называют официальным, т. к. основную роль здесь играет деятельность официальных, уполномоченных государством органов и должностных лиц. Если говорить кратко, публичность – это социальная открытость. Это понятие выражает суть защиты граждан государством, а не самими людьми от незаконных посягательств . Его содержанием является активная деятельность по обнаружению и изобличению преступника. Это главное для раскрытия преступления и наказания виновных. Даже если производство завели по заявлению потерпевшего, но он решил его забрать, оно будет рассматриваться дальше.

Публичность в уголовном процессе распространяет своё действие на все установленные законом лица, которые осуществляют уголовное преследование виновного. Она также является отправной точкой для каждой стадии процесса.

Приняв заявление о преступлении, должностные лица правоохранительных служб (следователь или дознаватель), должны произвести по нему первоочередные следственные действия. В случае принятия не тем органом оно передаётся другому правомочному органу для разбирательства.

Исключения составляют две категории: частного и частно — публичного обвинений.

Правоохранительные органы даже при установлении факта совершения преступления могут возбудить дело только в том случае, когда от потерпевшего или его законного представителя поступило заявление.

Если объективные причины препятствуют потерпевшему самостоятельно подать заявление, это обязан сделать прокурор. Кроме того, рассмотрение таких заявлений входит в компетенцию суда. При этом действует принцип диспозитивности. Он реализуется в возбуждении дела только на основании письменного заявления пострадавшей стороны. Закрыть дела такого рода можно в связи с примирением потерпевшего с преступником.

Различия данных категорий между собой следующие:

  1. Дело частного обвинения (статьи 115, 116, ч. 1 ст. 128.1) может быть закрыто, если потерпевший заберёт заявление либо если стороны придут к примирению. В частно-публичном обвинении (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147) такой возможности нет.
  2. В делах частного обвинения отсутствует этап предварительного расследования, частно-публичного – нет.

Таким образом, если установлено, что затронуты интересы и отдельного человека, и всего общества, упрощённого рассмотрения быть не может.

Реализация принципа публичности в уголовном судопроизводстве

Принцип публичности в уголовном судопроизводстве пронизывает все стадии. Должностные лица правоохранительных служб обязаны возбудить дело и провести расследование. Суд должен на основании проведённого расследования вынести приговор, а службы исполнения наказания — привести приговор в действие.

Пропустив одну из стадий, невозможно будет перейти к следующей. Прокурор, как уполномоченное лицо, также участвует в правоохранительной деятельности, он устанавливает признаки преступления, изучает различные выступления и материалы СМИ, публично выступает с докладами и т. д.

В свою очередь, суд, рассмотрев все материалы, обязан принять законное решение.

Согласно комментариям к статье 21 УПК РФ, публичность пронизывает все стадии и затрагивает всех должностных лиц, исключая суд.

Это неверно, т. к. только суд вправе выносить решение о признании виновным или невиновным, а также об избрании меры наказания. Поэтому деятельность суда имеет большое значение в процессе.

На каждом этапе производства осуществляется постоянный контроль.

Так, на незаконные действия сотрудников полиции граждане вправе направить жалобу в прокуратуру. Для контроля над соблюдением законности в судебном процессе обязательно присутствие прокурора на заседаниях, а вынесенное решение можно обжаловать. Всё это тоже является проявлением публичности.

Несмотря на это, на любой стадии рассмотрения дела возможны нарушения закона, проявление халатности либо просто бездействие.

Такие нарушения допускаются:

  • правоохранительными службами;
  • судом.

Правоохранительные органы часто отказывают в возбуждении, если вред причинен организации. Например, если убыточному предприятию причинен умышленный вред более пяти тысяч, в большинстве своем органы дознания и следствия отказывают в возбуждении дела, несмотря на подтверждение того, что ущерб является значительным. При этом они могут не привлечь виновного даже к административной ответственности.

Со стороны суда распространёнными на практике нарушениями являются недостаточно внимательное исследование материалов и ошибки в вынесенном решении. Например, на первой странице описательной части решения может быть указано одно лицо (или указан один адрес), а на других страницах – другое. Либо судья принял как доказательство документ, не подписанный или не заверенный надлежащим образом. Такие ошибки позволяют без труда обжаловать решение судьи.

Хотя эта правовая установка призвана максимально ограничить нарушения прав граждан и обеспечить защиту их интересов, он может не работать в связи с человеческим фактором.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector