0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Момент возбуждения дела о банкротстве

Требования по оплате услуг являются текущими, если услуги были оказаны после возбуждения дела о банкротстве заказчика

Чтобы определить, является требование по оплате услуг текущим или реестровым, необходимо установить момент, когда услуги были оказаны. Момент возникновения обязанности заказчика оказанные услуги оплатить значения при этом не имеет (Определение ВС РФ от 06.07.2017 № 303-ЭС17-2748 по делу № А59-537/2016).

Суть дела

В 2005 г. авиакомпания «Трансаэро» (заказчик, авикомпания) заключила с ЗАО «Аэропорт-Сервис» (исполнитель, аэропорт) договор, по условиям которого исполнитель обязался оказывать заказчику услуги по коммерческому обслуживанию пассажиров, груза и багажа на внутренних и международных воздушных линиях в аэропорту Южно-Сахалинска. В соответствии с договором аэропорт ежедекадно, не позднее трех дней с момента окончания отчетной декады, выставляет авиакомпании счета-фактуры за предоставленное обслуживание с приложением акта сдачи-приемки услуг. Оплачивать счета-фактуры заказчик должен в течение пяти банковских дней с момента их получения.

В течение длительного периода времени стороны успешно сотрудничали, пока 19 октября 2015 г. суд не возбудил в отношении авиакомпании дело о банкротстве. Соответственно, счет за услуги на сумму около 1,8 млн руб., оказанные аэропортом в октябре, авиакомпания не оплатила. Надо отметить, что в течение октября стороны подписали 11 актов выполненных работ по мере оказания исполнителем услуг авиакомпании. В итоге аэропорт обратился в суд с требованиями взыскать сумму неоплаченных услуг с авиакомпании.

Судебное разбирательство

Аэропорт, заявляя свои требования, исходил из того, что срок оплаты за оказанные в октябре услуги наступил после даты возбуждения в отношении авиакомпании дела о банкротстве, в связи с чем заявленные требования носят характер текущих обязательств ответчика-должника по делу о банкротстве.

Рассматривая спор, суд первой инстанции обратил внимание на следующее. В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) под текущими платежами понимаются денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом. Возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ являются текущими.

Согласно разъяснениям, данным в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» (далее — постановление № 63), в силу абз. 2 п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ являются текущими. По смыслу этой нормы текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве, в том числе во исполнение договоров, заключенных до даты принятия заявления о признании должника банкротом.

В договорных обязательствах, предусматривающих периодическое внесение должником платы за пользование имуществом (договоры аренды, лизинга (за исключением выкупного)), длящееся оказание услуг (договоры хранения, оказания коммунальных услуг и услуг связи, договоры на ведение реестра ценных бумаг и т.д.), а также снабжение через присоединенную сеть электрической или тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой, другими товарами (за фактически принятое количество товара в соответствии с данными учета), текущими являются требования об оплате за те периоды времени, которые истекли после возбуждения дела о банкротстве.

Читать еще:  Ложно обвиняют что делать

На основании изложенного суд пришел к выводу, что для квалификации в качестве текущих требований по договорам о длящемся оказании услуг имеет значение период оказания услуг. Соответственно, для квалификации требований исполнителя к авиакомпании в качестве текущих учету, по мнению суда, подлежит дата возбуждения дела о банкротстве — 19.10.2015. Поэтому обоснованными и подлежащими взысканию суд признал лишь требования, подтвержденные актами выполненных работ, которые были подписаны сторонами после даты возбуждения дела о банкротстве — 19 октября, — на сумму около 415 000 руб. Требования же по актам, составленным до даты возбуждения дела о банкротстве, суд текущими не признал.

Довод аэропорта о том, что срок оплаты по всем актам, составленным в октябре, возникает после 19.10.2015, так как подлежит исчислению с даты их вручения заказчику плюс пять календарных дней, предусмотренных договором, суд признал необоснованным, так как по смыслу приведенных норм Закона о банкротстве и разъяснений ВАС РФ квалификация задолженности в качестве текущей или реестровой не может зависеть от даты выставления счета-фактуры. Иное понимание указанной нормы может, по мнению суда, привести к необоснованному изменению характера обязательств должника по оплате услуг, оказанных до возбуждения дела о банкротстве, с реестровых на текущие посредством позднего выставления счета на оплату и, соответственно, исчисления срока оплаты после возбуждения дела о банкротстве.

В итоге суд первой инстанции требования аэропорта удовлетворил частично.

А вот апелляция и кассация с таким решением суда первой инстанции не согласились. Признавая ошибочной позицию суда первой инстанции, апелляция отметила, что порядок расчетов стороны согласовали в договоре. Платежные документы, необходимые для оплаты оказанных в октябре услуг, были получены уполномоченным представителем авиакомпании после возбуждения дела о ее банкротстве. Следовательно, оплата этих счетов-фактур должна была быть произведена ответчиком спустя еще пять дней с момента получения счетов-фактур. На этом основании суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что задолженность по оплате услуг аэропорта за октябрь образовалась после возбуждения в отношении авиакомпании дела о банкротстве, а следовательно, относится к текущим платежам.

Кассация позицию апелляции поддержала.

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ оставила в силе решение суда первой инстанции. Судьи ВС РФ указали, что для определения того, является ли денежное требование текущим, необходимо установить дату его возникновения и соотнести указанную дату с моментом возбуждения дела о банкротстве. Текущим является то требование, которое возникло после названного момента. Вопреки выводам судов апелляционной инстанции и округа срок исполнения денежного обязательства не всегда совпадает с датой возникновения самого обязательства. Требование существует независимо от того, наступил ли срок его исполнения либо нет.

Для целей определения момента возникновения обязанности по оплате услуг по смыслу п. 1 ст. 779 ГК РФ, ст. 5 Закона о банкротстве и п. 2 постановления № 63 значение имеет дата оказания этих услуг, несмотря на то, что исполнение обязанности по оплате может по согласованию сторон быть перенесено на более поздний период (например, путем привязки к подписанию акта, выставлению счета-фактуры, посредством предоставления отсрочки либо рассрочки исполнения).

Читать еще:  На сколько делается техосмотр на машину

Следовательно, в рассматриваемом деле для квалификации требований аэропорта в качестве текущих необходимо было определить, в какую дату аэропорт оказал услуги авиакомпании, а не в какой момент у авиакомпании возникла обязанность эти услуги оплатить.

Акты стороны подписали непосредственно в день оказания услуг, из чего, по мнению ВС РФ, следует, что текущими в рассматриваемом случае являются требования аэропорта, подтвержденные актами, составленными после 19.10.2015.

Нужен ли упрощенный порядок возбуждения дела о банкротстве?

В феврале 2014 года в Госдуму был внесен законопроект (№460633-6) об изменении ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и КоАП РФ. Без какого-либо заметного обсуждения проект был принят в первом чтении. Между тем, речь идет о существенном изменении оснований возбуждения дел о несостоятельности (банкротстве), порядка утверждения арбитражных управляющих, некоторых базовых понятий.

Часть предлагаемых изменений является очередной и, на мой взгляд, не самой удачной попыткой решить проблему ангажированности арбитражных управляющих в случаях обращения должника с заявлением о своем банкротстве. Из пояснительной записки к проекту следует, что его авторы почему-то видят главным злом наличие такой возможности именно у должника.

В качестве одной из мер противодействия предлагается возвратиться к существовавшей до 2002 года возможности возбуждения дела о банкротстве по заявлению кредитора без решения суда. В пояснительной записке к проекту «новшество» обосновывается недобросовестностью должников, имеющих возможность обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве раньше конкурсных кредиторов. Однако, кредитор- инициатор банкротства, может быть не меньше заинтересован в утверждении «лояльного» арбитражного управляющего. Очевидно, что вопрос первенства в инициировании банкротства вторичен и связан исключительно с борьбой за право предложить кандидатуру арбитражного управляющего. И надо признать, что действующая система утверждения арбитражного управляющего на стадии введения первой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, оказалась несостоятельной ввиду ее абсолютной непрозрачности.

«Облегченный» вариант возбуждения дела о банкротстве совершенно не решает проблем утверждения судом заранее ангажированного арбитражного управляющего и осуществления контролируемого кредитором банкротства. Да и должнику в большинстве случаев не составит труда инициировать банкротство по заявлению «своего» кредитора. Таким образом, не создавая реальных препятствий для сохранения контроля должника за собственным банкротством, законопроект существенно расширяет простор для злоупотреблений со стороны кредиторов.

Действующее требование о необходимости подтверждения требования кредитора, инициирующего возбуждение дела о банкротстве, вступившим в законную силу решением суда представляется разумной альтернативой двум крайностям: предлагаемому законопроектом варианту использования банкротства как рядовой процедуры взыскания задолженности и действовавшему с 2002 по 2008 год регулированию, когда помимо решения суда требовалось истечение 30 дней с даты предъявления исполнительного листа судебному приставу-исполнителю. Представляется, что обращение с заявлением о банкротстве должно быть обусловлено принятием со стороны кредитора ординарных мер получения задолженности в форме обращения в суд с иском и получения судебного решения. В противном случае инициирование возбуждения дела о банкротстве очень часто будет использоваться в целях оказания давления на должника с целью его принуждения к погашению задолженности вне обычных судебных процедур: госпошлина за подачу заявления о банкротстве составляет всего 4000 рублей, срок проверки обоснованности заявления – 30 дней, а не 3 месяца, как в исковом производстве, создание должнику репутационных и иных проблем (например, применительно к участию в тендерах) – хороший «стимул» для погашения долга до введения первой процедуры наблюдения.

Читать еще:  Образец ходатайства о прекращении уголовного дела

В качестве средства борьбы с ангажированностью арбитражных управляющих в случае возбуждения дела о банкротстве по заявлению должника также предлагается лишить последнего права предлагать СРО или конкретную кандидатуру. Вместо этого по запросу суда национальное объединение СРО арбитражных управляющих в течение 7 дней представляет кандидатуру СРО, из числа членов которой должен быть утвержден арбитражный управляющий.

Однако, по смыслу понятия “национальное объединение СРО арбитражных управляющих” (ст. 2 Закона о банкротстве), оно объединяет далеко не все названные организации (достаточно, чтобы его членами было более 50% СРО). Совершенно не ясен механизм, который сможет гарантировать прозрачность процедуры отбора СРО по запросу суда, особенно, в отношении саморегулируемых организаций, не являющихся членами национального объединения. Принудительное объединение всех СРО в одну организацию противоречило бы принципу добровольности членства в ассоциации (союзе) (ст. 123.8 ГК РФ).

Возможным переходным вариантом решения проблемы представления кандидатуры СРО, из числа членов которой должен утверждаться арбитражный управляющий при введении первой процедуры в деле о банкротстве, независимо от того, кто является инициатором его возбуждения, была бы передача данной функции специальному государственному органу, например, Росреестру.

Одновременно с упрощением процедуры возбуждения дела о банкротстве, законопроект предполагает существенное затруднение процедуры проверки обоснованности заявления о банкротстве. В частности, теперь суду за 30 дней будет необходимо не только рассмотреть требования кредитора по существу, но и установить наличие признаков неплатежеспособности, указанных в предлагаемой редакции ст. 3 Закона о банкротстве, отличных от содержащегося в п. 2 Закона понятия неплатежеспособности. При этом, хотя неплатежеспособность указана в качестве основания признания должника банкротом (следует из заголовка ст. 3 в законопроекте), предлагается устанавливать наличие данного признака уже на стадии введения процедуры наблюдения.

Трудно согласиться с целесообразностью такого подхода в силу следующих причин. Анализ предлагаемого в проекте понятия неплатежепособности (“неспособность в полном объеме исполнить денежные обязательства или обязанность по уплате обязательных платежей”) и изложенных в проекте новой редакции ст. 3 Закона о банкротстве презумпций требует доказывания общего объема денежных (а в одном из презумпций и неденежных) обязательств должника, срок исполнения которых наступил. Сделать это достаточно сложно в случае нераскрытия соответствующей информации должником. Но, что более важное, на этапе проверки обоснованности заявления о банкротстве в установлении неплатежеспособности должника в этом нет необходимости.

Подводя итог, приходится констатировать, что очередные изменения Закона о банкротстве требуют существенной доработки. Представляется, что непринятия законопроекта было бы меньшим злом, чем внесение в закон о банкротстве предлагаемых имзениний.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector