1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нарушение сроков расследования уголовного дела

РОЛЬ ПРОКУРОРА В СОБЛЮДЕНИИ ОРГАНАМИ РАССЛЕДОВАНИЯ
РАЗУМНОГО СРОКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Вопросы развития российского уголовного судопроизводства всегда были и остаются весьма актуальны для отечественной юридической науки.

Каким должно быть российское правосудие, в каком направлении должно развиваться уголовно-процессуальное законодательство — эти и многие другие вопросы стоят на повестке дня. Формирование правового государства, потребность общества в действенном механизме обеспечения защиты прав и свобод диктуют необходимость решения непростых задач. Одной из них, наиболее актуальной и трудно реализуемой, является проблема защищенности личности в уголовном процессе, потому что уголовное преследование вторгается в сферу конституционных прав и свобод человека.

В соответствии с уголовно-процес-суальным законом одним из назначений уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). В число гарантий обеспечения данной защиты входит своевременное возбуждение уголовного дела, его расследование, изобличение виновных лиц и привлечение их к ответственности в кратчайшие сроки. Указанные гарантии закреплены в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации в качестве требования соблюдения разумного срока уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ).

Процессуальные сроки имеют важное значение для обеспечения режима законности как при выполнении отдельных следственных действий и принятии процессуальных решений, так и при производстве расследования в целом. Процессуальное значение сроков заключается в том, что они ограничивают время проведения процессуальных действий, способствуя тем самым устойчивости правового статуса отдельных участников уголовного судопроизводства в пределах определенного времени. С другой стороны, процессуальные сроки позволяют оптимизировать сам процесс расследования, предупреждая медлительность, волокиту, предопределяют темпы выполнения следователем процессуальных действий, обеспечивая тем самым максимально быстрое раскрытие преступлений.

Особенности исчисления процессуальных сроков оказывают прямое влияние на определение следователем методики и выбор тактики расследования преступлений(1).

Кроме того, соблюдение разумного срока производства по уголовному делу

характеризует уровень защиты прав и свобод человека и определяет в целом качество процессуального производства.

Официально требование соблюдения разумных сроков производства по уголовному делу было установлен относительно недавно, согласно вступившим в законную силу 30 апреля 2010 г. изменениям УПК РФ(1). Это требование фактически вытекало из принципа публичности, обязывающего к интенсивной, активной деятельности, к быстрому и своевременному установлению обстоятельств уголовного дела.

Соблюдение разумного срока уголовного судопроизводства играет важную роль в обеспечении защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и является актуальным аспектом правоприменительной деятельности отдельных участников уголовного судопроизводства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Положения ст. 6.1 УПК РФ, а также изменения, внесенные в ст.ст. 123—124 УПК РФ, по сути, обусловливают основы организации правозащиты как направления процессуальной деятельности, поскольку определяют предмет защиты (право лица на осуществление судопроизводства в разумные сроки), а также средства и способы обеспечения указанного права. Содержание норм ст. 6.1 УПК РФ, а также их место в системе норм гл. 2 УПК РФ вызывает потребность осмысления сути данных новелл в контексте: 1) признания устанавливаемых ими положений в качестве самостоятельного принципа разумных сроков; 2) соотнесения их с уже имеющимися в науке утверждениями о выделении принципа быстроты и оперативности предварительного расследования; 3) рассмотрения этих новелл как правового оформления требования процессуально-должностной активности субъектов, ведущих процесс, которое традиционно в науке включается в содержание принципа публичности(2).

Вместе с тем, как показывает исследование, на практике не всегда выполняется требование уголовно-процессуального законодательства о соблюдении разумных сроков расследования, следователи и дознаватели нередко допускают нарушения закона.

Анализ причин рассматриваемых нарушений уголовно-процессуального закона органами расследования, их количества и характерных признаков позволил прийти к выводу, что превышение разумного срока допускается уже на стадии доследственной проверки. А ведь именно несвоевременное возбуждение уголовного дела ведет к затягиванию сроков доследственного производства, созданию предпосылок для дальнейшей волокиты при производстве расследования и, соответственно, нарушения конституционных прав.

Результатом волокиты со стороны органов расследования является не только незаконное затягивание срока проверочных мероприятий, но и необходимость неоднократных обращений граждан в органы прокуратуры о защите их нарушенных прав.

Изучение статистики вполне определенно показывает, что указанные нарушения допускаются и в рамках производства по возбужденному уголовному делу.

Основными причинами нарушения сроков расследования являются совершение преступлений в условиях неочевидности, установление лиц, их совершивших, не на начальном этапе расследования, а по истечении длительного времени. Также длительность сроков расследования обусловливается многоэпизодностью расследуемых преступлений, совершением их в составе организованных групп, преступных сообществ. Уголовные дела о преступлениях в сфере экономики требуют от следователей изучения большого объема нормативных документов для подготовки к производству следственных действий, что также непосредственно отражается на сроках расследования. Кроме того, существенным фактором затягивания сроков расследования является длительность производства судебных экспертиз, например строительных, бухгалтерских, финансово-экономических. Сказывается также высокая нагрузка, возложенная на органы расследования. Зачастую следователь либо дознаватель не допрашивают потерпевших сразу после возбуждения уголовного дела по обстоятельствам преступления, выяснив при этом приметы преступника, а откладывают это на последние дни оставшегося срока расследования, выясняя новые факты и тем самым продлевая срок производства по уголовному делу.

Однако не всегда нарушение сроков расследования объясняется сложностью уголовного дела. Как правило, главным фактором выступает допускаемая должностными лицами волокита, что приводит «в лучшем случае» к незаконному приостановлению производства расследования по делу, а в худшем — к прекращению дела по реабилитирующим основаниям, спустя продолжительный период расследования.

Соблюдение разумных сроков расследования возможно при такой организации производства по уголовному делу, которая может быть оценена как достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела. Иными словами, субъекты, ведущие уголовный процесс, должны проявлять правовую активность в организации производства по уголовному делу(1).

Вместе с тем, как показывает практика, ведомственный контроль остается неэффективным инструментом, а нарушения требований ст. 6.1 УПК РФ выявляются лишь в рамках прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью органов расследования.

Таким образом, важной задачей прокурора как одного из основных участников уголовного судопроизводства и гаранта соблюдения действующего законодательства на территории Российской Федерации (п. 1 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации») является обеспечение исполнения закона всеми участниками уголовного судопроизводства, в том числе должностными лицами, осуществляющими расследование.

Генеральным прокурором Российской Федерации 12 июля 2010 г. был подписан приказ № 276 «Об организации прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении разумного срока на досудебных стадиях уголовного судопроизводства», согласно которому прокурорам предписано усилить работу на данном направлении надзора и впредь уделять ей повышенное внимание(2).

В настоящее время органами прокуратуры Российской Федерации ведется интенсивная работа в указанном направлении деятельности.

Говоря о значимости роли прокурора в соблюдении органами расследования разумного срока уголовного судопроизводства следует вернуться к понятию «правовая активность». В. В. Кожевников пишет, что правовая активность — позитивная, целенаправленная, в значительной степени творческая и интенсивная деятельность личности, превосходящая обычные требования к возможному и должному поведению, как предусмотренному, так и не предусмотренному нормами права, однако им не противоречащая, объективно направленная на укрепление демократии, законности и правопорядка(1).

Анализ деятельности органов прокуратуры показал, что именно правовая активность прокурора играет важную роль в соблюдении органами расследования требований ст. 6.1 УПК РФ.

В свою очередь, требование прокурором активности и правомерности действий от органов расследования на сегодняшний день является основным стимулом развития их правовой культуры и соблюдения основополагающих принципов уголовного процесса, повышения качества процессуального производства.

Таким образом, с целью предупреждения необоснованного затягивания сроков расследования представляется необходимым расширить полномочия прокурора и на законодательном уровне обязать руководителей следственных органов представлять прокурору копии постановлений о продлении сроков предварительного следствия, что в настоящее время УПК РФ не предусмотрено.

При этом более эффективным средством снижения числа уголовных дел, расследование по которым превышает сроки, предусмотренные УПК РФ, будет наделение прокурора полномочиями по продлению сроков предварительного следствия.

Также в целях обеспечения достоверности статистических сведений и недопущения искусственных манипуляций в сфере уголовно-правовой статистики необходимо предусмотреть утверждение прокурором статистической карточки ф. 3 (о продлении срока предварительного расследования).

Существует неразрывная связь между соблюдением разумных сроков предварительного расследования и конституционных прав граждан. Необоснованно продлевая срок расследования по уголовному делу, должностные лица органов расследования нарушают право лиц и организаций, потерпевших от преступлений, на защиту прав и законных интересов.

Необходимо не только усилить работу непосредственно на уже выработанном и закрепленном законодательством правовом поле, но и создавать новые условия укрепления законности и защиты прав и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства.

КС признал неконституционной норму УПК о разумных сроках судопроизводства

Конституционный суд РФ признал не соответствующим Основному закону положение Уголовно-процессуального кодекса РФ о разумных сроках уголовного судопроизводства. Дело было рассмотрено в закрытом заседании без проведения слушаний.

Поводом для оценки конституционности ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ стала жалоба жителя Республики Коми. Он 5 июня 2009 года обратился с заявлением о преступлении. Уголовное дело об этом преступлении было возбуждено спустя 6 лет – 26 ноября 2015 года. Мужчина подал в суд иск с административными исковыми требованиями о присуждении компенсации за нарушение его права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Однако решением Верховного суда Республики Коми, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, ему было отказано в удовлетворении требований. Признавая срок судопроизводства разумным, суды исходили из того, что период с момента обращения с заявлением о преступлении в 2009 году и до возбуждения уголовного дела в 2015 году не подлежит включению в срок судопроизводства (несмотря на решения об отказе в возбуждении уголовного дела, неоднократно принимавшиеся в этот период), поскольку результатом уголовного преследования по данному делу стал обвинительный приговор. Суды указали, что продолжительность судопроизводства следует исчислять со дня признания заявителя потерпевшим (тот же день, когда возбуждено данное дело) и по день вступления в законную силу приговора, то есть не 8 лет 9 месяцев и 9 дней, как указывал истец, а 2 года 3 месяца и 16 дней, из которых 9 месяцев и 6 дней продолжалось предварительное следствие.

Житель Коми обратился в КС РФ, посчитав, что ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ не соответствует Конституции, поскольку позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства не включать в него период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела и признания лица потерпевшим.

Читать еще:  Кто возбуждает дела частного обвинения

Как указал КС, в соответствии с ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента его прекращения или вынесения обвинительного приговора, учитываются правовая и фактическая сложность уголовного дела и ряд других факторов. При этом ст. 3 закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» предусмотрена возможность подачи потерпевшим заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок и до окончания производства по уголовному делу. Это допускается в случае приостановления предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, либо прекращения уголовного дела или отказа в его возбуждении в связи с истечением сроков давности.

Соответственно, ст. 6.1 УПК РФ закреплен порядок определения разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования либо до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении дела ввиду истечения сроков давности.

Тем самым, указал КС, в положениях ст. 6.1 УПК РФ законодатель вполне определенно указал моменты, с которых исчисляется разумный срок уголовного судопроизводства: момент начала осуществления уголовного преследования или день подачи
заявления, сообщения о преступлении.

Предусмотренное ч. 3 ст. 6.1 УПК регулирование порядка исчисления разумного срока уголовного судопроизводства с момента начала осуществления уголовного преследования направлено, прежде всего, на обеспечение права на судопроизводство в разумный срок для лиц, привлеченных в качестве подозреваемых или обвиняемых.

При этом имеющиеся в распоряжении КС материалы правоприменительной практики свидетельствуют о том, что использование правовых возможностей пострадавших от запрещенных уголовным законом деяний для целей компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок зачастую затруднено и неэффективно.

Так, УПК РФ предусматривает, что решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела либо после получения данных об этом лице. При этом, поскольку вредные последствия возникают с момента их причинения конкретному лицу, такое лицо по существу является потерпевшим в силу самого факта причинения ему преступлением вреда, а не вследствие вынесения решения о признании его потерпевшим. Тем самым правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда о признании потерпевшим, но не формируется им.

Следовательно, лицу, которому причинен вред, должна обеспечиваться реальная судебная защита, в том числе возможность осуществления права на судопроизводство в разумный срок. Такая возможность зависит, помимо прочего, от продолжительности досудебного производства, включая период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела.

Между тем ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, исключает из оценки разумности срока уголовного судопроизводства в случаях, когда производство завершилось обвинительным приговором, продолжительность стадии возбуждения данного дела (проверки заявления о преступлении), что приводит к нарушению конституционных прав лица, которому преступлением причинен вред.

В результате КС признал ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой она позволяет при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен вред, не учитывать период со дня подачи им заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела об этом преступлении в случаях, когда производство по данному делу завершилось постановлением обвинительного приговора.

Федеральному законодателю предписано внести изменения в правовое регулирование судебной защиты права граждан на судопроизводство в разумный срок. Поправками должен быть уточнен порядок определения для потерпевших момента начала исчисления разумного срока уголовного судопроизводства. До внесения этих изменений при определении разумного срока уголовного судопроизводства для лица, которому преступлением причинен вред, если производство по делу завершилось обвинительным приговором, следует руководствоваться положениями ч. 3.3 ст. 6.1 УПК РФ.

Судебные решения по делу заявителя подлежат пересмотру в установленном порядке. Постановление КС окончательное, не подлежит обжалованию и вступает в силу со дня официального опубликования.

Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства

1. Уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок.

2. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок.

3. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

3.1. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой статьи 208 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

3.2. При определении разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, в ходе уголовного судопроизводства учитываются обстоятельства, указанные в части третьей настоящей статьи, а также общая продолжительность применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в ходе уголовного судопроизводства.

3.3. При определении разумного срока досудебного производства, который включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 3 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, учитываются такие обстоятельства, как своевременность обращения лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, с заявлением о преступлении, правовая и фактическая сложность материалов проверки сообщения о преступлении или материалов уголовного дела, поведение потерпевшего, лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

4. Обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также рассмотрение уголовного дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.

5. В случае если после поступления уголовного дела в суд дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела.

6. Заявление об ускорении рассмотрения уголовного дела рассматривается председателем суда в срок не позднее 5 суток со дня поступления этого заявления в суд. По результатам рассмотрения заявления председатель суда выносит мотивированное постановление, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть приняты иные процессуальные действия для ускорения рассмотрения дела.

Комментарий к Ст. 6.1 УПК РФ

1. По своему общему содержанию комментируемая статья не имеет непосредственного отношения к названию главы УПК, в которую она включена («Принципы уголовного производства»), и логически не связана с предыдущей ключевой статьей о назначении уголовного судопроизводства. Ее замысел производен от международно-правового положения, согласно которому «каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок (выделено автором. — Б.Б.) независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона» (часть 1 статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; Российской Федерацией ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ (Собрание законодательства РФ. 1998. N 20. Ст. 2143)), и изданного в соответствии с этим положением Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (Российская газета. 2010. 4 мая), в котором содержится ряд уголовно-процессуальных положений, в частности о том, что:

а) при наличии соответствующих оснований и условий за компенсацией нарушения своего права на уголовное судопроизводство в разумные сроки вправе обратиться подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик по уголовному делу;

б) такое обращение оформляется письменным заявлением о присуждении компенсации за нарушение права, о котором идет речь;

в) заявление подается в соответствующий федеральный суд, указанный в вышеназванном Законе, в сроки, определенные в нем же, где и рассматривается и разрешается по правилам гражданского судопроизводства (см. часть первую статьи 1, пункт 1 части первой статьи 3, пункты 1 — 2 части третьей статьи 3, части шестую и седьмую статьи 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ).

2. Центральное место в комментируемой статье занимают части третья и четвертая, содержащие указания на критерии разумного срока уголовного судопроизводства. Однако, как представляется, эти критерии крайне расплывчаты. Законодательного определения понятия разумного (а равно неразумного) срока не получилось, что открывает необъятный простор для судейского усмотрения при применении законодательства, составной частью которого является данная статья УПК, и создает условия для наслоения одной несправедливости на другую — судебно-следственной волокиты и судебного оправдания ее .
———————————
К маю 2010 г. в Европейском суде по правам человека (г. Страсбург, ФРГ) «скопилось около пятидесяти тысяч жалоб от россиян…», которые «возмущены… бесконечной судебной процедурой» (Российская газета. 2010. 4 мая).

Читать еще:  О возбуждении уголовного дела

3. Частями пятой и шестой комментируемой статьи законодателем предпринята попытка восполнить пробел в регулировании сроков движения уголовного дела на стадии назначения судебного заседания в федеральном суде первой инстанции. Этот пробел заключается в следующем: УПК (статья 233), устанавливая, что рассмотрение уголовного дела по существу (судебное разбирательство) должно быть начато не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания, оставил без внимания вопросы о том, в какие сроки со дня поступления уголовного дела в суд первой инстанции оно должно пройти стадию назначения судебного заседания, регламентированную статьями 227 — 239 УПК. По правилам комментируемой статьи пробел, о котором ведется речь, восполняется предоставлением «заинтересованным лицам» права обращения к председателю суда с заявлением «об ускорении рассмотрения дела». Такой способ противодействия судебной волоките нетрадиционен. Целесообразность его появления в уголовно-судебном праве сомнительна. Жалобы «по начальству» судебной деятельности и юстиционным отношениям несвойственны в принципе. (Для сравнения: частью второй статьи 321 УПК просто и надежно установлено, что судебное разбирательство по уголовному делу у мирового судьи должно быть начато не позднее 14 суток со дня поступления уголовного дела в суд.)

4. 23 декабря 2010 г. Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ приняли совместное Постановление N 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», в котором содержатся актуальные разъяснения по широчайшему спектру ситуаций, возникающих в практике производства по этой новой для отечественного правоведения категории судебных дел, включая общие положения, правила обращения в суд с заявлением о присуждении компенсации, ускорении рассмотрения дела, подготовки дела к судебному разбирательству и рассмотрения заявления о присуждении компенсации, а также постановления итогового решения о присуждении компенсации и его исполнении. Постановление опубликовано в Бюллетене Верховного Суда РФ (N 3 за 2011 г., с. 1 — 10). Здесь же помещены материалы под заголовком «Практика Европейского суда по правам человека за 2009 — 2010 годы по делам в отношении Российской Федерации в связи с нарушением права на разумные сроки судебного разбирательства и/или исполнение судебного решения в разумные сроки» (с. 35 — 40), где сосредоточено описание сути нескольких десятков решений Европейского суда по правам человека по делам, о которых идет речь, причем как положительных, так и отрицательных.

5. «Соразмерность компенсации, присуждаемой за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, негативным последствиям, которые такое нарушение повлекло для заявителя, определяется судом с учетом практики Европейского суда по правам человека» (см. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 10. С. 3 — 5). Практика: Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу по иску Х., требовавшего 100 млн. рублей в виде компенсации за восьмилетнюю судебную волокиту, связанную с содержанием под стражей, окончательно определила ее размер в 200 тыс. рублей (см. там же).

Нарушение сроков расследования уголовного дела

Председателю Следственного комитета

СЮСЮРА Виктор Леонидович

БЕЗДЕЙСТВИЕ, КОТОРОГО ОСПАРИВАЕТСЯ:

Руководитель следственной группы

старший следователь Кореновского

районного следственного отдела

СУ СК РФ по Краснодарскому краю

4/1, Красноармейская, Краснодар

По уголовному делу № 184783

(в порядке статьи 124 УПК РФ)

Органом предварительного расследования в лице следственной группы под руководством ВОРОБЬЁВА А.А. мне предъявлено обвинение в совершении 59 преступлений, ответственность за которые предусмотрена ч.4 ст.188 УК РФ.

Производство предварительного расследования окончено, следователем составлено обвинительное заключение, которое вместе с уголовным делом направлено Прокурору Краснодарского края для утверждения.

Постановлением компетентного прокурора Прокуратуры Краснодарского края от 23.09.2011 обвинительное заключение не утверждено, а уголовное дело возвращено органу предварительного расследования в виду существенного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, в том числе и моего права на защиту.

Следователь следственной группы С.В. ДОМАНИН письмом № 201-08/2011/8099 от 15.11.2011 уведомил об установлении и.о. руководителя СУ СК РФ по Краснодарскому краю ТКАЧЁВЫМ В.В.

Постановлением от 31.01.2012 следователь прекратил уголовное дело в связи с исключением статьи 188 из УК Российской Федерации (Приложение 1).

Постановлением Октябрьского районного суда города Краснодара от 03.05.2012 удовлетворена моя жалоба на указанное постановление и оно признано незаконным, так как я возражал против прекращения уголовного дела по указанному не реабилитирующему основанию, настаивая на своей невиновности (Приложение 2).

До настоящего времени, то есть уже на протяжении 9 месяцев какие-либо следственные действия, направленные на исполнение указаний компетентного прокурора и восстановление моих нарушенных прав не производятся.

Представляется, что имеются следующие основания для признания бездействия руководителя следственной группы ВОРОБЬЁВА А.А. незаконным, и нарушающим моё право на уголовное судопроизводство в разумный срок, и принятия мер, направленных на ускорение уголовного судопроизводства по настоящему делу:

1).В соответствии с частью 7 статьи 3 ФЗ от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»: «В случае установления подозреваемого или обвиняемого заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано до прекращения уголовного преследования или вступления в законную силу обвинительного приговора суда, если продолжительность производства по уголовному делу превысила четыре года и заявитель ранее обращался с заявлением об ускорении его рассмотрения в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации».

Анализ данной нормы даёт мне основания полагать, что право обвиняемого на уголовное судопроизводство в разумный срок будет нарушено, если в течении 4 лет с того момента, как он привлечён к участию в уголовном деле в этом качестве в отношении него не вступит в законную силу какой-либо приговор суда.

17.10.2009 я задержан по указанному уголовному делу в порядке статей 91, 92 УПК РФ, то есть с этой даты я обрёл статус подозреваемого, а в последствии и статус обвиняемого по настоящему уголовному делу и пребываю в нём по настоящее время, то есть уже 2 полных года и 8 месяцев, таким образом до истечения 4-х годичного срока остался 1 год и 4 месяца, в которые необходимо закончить предварительное следствие, провести судебное следствие, постановить приговор суда и пройти процедуру обжалования.

С учётом того, что материалы уголовного дела (по сведениям органа предварительного расследования) превышают объём в 1000 томов, и того, что на протяжении последних 9 месяцев по уголовному делу не было произведено, ни одного следственного действия, я убеждён, что в установленный законом 4-х летний срок приговор по настоящему делу постановлен не будет, что однозначно нарушит моё право на судопроизводство в разумный срок.

В соответствии с частью второй статьи 123 УПК Российской Федерации: «При нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу участники уголовного дела, а также иные лица интересы которых затрагиваются могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа, с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и сроки, установленные статьёй 124 настоящего Кодекса».

Таким образом, я вправе поставить вопрос об ускорении уголовного судопроизводства и признании бездействия следователя, нарушающим моё право на уголовное судопроизводство в разумный срок, незаконным.

2).В период производства предварительного расследования стороной защиты направлены на имя Генерального Прокурора Российской Федерации и Прокурора Краснодарского края следующие жалобы:

— от 28.06.2011 о незаконном привлечении в качестве защитника по назначению адвоката СОКОЛОВА П.М. и признании недопустимыми доказательствами всех протоколов следственных действий, составленных следователем ДОМАНИНЫМ С.В. с его участием (материалы уголовного дела);

— от 04.07.2011 о признании незаконными действий следователя ЛАВРОВА И.А., имевших место 01.04.2011; 04.04.2011; 12.04.2011; 22.04.2011; 25.04.2011; 27.04.2011; 29.04.2011; 04.05.2011; 05.05.2011; 24.05.2011; 25.05.2011; 26.05.2011 и 02.06.2011, заключающиеся в предложении выполнять требования статьи 217 УПК Российской Федерации вместо выполнения предписаний постановления следователя БАДУЛИНА С.К. от 27.01.2011 (материалы уголовного дела);

— от 18.05.2011 о признании незаконным действий следователя, выразившихся в изъятии в моей квартире 17.10.2009 денежных средств в сумме 3100000 рублей и обязании его возвратить мне эти денежные средства (материалы уголовного дела);

— от 07.06.2011 о признании незаконным, необоснованным и отмене постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого от 26.10.2010 в связи с тем, что в 14-ти из 59-ти вменённых мне эпизодах якобы совершённой мной контрабанды стоимость перемещённых товаров не превысила 1500000 рублей (материалы уголовного дела);

— признании незаконным бездействия следователей, выразившегося в уклонении от предъявления мне для ознакомления постановлений о назначении товароведческих экспертиз от 09.03.2007, от 05.12.2008, от 17.04.2009 в период времени с 17.10.2009 по 15.11.2010;

— признания незаконным бездействия следователей, входящих в следственную группу, выразившегося в уклонении от предъявления мне для ознакомления постановления о назначении товароведческой экспертизы от 02.03.2010 в период времени с 02.03.2010 по 15.11.2010;

— даче следователям письменного указания произвести следственный эксперимент в ходе которого поручить оценщику БОДРОВУ Ю.В. осуществить совокупность действий в объёме и последовательности необходимых для производства экспертизы и изготовления экспертного заключения в соответствии с задачами и вопросами, поставленными в постановлении следователя от 17.04.2009, для решения вопроса о количестве времени, необходимом и достаточном для осуществления экспертного исследования;

— путём признания недопустимыми доказательствами, полученными с многочисленными и грубыми нарушениями федеральных законов: постановления о назначении товароведческой экспертизы от 09.03.2007; постановления о назначении товароведческой экспертизы от 05.12.2008; постановления о назначении товароведческой экспертизы от 17.04.2009; постановления о назначении товароведческой экспертизы от 02.03.2010; экспертного заключения БОДРОВА Ю.В. от 16.03.2007; экспертного заключения БОДРОВА Ю.В. № 29/09-И от 20.04.2009; экспертного заключения БОДРОВА Ю.В. № 29/09/1-И от 20.04.2009; экспертного заключения БОДРОВА Ю.В. № 05/10-И от 14.04.2010;

— о признании незаконным постановления следователя от 30.11.2010 об окончании предварительного расследования и отмене его, возобновлении производства предварительного расследования, даче следователям письменного указания о необходимости принять меры к получению в материалы уголовного дела платёжных документов, подтверждающих расчёты за приобретение товаров (квалифицируемых следствием как предмет контрабанды) и их доставку из конкретной страны Ближнего Востока в Российскую Федерацию по каждой конкретной грузовой авиационной накладной, с последующим назначением по делу финансово-экономической экспертизы с постановкой перед ней вопросов о размере затрат на приобретение каждой конкретной партии товара по конкретной грузовой авиационной накладной и его доставки на территорию Российской Федерации (материалы уголовного дела).

Не утвердив, обвинительное заключение, со ссылкой на существенное нарушение норм уголовно-процессуального законодательства и моего права на защиту, компетентный прокурор де-факто удовлетворил мои жалобы.

В соответствии с пунктом 15 части второй статьи 37 УПК Российской Федерации: «прокурор вправе возвращать уголовное дело следователю, со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования».

В соответствии с частью третьей статьи 221 УПК Российской Федерации: «В случаях, предусмотренных пунктом 2 части первой настоящей статьи (возвращение уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия) прокурор выносит мотивированное постановление».

Анализ указанных мной выше фактических обстоятельств дела в совокупности с процитированными нормами права, даёт мне все основания утверждать, что 23.09.2011 компетентный прокурор вынес мотивированное постановление, которым отказался утвердить обвинительное заключение, которым направил уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия и в котором поместил письменные указания о необходимости восстановления моих прав на защиту, указанных мной в приложенных жалобах.

Данное постановление не отменено, а значит имеет для следователя обязательную силу и должно быть им исполнено путём производства конкретных следственных действий на существо, которых я указываю в своих жалобах.

В связи с изложенным, на основании статьи 124 УПК РФ, прошу :

1).Признать бездействие руководителя следственной группы старшего следователя ВОРОБЬЁВА А.А. по уголовному делу № 18/377502-06, незаконным и нарушающим моё право на уголовное судопроизводство в разумный срок и обязать его ускорить уголовное судопроизводства по уголовному делу № 18/377502-06;

2).Признать незаконным бездействие руководителя следственной группы старшего следователя ВОРОБЬЁВА А.А., выразившееся в уклонении от выполнения письменных указаний компетентного прокурора, помещённых в постановлении от 23.09.2011 о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия, путём совершения конкретных следственных действий и обязать его устранить, допущенные нарушения законодательства Российской Федерации;

3).Копию принятого решения направить мне по указанному выше адресу.

ПРИЛОЖЕНИЕ: 1.Копия постановления Октябрьского районного суда города Краснодара от 03.05.2012.

Всё об уголовных делах

162 УПК сроки предварительного следствия

Сроки следствия : нарушения связанные с ними и как их использовать

План расследования уголовного дела, документ сокрытый от стороны защиты

СИТУАЦИИ из практики

— какой срок после возбуждения уголовного дела будет производится его расследование и может ли следствие длиться бесконечно ?

Сроки предварительного следствия

— ч.5 162 УПК максимальный срок следствия 12 месяцев

— если выразиться просто, то можно считать что максимальный срок предварительного расследования 12 месяцев . Для большинства уголовных дел это обстоит именно так, потому что продление свыше этого срока должно быть только в исключительных случаях.

— если выразиться несколько сложнее, то у сроков следствия четыре границы:

I). Первоначальный предел: 2 месяца

— ч.1 162 УПК первоначальный срок следствия 2 месяца

II). Второй предел: 3 месяца

— ч.4 162 УПК продление срока следствия до 3 месяцев, руководителем СО

III). Третий предел: до 12 месяцев

— ч.5 162 УПК продление срока до 12 месяцев, руководителем СО субъекта РФ

IV). Четвертый предел: свыше 12 месяцев

— ч.5 162 УПК продление срока свыше 12 месяцев, Председателем СК РФ

Фактически срок неограничен

ч.6 162 УПК срок следствия продляется на 1 месяц

— следует учитывать, что при необходимости продлить сроки расследования могут продляться до бесконечности. Это возможно с помощью нехитрого трюка ( ч.6 162 УПК ). Уголовное дело может вращаться в карусели приостановлений и возобновлений, возвратов от прокурора: и каждый раз срок будет продлеваться на 1 месяц.

— правда, эту «лавочку» довольно активно пытаются прикрыть судебные органы, и в последние годы в судебной практике стали встречаться случаи отмены таких продлений сроков. Можно ожидать, что со временем эта возможность бесконечной «карусели» отмен и возбуждений будет ликвидирована.

Начало и окончание течения сроков

— течение сроков следствия начинается с момента возбуждения уголовного дела и длится до момента направления дела в суд.

— п.1 ч.2 146 УПК в постановлении о возбуждении дела указывается время

— ч.1 156 УПК началом расследования считается момент возбуждения дела

— начальной точкой отсчета, с которой начинается течение сроков предварительного расследования является дата вынесения постановления о возбуждении уголовного дела ( п.1 ч.2 146 УПК и ч.1 156 УПК ). В дальнейшем, мы будем ориентироваться именно по этой дате.

— конечной точкой отсчета срока следствия является дата подписания следователем обвинительного заключения ( ч.6 220 УПК ). С этой даты расследование завершено и следователь утрачивает полномочия по делу, оно выбыло из его производства и более никаких процессуальных действий он осуществлять не может.

— если предварительное расследование ведется в форме дознания, то максимальный срок расследования 6 месяцев .

ч.3 223 УПК дознание производится в 30 суток

— начальный срок дознания составляет 30 суток ( ч.3 223 УПК ), но они с легкостью продляются еще на 30 суток, и также легко могут продляться до 6 месяцев ( ч.4 223 УПК ). Почему легко ? Потому что для продления не нужно выходить на областной или федеральный уровень, все делается на районном уровне.

— и точно также как и для следствия, для продления сроков дознания всегда можно применить «волшебную» норму ч.6 162 УПК (также напомним, что согласно ч.1 223 УПК к дознанию применимы все нормы относимые к следствию, то есть работают те же механизмы).

Предсказание действий следователя

— для чего защитнику полезно учитывать сроки следствия ?

— дело в том, что по ним можно в некоторой мере предсказывать поведение следователя, иногда это может пригодится в защите.

— по уголовному делу обычно нет равномерности производства следственных действий. Как правило это выглядит так:

а) сначала идет вспышка активности: сразу после возбуждения дела допрашиваются самые важные свидетели, выносятся постановления о назначении экспертиз, избирается мера пресечения.

б) затем вдруг наступает полная тишина, в течение 1-2 месяцев об обвиняемом как будто полностью забыли. Этот период особенно психологически тяжел для обвиняемого и защитника:

— только что была бешеная активность, и вдруг тишина.

— что предпринимает следователь в этот период никому не известно. Каких свидетелей он допрашивает, что они говорят ? Ни обвиняемый, ни защитник не имеют права получить эту информацию. (Примечание: копии документов, которые они могут увидеть в этот период указаны в п.2 ч.4 47 УПК и п.6 ч.1 53 УПК . Но ничего свыше этого).

— защитника в этот период терзают родственники обвиняемого, требуют от него информации и также требуют «что-то сделать». Ни того ни другого защитник сделать не может и потому нередко получает укоры в бездеятельности.

в) после периода тишины вдруг следует новая вспышка активности: следователь вдруг сам звонит защитнику и требует, просит и чуть ли не умоляет прибыть к нему сегодня же ! И причитая о том, как что его начальство требует завершить следствия в срок, просит ознакомиться с экспертизами, с материалами дела как можно скорее.

— эту вспышку деятельности легко предсказать, ориентируясь по датам начала следствия.

До двух месяцев

— в начальный период следствия составляющий 2 месяца ( ч.1 162 УПК ) следователь может никуда не торопиться. Впереди у него не только два месяца, но и еще один дополнительный месяц, которые продляет его начальник следственного отдела ( ч.4 162 УПК ). То есть, продление будет производится внутри следственного отдела, и такое продление не трактуется как нарушение. Необходимость продлить срок на месяц легко объяснить объективными причинами не зависящими от следователя (например: длительный срок производства экспертиз, нерадивость оперативников которые никак не могут разыскать свидетелей).

От двух до трех месяцев

— период до трех месяцев, это обычный срок расследования для простых уголовных дел. Примерно за неделю до окончания срока можно быть уверенным, что следователь сам начнет звонить защитнику и просить приехать для ознакомления с делом. Обычно в этот момент следователь находится в незавидном положении:

во-первых: если защитник начнет срывать мероприятия, не являясь по вызову (причины он может всегда придумать), то следователь не может просто вызвать другого адвоката. Согласно нормы ч.3 50 УПК он обязан выждать 5 суток (подробнее об этом здесь: Железные сутки , пять обязательных дней для ожидания адвоката).

— руководителю отдела это объяснять бесполезно, проблемы следователя — это только его проблемы («сам тянул до последнего рубежа и теперь делай что хочешь, но успей»).

во-вторых: обвиняемый может начать затягивать процесс ознакомления с делом (ссылаясь на усталость и пр.). Чтобы прекратить такое затягивание следователь придется прибегать к механизму ч.3 217 УПК , что также займет время и силы (обращение в суд, судебное заседание).

После трех месяцев

— по исчерпании трехмесячного срока руководитель районного отдела продлять сроки уже не может. Это означает, что следователю придется брать материалы дела и ехать в следственный отдел областного уровня. Там ему придется объяснять, почему он не успел закончить следствие.

— тут простыми отговорками обойтись не удается и обычно следователь получает упрек (в той или иной форме) что допускает брак в работе.

— после чего срок может быть продлен руководителем областного уровня до 1 года ( ч.5 162 УПК ). На практике продление выдается мелкими порциями, на месяц-два. Потому следователю придется ездить на эти продления и каждый раз объяснять причины пропуска сроков.

После 12 месяцев

— для продления сроков выше 12 месячного срока следователю придется выходить на федеральный уровень. Брать материалы дела и ехать в Москву.

— потому такое продление рассматривается как экстраординарное событие.

План расследования уголовного дела

— сразу после того как следователь принял дело к своему производству ( ч.1 156 УПК ) он сразу же составляет специальный документ который называется «План расследования уголовного дела №___».

— в нем содержится в виде таблицы весь перечень будущих действий следователя указанием дат.

— перечисляются допросы свидетелей, экспертизы, дата будущего предъявления обвинения, дата ознакомления участников с материалами дела.

— затем этот документ подписывает руководитель следственного отдела. В последующем, на всех планерках, совещаниях будет производится сверка текущей ситуации с датами, указанными в плане расследования.

— но сторона защиты этот документ никогда не увидит (разве что случайно). Он не является процессуальным документов и к материалам уголовного дела не прикладывается.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector