0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Незаконность возбуждения уголовного дела

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

«TRUNOV, AYVAR & PARTNERS»

International Law Firm

Est. in 2001

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

Обжалование постановления о возбуждении уголовного дела

В Басманный районный суд г. Москвы

г. Москва, ул. Каланчевская, д. 11

от адвоката коллегии

Трунова Игоря Леонидовича,

(действующего в интересах подозреваемого – Криваша Николая Андроновича)

Должностное лицо, чьи действия обжалуются: старший следователь по особо важным делам при Председателе Следственного комитета России

полковник юстиции Степанов С.С.

ЖАЛОБА

(в порядке ст. 125 УПК РФ)

12.04.2017 старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации полковником юстиции Степановым С.С. возбуждено уголовное дело № 11702007706000061 в отношении Маркелова Л.И. по ч. 6 ст. 290 УК РФ, в отношении депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл Криваша Н.А. по ч. 5 ст. 291 УК РФ, в отношении Кожановой Н.И. и неустановленных лиц по ч. 4 ст. 291.1УК РФ.

С принятым следователем решением о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 не согласен, считаю данное решение незаконным (необоснованным) и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Часть 2 данной статьи УПК РФ устанавливает, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

По настоящему уголовному делу достаточных оснований для его возбуждения у следователя не имелось.

Согласно ч. 1 ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 этой же статьи УПК РФ, суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта УПК РФ, принимает решение в соответствии с УПК РФ.

Часть 3 ст. 7 УПК РФ, предусматривает, что нарушение норм настоящего УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваша Н.А. не усматривается признаков преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ.

Так, денежные средства, Кривашом Н.А. лично или через посредников Маркелову Л.И. никогда не передавались. Участие в программе по получению ООО «Птицефабрика «Акашевская» средств государственной поддержки по линии Министерств сельского хозяйства РФ и РМЭ, осуществлялось на общих основаниях, в строгом соответствии со всеми требованиями и в строгом соответствии всем критериям, предъявляемым к субъектам – получателям целевых средств государственной поддержки для сельскохозяйственных предприятий.Данные субсидии предназначались на погашение процентов по договорам займа между ОАО «Россельхозбанк» и ООО «Птицефабрика «Акашевская».

Кроме того, считаю, что в действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская», моего подзащитного – Криваша Н.А., отсутствуют необходимые признаки состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ, а имеют место обычные хозяйственные гражданско-правовые отношения, между субъектами хозяйственной деятельности – ООО «Птицефабрика «Акашевская» и ООО «Тепличное» и по факту выявленных в ходе доследственной проверки фактических обстоятельств произошедшего, следователю, по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ следовало принять по материалу проверки решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Более того, из пояснений сотрудников следственных органов неоднократно звучало, что основной целью обыска является поиск денежных средств и иных материальных ценностей, вне зависимости от их принадлежности Кривашу Н.А. Обыск, который должен производиться с целью отыскания предметов и ценностей, которые могут иметь значение для дела, превратился в незаконное отобрание материальных средств у лиц, которые ни к Кривашу Н.А., ни к возбужденному в отношении Маркелова Л.И. уголовного дела, никакого отношения не имеют.

Также необходимо отметить, что согласно фабуле обвинения, по версии следствия Криваш Н.А., якобы, передал Маркелову Л.И. денежные средства за общее покровительство путем приобретения бездокументарных акций ОАО «Тепличное». Денежные средства в размере 235 275 000 руб. были зачислены на расчетный счет данного общества. Передача наличных денежных средств или иных материальных ценностей между фигурантами не предполагалась (об этом утверждает обвинение в постановлении о возбуждении уголовного дела и в постановлении о предъявлении Маркелову Л.И. обвинения).

Данные обстоятельства свидетельствуют об очевидности незаконности и отсутствия каких-либо законных оснований для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, защита считает, что у следователя Степанова С.С. отсутствовали какие-либо правовые основания и достаточные данные для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела в отношении Криваша Н.А., следовательно, обжалуемое защитой Постановление незаконно.

Защита полагает, что возбуждение уголовного дела в отношении Криваша Н.А. и желание отыскать денежные средства, полученные Кривашем Н.А. от гражданско-правовой сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская», чему свидетельствуют обыски, проведенные следственным органом в жилище лиц (бывшей жены и дочери, проживающей самостоятельной семьей с мужем и ребенком), является ничем иным, как рейдерским захватом со стороны правоохранительных органов с целью изъятия законно полученных от гражданско-правовой следки, заключенной с ООО «Агроактив».

При этом следует обратить внимание, что деньги, полученные от сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская» к сделке по приобретению акций ОАО «Тепличное», никакого отношения не имеют. Согласно предъявленному Маркелову Л.И. обвинению и постановлению о возбуждении уголовного дела, Криваш Н.А. произвел расчет по договору о приобретении бездокументарных акций ОАО «Тепличное» до 25.02.2015 года. Гражданско-правовая сделка никем не оспорена, не признана ничтожной, мнимой или недействительной.

Деньги, же вырученные Кривашем Н.А. от продажи долей в уставном капитале общества ООО «Птицефабрика Акашевская», получены не ранее октября 2016 года, никакого отношения с договору по проибретению акций ОАО «Тепличное» не имеют, не могли быть предметом отыскания при производстве обысков в рамках уголовного дела №11702007706000061, что лишний раз подтверждает незаконность возбуждения уголовного дела.

Даже если бы в жилых помещениях, где производился обыск и были бы обнаружены деньги или иные материальные ценности, они не подлежали изъятию, поскольку они не имели никакого отношения к уголовному делу в рамках расследования которого проводились обыски.

Кроме того, мой подзащитный – подозреваемый по уголовному делу генеральный директор ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваш Николай Андронович, с 2014 года и вплоть до 2019 года является депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – Государственного Собрания Республики Марий Эл, и в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу, то есть в уголовно-правовом смысле, мой подзащитный – Криваш Н.А., является специальным субъектом.

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела, либо о привлечении в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается: в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ.

Таким образом, лицом, в соответствии со ст. 448 УПК РФ наделенным по закону правом возбуждения уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., является руководитель Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Марий Эл.

Данные обстоятельства не были приняты во внимание следователем Степановым С.С. при принятии решения по материалу проверки и, в нарушении положений ст.ст. 144-145 УПК РФ, им незаконно (необоснованно) принято решение о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Признать постановление о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017, вынесенное старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ полковник юстиции Степанова С.С., незаконным (необоснованным).

2. Обязать руководителя следственного органа – Председателя Следственного комитета Российской Федерации генерала юстиции Бастрыкина А.И., отменить незаконное (необоснованное) постановление от 12.04.2017 о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 в отношении Криваша Николая Андроновича.

В ходе подготовки к рассмотрению настоящей жалобы, прошу суд истребовать из следственного органа – Следственного комитета РФ копию постановления о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017 (которой сторона защиты Криваша Н.А. до настоящего времени не обладает), а также документы из материалов уголовного дела № 11702007706000061, обосновывающие как возбуждение уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., так и обосновывающие возбуждение уголовного дела № 11702007706000061 должностным лицом из центрального аппарата Следственного комитета РФ.

Читать еще:  Образец отказного материала в возбуждении уголовного дела

Как быть, если незаконно возбудили уголовное дело?

Уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица по жалобе иностранного гражданина, который по-русски не разговаривает . Обвиняемое лицо содержится под стражей в СИЗО. У потерпевшего «взяли» жалобу на русском языке без переводчика и без предупреждения об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Суд, оценивая жалобу в порядке ст 125 УПК отписался, что в настоящее время не вдается в вопросы виновности или невиновности на досудебной стадии. Явно искажая суть понимания информации из этой жалобы. Как лучше поступить если уголовное дело как я считаю возбуждено незаконно

Ответы юристов ( 3 )

Здравствуйте! Можете подать жалобу в прокуратуру на незаконные действия органов внутренних дел, либо обжаловать действия суда в вышестоящий суд.

Прокуратура игнорирует подобные жалобы, а в вышестоящем потеряли аппеляционную жалобу, заседания не назначили

Владислав, необходимо методично обжаловать немотивированные ответы, необоснованные решения, добиваясь контроля руководства Генеральной прокуратуры РФ и ведомства, осуществляющего расследование. Обращаться надо не на эмоциях и предположениях, а на конкретных фактах нарушений процессуального и материального права. Этим должны в первую очередь заниматься защитник обвиняемого и сам обвиняемый.

Обвиняемый занимается и сделал больше чем адвокат) Срок следствия составляет уже 9 месяцев, обвиняемого выпустили на домашний арест, однако его позиция не изменилась (вину не признал). Нынешний адвокат будет дорабатывать досудебную стадию, далее нужен будет другой адвокат когда зайдем в суд, а как показывает практика, хороших мало

Ну, если нужна помощь обращайтесь). Специализируюсь на уголовном праве. Опыт работы более 16 лет. До адвокатуры поработал и следователем и государственным обвинителем в судах.

Ваш ответ мне к сожалению не виден, но скажу да, следователь СК России возбудил по рапорту в порядке 143 ст УПК

Ну раз читаете, значит само сообщение видно. Нужна будет юридическая помощь по вопросу — обращайтесь в чат (это конвертик желтый сверху).

Исходя из собственной практики могу сказать, что прокуратура в последнее время как раз наоборот данные жалобы рассматривает, в суде необходимо все выяснить, как они могли ее потерять

Могу предположить, что дело возбужденно на основании рапорта сотрудника полиции составленного в порядке ст. 143 УПК РФ. Такой рапорт может быть составлен даже по телефонному звонку. Предупреждение об уголовной ответственности по 306 УК РФ в такой ситуации не требуется. А вот то, что опрос лица которое не говорит по русски вёлся без переводчика может быть признанно нарушением, если будет установлено, что лицо рассказывало не о тех событиях которые зафиксированы в сообщении о преступлении.

Опишите ситуацию подробнее пожалуйста. Хотя бы общие сведения, по какой статье возбуждено дело. В любом случае вам целесообразно нанять адвоката, т.к. только у него есть постоянный доступ к подозреваемому и именно он должен обеспечивать соблюдение его прав.

если уголовное дело как я считаю возбуждено незаконно

У потерпевшего «взяли» жалобу на русском языке без переводчика и без предупреждения об уголовной ответственности за заведомо ложный донос

Сообщение о преступлении, сделанное лицом, не предупрежденным об уголовной ответственности за заведомо ложный донос это доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, которое необходимо признавать недопустимыми, не имеющие юридической силы. Это заявление не должно быть положены в основу обвинения и использоваться при доказывании (часть первая статьи 75 УПК РФ),

Однако, КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 26 января 2017 г. N 5-О разъяснил, что

согласно пункту 1 части первой статьи 140 УПК Российской Федерации заявление о преступлении служит поводом для возбуждения уголовного дела. Отсутствие в названной норме правила, закрепленного в части шестой статьи 141 этого Кодекса, об обязательности предупреждения лица, заявившего о преступлении, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос не нарушает прав обвиняемого, поскольку иные нормы уголовно-процессуального закона определяют порядок рассмотрения сообщения о преступлении, возбуждения уголовного дела, доказывания по уголовным делам, обеспечивающий проверку достоверности сведений, изложенных в заявлении о преступлении

Жалоба на незаконное возбуждение уголовного дела

В суд (судье)____________________

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

(ордер на защиту в уголовном деле)

« ____ » _________ 20 ___ г

в защиту интересов обвиняемого ___________________

Заинтересованное лицо: следователь

ЖАЛОБА

на незаконное возбуждение уголовного дела

28 июня 2009 г. следователем следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ при ГУВД по ____ области Е. в отношении К. было возбужденно уголовное дело № …. по признакам состава преступления предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ.

Согласно постановления о возбуждении уголовного дела поводом к такому возбуждению послужили протокол явки с повинной И. от 02.06.2009 г. и рапорт об обнаружении признаков преступления от 25.06.2009 г. о/у ОРЧ БЭП ГУВД по ________ области К, а основанием – достаточные данные, содержащиеся в материале доследственной проверки, зарегистрированном в КУЗ и СП ОВД по О-му району ___ области 02.06.2009 г. № 1014, объективно свидетельствующие о совершении хищения путем обмана и злоупотребления доверием со стороны К. и со стороны главного инженера ООО «СУ» И., денежных средств принадлежащих ОАО «Бинат» при следующих обстоятельствах :

В начале декабря 2007 г., К., как начальник отдела по контролю за исполнением инвестиционных проектов ОАО «Б», предложил И. провести через ООО «СУ» выполнение фиктивного объема работ на указанном предприятии, на сумму 80195 рублей. Получив согласие последнего, используя свое служебное положение, по предварительному сговору с И. с целью осуществления хищения денежных средств изготовили заведомо подложные документы о проведении ООО «СУ» в интересах ОАО «Б», работ по демонтажу оборудования, монтажу трубопровода, запорной арматуры, изготовление и монтаж площадки обслуживания диффузии на общую сумму 80195 рублей, в том числе акт № 1 о приемке выполненных работ за январь 2008 г., справку о стоимости выполненных работ и затрат и др. После чего, в январе 2008г., К. подписав с И. указанные документы, представил их согласованным на подпись руководству ОАО «Б» для подписания и оплаты, заведомо зная, что указанные в перечисленных документах работы не выполнялись. После чего ОАО «Б» платежным поручением № .. от 19.03.2008 г. перечислило ООО «СУ» 80195 рублей, которые И. и К. были получены, поделены и использованы в корыстных целях.

Считаю, что данное постановление вынесено незаконно с нарушением уголовно процессуального законодательства, а именно:

Отсутствие на стадии возбуждения уголовного дела в соответствующих проверочных и процессуальных документах достоверной информации о наличии в действиях К. признаков состава преступления, исключает и вынесение постановления о возбуждении уголовного дела и ответственность по ст. 159 УК РФ. Однако в нарушение требований ст. 144 УПК РФ, должной проверки сообщения о преступлении по непонятным причинам не проводилось. Не проверялся факт существующих неприязненных отношении, между К. и И. сложившихся в результате выполнения некачественных работ ООО «СУ», что подтверждалось показаниями работников ОАО «Б», в результате чего у И. имелись все основания для того чтобы оговорить К..

Кроме того, при проведении проверки в порядке ст. 144 УПК РФ не выяснялось, были ли фактически проведены работы по договору на выполнение строительных работ № …от 28.05.2007г. на ОАО «Б». Не истребованы и не изучены документы регламентирующие порядок проверки и приема выполненных работ, порядка подписания, основания и порядок перечисления денежных средств подрядным организациям за выполненные работы, не опрошены работники, которые непосредственно проверяли факт выполненных работ и объемы работ на данном объекте и т.д. Ничего из вышеперечисленного до возбуждения уголовного дела № ….не выяснялось, и этот факт совершенно точно доказывает, что уголовное дело было возбуждено произвольно, в нарушение ч. 2 ст. 140 УПК РФ, т.е. при явном отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Таким образом, у органов предварительного следствия ни на момент возбуждения уголовного дела, ни в настоящий момент, нет данных, свидетельствующих о признаках мошенничества в действиях К., а именно, о получении денежных средств ОАО «Б» путем проведения через ООО «СУ» фиктивного объема работ на указанном предприятии на сумму 80195 рублей.

Ст. 159 ч, 3 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотреблением доверием, с использованием своего служебного положения, и характеризуется обращением имущества в свою собственность и причинением ущерба другому лицу. К., что следует из материалов проверки, чужим имуществом или денежными средствами не завладевал, умысла на завладения чужим имуществом у него не было. Указанные в постановлении о возбуждении уголовного дела строительные работы по договору № ….от 28.05.2007г. были выполнены, документы на выполнения фиктивного объема работ на указанном предприятии им не подписывались, какой либо договоренности с И. у него не было и не могло быть. При таких обстоятельствах в действиях Крупенникова С.Б. отсутствует субъективная сторона преступления.

Читать еще:  Обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела

Также, в представленном следователем СЧ по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ при ГУВД по ____ области Е. при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела № ….отсутствовала объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 159 ч, 3 УK РФ. Изложенные в вышеуказанном постановлении сведения о том, что строительные работы по договору № ….от 28.05.2007. ООО «СУ» фактически не выполнялись и К. были подписаны документы о выполнении фиктивного объема работ, не соответствует действительности, так как данные работы выполнены в полном объеме и в срок, в противном случае комбинат не мог бы функционировать.

Таким образом, процессуальный акт возбуждения уголовного дела послужил поводом для нарушения конституционных прав К., закрепленных в ст. 21 и ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, согласно которым: “Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени”. Таким образом, никто не может подвергаться произвольным посягательствам на его честь и репутацию.

Иными словами, действия следователя СЧ по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ при ГУВД по ___ области К., связанные с явно незаконным возбуждением уголовного дела № по ч. 3 ст. 159 УК РФ в отношении К., причиняют ущерб его чести, достоинству и деловой репутации, т.е. непосредственным образом затрагивают конституционно гарантированные права (свободы) и интересы.

В связи с тем, что уголовное дело было возбужденно с нарушением уголовно-процессуального законодательства, при этом нарушаются конституционные права К. ст. 123, 125 УПК РФ,

Признать постановление о возбуждении уголовного дела № …от 28.06.2009 г., вынесенное следователем СЧ по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ при ГУВД по ___ области Е., в отношении К. по ч. 3 ст. 159 УК РФ незаконным.

  1. копия постановления о возбуждении уголовного дела
  1. копия жалобы

Нужно ли постановление о возбуждении дела по новому факту при наличии уже возбужденного уголовного дела в отношении этого же лица, но по другому эпизоду

Постановление о возбуждении уголовного дела является официальным процессуальным актом, с которого государство начинает уголовное преследование определенного лица и/или расследование факта. Согласно ст. 149 УПК РФ следователь приступает к производству предварительного следствия только после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Формально часть 2 ст. 146 УПК РФ не требует указания на конкретное лицо, в отношении которого производится преследование. Нет таких требований и в ст. 140 УПК РФ. Вместе с тем, связь определенного лица с возбуждением преследования разбросана по всему кодексу. Например, часть 4 той же ст. 146 УПК РФ указывает на необходимость незамедлительного уведомления лица, «в отношении которого возбуждено уголовное дело». Статья 447 УПК РФ определяет гарантии некоторых лиц для начала расследования. На основании части 1 ст. 148 УПК РФ отказ в возбуждении уголовного дела допускается лишь в отношении конкретного лица. И т.д. И наконец, согласно пункту 55 ст. 5 УПК РФ уголовное преследование производится вообще-то с целью изобличения виновного (в отличие от ранее действующего УПК, где результатом расследования было установление истины).

На практике дело может быть возбуждено как по факту, так и в отношении конкретного лица. Общим правилом (часто нарушаемым) является незаконность возбуждения уголовного дела по факту, когда подозреваемое лицо известно.

В связи с этим нередко возникает вопрос — нужно ли новое постановление о возбуждении дела по новому факту при наличии уже возбужденного уголовного дела в отношении этого же лица, но по другому эпизоду.

Здесь два пути. Первый — предъявление нового (иного) обвинения в рамках уже возбужденного дела, и второй — возбуждение нового дела и соединение его со старым.

Что об этом говорят высшие суды?

«Конституционный Суд Российской Федерации указал, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось. Напротив, УПК Российской Федерации предполагает необходимость соблюдения общих положений его статей 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве. . Определение того, является ли вновь обнаруженное преступное деяние составной частью события преступления, по которому ранее уже было уголовное дело возбуждено, или оно образует самостоятельное событие преступления, по признакам которого должно быть возбуждено новое уголовное дело, относится к компетенции правоприменительных органов» (Определение КС РФ № 600-О-О от 21.10.2016).

То есть, если в отношении, например, директора организации было возбуждено уголовное дело по ст. 199 УК РФ по одному эпизоду, то при обнаружении нового факта нужно решить — является ли новый факт составной частью старого эпизода. Скажем, дело было возбуждено за неуплату налога на прибыль за 2015 год, то при обнаружении признаков неуплаты НДС нужно новое постановление о возбуждении. Это исходя из позиции КС РФ.

«Ни ст. 140, ни ст. 146, ни ст. 149 УПК РФ не предусматривают обязанности органов следствия и дознания выносить каждый раз новое постановление о возбуждении уголовного дела в случаях, когда по делу будет установлено совершение других преступлений лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело. В подобных случаях этим лицам может быть предъявлено обвинение и без вынесения дополнительного постановления о возбуждении уголовного дела». Это ВС РФ в кассационном постановлении от 25.09.2006 по делу № 14-о06-29.

Противоположная позиция. Можно, конечно, сказать, что ВС РФ вынес свое определение ранее КС РФ, но в определении КС РФ говорит о своих актах до 2006 года с этими же выводами. О них ВС РФ не мог не знать.

В нашем примере после возбуждении дела за неуплату налога на прибыль выносить постановление о новом деле по НДС не надо, достаточно предъявить обвинение.

Практикующие адвокаты знают, что протесты о незаконности расследования без возбуждения уголовного дела по новым фактам судами не воспринимаются.

Правда, есть решения, основанные на толковании, предложенном Конституционным Судом.

Московский городской суд в апелляционном постановлении от 19.09.2018 № 10-16422/18 согласился с Басманным судом о возвращении дела прокурору, поскольку дело по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ было возбуждено не в отношении подсудимого. Этот вывод не противоречит и изложенной ранее позиции Верховного Суда РФ.

Костромской областной суда в Справке о результатах обобщения апелляционно-кассационной практики Костромского областного суда за первый квартал 2019 года пришел к выводу, что «при появлении в процессе расследования ранее возбужденного уголовного дела новых повода и основания для возбуждения уголовного дела в отношении того же лица, но по другому факту, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа или следователь обязан вынести новое постановление о возбуждении уголовного дела, такое дело в силу ст. 153 УПК РФ в дальнейшем может быть соединено в одно производство с первоначально возбужденным».

Казалось бы, какая разница, будет возбуждено новое уголовное дело, которое присоединится к старому, или же в рамках уже возбужденного будет новое обвинение? «Хрен редьки не слаще«. Ведь в конце концов объем уголовных притязаний государства не изменится.

Разница есть. Может быть в российской действительности она формальна, но с позиции конституционных прав и гарантий велика.

Невозбуждение в отношении лица дела по новому факту лишает его прав и свобод, предоставленных Конституцией РФ и законом как подозреваемому лицу, таких как получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, возможность его обжаловать в порядке ст. 125 УПК РФ и др. Предъявление обвинения не компенсирует эти изъяны.

Если постановление о возбуждении уголовного дела на досудебной стадии как самостоятельный документ мог быть обжалован в суд, то в отношении постановления о привлечении в качестве обвиняемого обвиняемый такой возможности лишен. Если при обжаловании решения о возбуждении дела уголовное преследование может быть прекращено судом немедленно, то относительно предъявленного обвинения привлеченному к ответственности необходимо пройти все стадии предварительного и судебного следствий с применением к нему мер принуждения и ограничения свободы передвижения, и только при постановлении приговора по истечении значительного периода времени может быть решен вопрос законности обвинения.

Читать еще:  Непредоставление заявителю информации о ходе уголовного дела

Признание возбуждения уголовного дела незаконным

Ситуация, о которой пойдёт речь ниже, произошла с моим Доверителем в ноябре прошлого года. Из неё видно, что банальное желание родственников помочь своему близкому человеку, которого привлекают к уголовной ответственности, может обернуться для них самих уголовным делом. И поверьте, что наши «доблестные» правоохранительные органы найдут для этого причины, пусть даже они будут практически в большинстве своём совершенно надуманными… Однако!

«Если захотим – всё сможем и сумеем» или «Следствие границ не знает»

Предисловие.

Вначале ноября 2018 года, в отношении несовершеннолетнего жителя Подмосковья возбуждают уголовное дело и суд помещает его под стражу. Родственники парня-сироты, его бабушка и дедушка обратились в нашу Коллегию для оказания их внуку и в целом им всем вместе юридической помощи. Поскольку уголовная статья, по которой подозревали мальчика, была несколько не совсем обыденная, привычная и требовала при защите по такой категории дел определённых моральных качеств, а скорее всего отсутствие некоторых из них, то мы – адвокаты не сразу взялись за это дело, а только после тщательного изучения и анализа всех обстоятельств и имеющихся материалов. И лишь после личного собственного убеждения об абсолютной невиновности парня, я вступил в это дело и с коллегами начали проводить кропотливое собственное адвокатское расследование всех обстоятельств произошедшего. Но это совсем другая история, которая, к сожалению, затянулась, и конечно же требует отдельного внимания, поэтому о ней я обязательно расскажу подробнее, но несколько позже…

А сейчас вернёмся к истории, которая, как я уже изложил, напрямую связана и произошла с моим Доверителем в связи с появлением вышеуказанного уголовного дела.

Хочу всё знать…

Дедушка парня, которого привлекли к уголовного ответственности, рассказал о произошедшем своему сыну – дяде мальчика, который сам является сотрудником одной из силовых структур Подмосковного города.

Естественно во всё услышанное от своего отца, дядя мальчика никак не мог поверить, и совершенно сомневался, что его племянник мог совершить то, в чем его обвиняют органы следствия.

Мужчина, как и его родители, не находил себе места и хотел понять, что же на самом деле вообще происходит и где в настоящее время на тот момент находится его племянник, потому как от своего отца он ничего не мог точно узнать по той простой причине, что и тот сам толком ничего не понимал и не знал, следователь ничего абсолютно не объяснял.

Через несколько дней после услышанного от своего отца мужчина был на службе, при исполнении своих непосредственных обязанностей по охране правопорядка и как раз совпало, что он находился недалеко от следственного отдела, следователь которого, расследует дело в отношении его племянника, на тот момент мужчине это было уже известно. Он решил обратиться к следователю, просто по-человечески узнать о судьбе своего племянника и вообще, что же послужило основанием для обвинений мальчика в таком серьёзном преступлении.

Естественно никакого умысла, как это в дальнейшем было указано в постановлении о привлечении моего Доверителя в качестве обвиняемого, на совершение каких-либо неадекватных поступков, действий и ещё более того преступлений у него не было и быть не могло абсолютно, потому что он сам является сотрудником правоохранительных органов и сторонником правопорядка, тем более призванным охранять его соблюдение.

Спокойно пообщавшись со следователем, который пояснил об обстоятельствах уголовного дела в отношении племянника мужчины, он также спокойно вышел из следственного отдела и продолжил нести службу. Более того в ходе общения со следователем, тот даже сам лично написал на листке бумаги номер своего телефона и разрешил обращаться к нему в случае возникновения каких-либо вопросов и непониманий ситуации.

Следствие границ не знает…

Ровно через неделю после разговора моего Доверителя со следователем, ему позвонили из следственного отдела и ничего не поясняя попросили подъехать. Подумав, что его вызывают, чтобы что-то сообщить по поводу уголовного дела в отношении его племянника, мой Доверитель, ничего не подозревая, поехал в следственный отдел.

Но был, мягко сказать, очень шокирован, когда по приезду, следователь (уже другой) начал зачитывать и знакомить моего Доверителя с постановлением о возбуждении в отношении него уголовного дела по ч. 3 ст. 294 УК РФ, и сразу после этого его перевели в статус обвиняемого.

Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела (цитата):

«М…, являясь полицейским …, назначенный на указанную должность приказом …, уполномоченный осуществлять взаимодействие с правоохранительными органами, находясь при исполнении своих обязанностей, в форменном обмундировании сотрудника …, вооружённый табельным оружием, в период времени с … до …, прибыл в кабинет следователя следственного отдела …, расположенного по адресу: … Московская область, …, в производстве которого находится уголовное дело …, достоверно зная о том, что подозреваемым по данному уголовному делу является его племенник М…, действуя умышленно, реализуя свой преступный умысел, направленный на воспрепятствование всестороннему, полному и объективному расследованию уголовного дела …, желая помочь своему племяннику М…, потребовал от следователя решить вопрос об избрании в отношении племянника меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

Продолжая свои умышленные преступные действия, М…, в период времени с … до …, находясь на территории г. …, Московской области, более точно место следствием не установлено, достоверно зная о том, что в указанный период времени следователь прибыл по адресу проживания бабушки и дедушки подозреваемого М… (племянника), по адресу: Московская область г. …, с целью допроса последних в качестве свидетелей, действуя умышленно, реализуя свой преступный умысел, направленный на воспрепятствование всестороннему полному и объективному расследованию уголовного дела, желая помочь своему племяннику М…, сказал своей матери – бабушке племянника, чтобы последняя отказалась от дачи показаний и участия в иных следственных действий, что последняя и сделала.

Своими умышленными преступными действиями М… воспрепятствовал расследованию уголовного дела №…».

Естественно такого безобразия и вседозволенности следственных органов мой Доверитель, да и, надо признать, все мы, ещё никогда не встречали.

Всё изложенное являлось не только клеветой, ввиду отсутствия, как уже было изложено выше, каких-либо действий со стороны моего Доверителя, направленных на воспрепятствование расследованию уголовного дела в отношении его племянника, но и ещё несоответствия действительности изложенных в постановлении событий, а именно, что последний находился в указанное время по указанному адресу, да ещё чтобы говорил кому-то об отказе участия в следственных действиях вообще.

В эту же ночь моего Доверителя задерживают на 48 часов, направляют в ИВС, а затем следователь заявляет в суд ходатайство о необходимости помещения его под стражу.

Достаточно, посидели и выходим. Заключение.

Можно ещё о многом написать, что происходило далее, в последующие два-три дня, но это займёт ещё несколько страниц изложения беззакония со стороны следственных органов, но думаю и уже изложенного абсолютно достаточно, чтобы убедиться, что ради «показателей» следователи – это «Если захотим – всё сможем и сумеем».

Практически не сомкнув всю ночь глаз, чтобы немного поспать, так как весь мой сон был заменён работой в следственном отделе и защитой Доверителя от явно незаконного привлечения к уголовной ответственности, утром мной сразу же было обжаловано постановление о возбуждении уголовного дела, в результате чего прокуратурой постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 294 УК РФ в отношении моего Доверителя было признано незаконным и отменено. И в этот же день он был отпущен из ИВС.

Но, к сожалению, наверняка, чтобы хоть как-то попытаться оправдать свои незаконные действия и обелить свою честь, следственным органом решение прокуратуры было обжаловано и этот процесс продолжается вплоть до настоящего времени, проходя всевозможные инстанции по иерархии вверх.

Тем не менее ни от кого из причастных к незаконному уголовному преследованию моего Доверителя сотрудников правоохранительных органов даже не поступило слов извинений.

Продолжение следует, но уже в другую сторону.

Безусловно незаконным возбуждением уголовного дела в отношении моего Доверителя и связанным с ним задержанием и, даже пусть непродолжительным, но всё же содержанием в ИВС, нарушены как его конституционные права, так и в целом всей его семьи. Сам по себе статус обвиняемого по уголовному делу является фактором негативного уголовно-процессуального воздействия в отношении человека, которое выразилось, в частности, в задержании, содержании в ИВС, в моральных страданиях, связанных с ведением в отношении него предварительного следствия, в репетиционных издержках, в невозможности свободного передвижения.

И очень печально, что правоохранительные органы в данном случае не могут до сих пор признать свои ошибки и предпринять хотя бы незначительные попытки их исправить.

Поэтому мы начали работу, направленную на реабилитацию Доверителя, и привлечение к заслуженной ответственности должностных лиц, причастных к незаконному привлечению к уголовной ответственности человека.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector