4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Презумпция невиновности в упк рф

Статья 14. Презумпция невиновности

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Комментарий к Ст. 14 УПК РФ

1. Презумпция — это предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное.

3. Из презумпции невиновности вытекают четыре правила-следствия, которые имеют важное практическое значение и в совокупности своей верно и полно отражают ее глубинный юридический и нравственный смысл.

А. Никто не может быть осужден на предположениях о виновности в совершении преступления.

Б. Бремя доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на обвинителе.

В. Все сомнения, возникшие по поводу виновности и объема обвинения, толкуются в пользу обвиняемого.

Г. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.

4. Первое правило заключается в том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановлениях лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь бы вескими и остроумными они ни были и кому бы они ни принадлежали, при решении основного вопроса по уголовному делу — о виновности — вообще не принимаются во внимание. Значение этой «информации к размышлению» в качестве доказательства юридически ничтожно. Так, если после ухода одного из двух находившихся в помещении людей другой тут же обнаружил пропажу денег или вещей, отнюдь не лишенный логики и здравого смысла обыденный вывод «больше некому» сам по себе не может служить основанием ни для признания первого виновным в краже, ни даже для предъявления обвинения, ареста или задержания по подозрению в преступлении. Это — всего лишь основание для версии.

5. Второе правило — о бремени доказывания — означает, что ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать не обязаны и в уголовном процессе ни при каких обстоятельствах не могут быть поставлены в положение «докажи, что ты не преступник». Обвиняемый может активно доказывать свою невиновность (например, свое алиби, т.е. тот факт, что в момент совершения преступления он находился в другом месте). Но это его право, а не обязанность. Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию полного неучастия в своем оправдании, и никто не вправе упрекнуть его в этом. Доказывать обвинение обязан тот, кто его выдвинул. На предварительном следствии это следователь, а в суде — государственный обвинитель.

6. Третье правило — о том, что все неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого, — закреплено непосредственно в Конституции РФ (часть третья статьи 49). Это означает, что если тщательная, всесторонняя профессиональная оценка собранных по делу доказательств порождает у следователя или суда неуверенность относительно виновности обвиняемого, а все возможности пополнения необходимой доказательственной информации исчерпаны, их юридическая обязанность и нравственный долг заключаются в том, чтобы обвиняемого полностью реабилитировать. Следователь выполняет эту обязанность путем прекращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд — путем оправдания подсудимого своим приговором, который постановляется именем государства.

7. Четвертое правило, согласно которому недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности, означает, что уголовному процессу неизвестна фигура оставшегося под подозрением в юридическом смысле. Гражданин, виновность которого не доказана, так же как и гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, является реабилитированным. Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности-невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности остаются за рамками правоотношений. Такой гражданин считается жертвой судебной или следственной (или и судебной, и следственной) ошибки со всеми вытекающими отсюда последствиями.

8. Роль презумпции невиновности в общественной жизни всецело зависит от политического режима, господствующего в данном государстве, что лишний раз подтверждает ее глубокие социально-политические корни. В подлинно демократическом правовом государстве она является краеугольным камнем уголовной юстиции, символизирующим уважительное отношение к человеческой личности как высшей социальной ценности. И наоборот, в государстве тоталитарном, функционирующем на основе правила «лес рубят — щепки летят», презумпция невиновности неизбежно отступает перед господством грубой силы и бесчеловечной целесообразности. История Российского государства наглядно иллюстрирует это положение. Политические репрессии миллионов наших сограждан в годы сталинизма, от чего оскудевшее людьми и духом общество не может оправиться до сих пор, — страшное доказательство того, что для государственной гильотины презумпция невиновности — пустой звук и помеха. С потеплением политического режима, усилением роли отдельной личности и ее прав презумпция невиновности неизбежно выдвигается на первый план как сложнейший и деликатнейший регулятор общественных отношений и индикатор здоровья гражданского общества.

Статья 14. Презумпция невиновности

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Комментарий к СТ 14 УПК РФ

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности

Комментарий к статье 14 УПК РФ:

1. Презумпция — это условное признание юридическим фактом положения, связываемого с наличием другого юридического факта, пока нет доводов в пользу обратного. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. То есть презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен или что он является невиновным, — она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу, он не будет признан виновным. Считает обвиняемого невиновным, конечно, не сторона обвинения, а часто и не он сам (например, когда обвиняемый в самом деле виновен) и т.д.; невиновным его считает закон. Это выражается в том, что: а) бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом; б) все неустранимые сомнения относительно виновности и других фактических обстоятельств дела толкуются в пользу обвиняемого; в) обвиняемый не должен подвергаться неоправданным строгостям и ограничениям (например, при применении к нему мер принуждения), которые бы преждевременно исходили из цели наказания его за содеянное; г) никто не вправе публично распространять информацию, которая создавала бы представление о данном обвиняемом как установленном преступнике.

2. Понятие «обвиняемый» используется в данной статье в широком смысле, охватывая также и подозреваемого, а также всех прочих лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера (например, свидетеля, которого допрашивают об обстоятельствах, могущих быть использованными против него).

3. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по т.н. нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, в связи с деятельным раскаянием (см. о них ком. к главам 4 и 18) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие, и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда (см. об этом ком. к ст. 8), презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК); не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. ст. 25, 26, 28 УПК), не могут быть уволенными со службы за совершение преступления, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28.10.1996 по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова указал, что «решение о прекращении уголовного дела (по нереабилитирующему основанию. — А.С.) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации». Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в т.ч. на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает.

4. Неустранимые сомнения, о которых сказано в части 3 настоящей статьи, это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которые были возможны по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции .

———————————
См.: Постановление КС РФ от 20.04.1999 по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород // РГ. 27.04.1999. N 80.

5. Бремя доказывания — это негативные последствия недоказанности стороной обстоятельств, положенных ей в обоснование своей процессуальной позиции. Согласно части второй ком. статьи бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения. Помимо бремени доказывания виновности, на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического довода защиты.

6. Презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая одностороннее бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства. Однако презумпция невиновности не всегда является односторонней. В некоторых критических ситуациях она может превратиться во встречную, а именно в случаях, когда можно предполагать, что доказанность виновности prima facie в существенной степени может быть ослаблена представлением оправдательных объяснений (доводов) обвиняемого и, напротив, его отказ от выдвижения доводов в свою пользу следует расценивать как полную и всестороннюю доказанность виновности.

———————————
Prima facie (лат.) — на первый взгляд. Означает такую степень доказанности, которая основана на доказательствах, представленных одной из сторон (в данном случае обвинения) и представляющихся достаточными, пока не заявлены доводы другой стороны.

Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу Джон Мюррей против Соединенного королевства, соглашаясь с тем, что в общем случае бремя доказывания лежит на стороне обвинения, тем не менее признал, что иногда специальное бремя доказывания частично может переходить и на сторону защиты, если без каких-либо объяснений (доводов) обвиняемого лица в пользу своей невиновности, хотя их и требует здравый смысл, факты очевидным образом свидетельствуют против него. При этом суд может делать умозаключения против обвиняемого из его неспособности, вопреки здравому смыслу, объяснить подобные обстоятельства: например, в случае отказа обвиняемого по делу о захвате заложника (полицейского осведомителя) вразумительно объяснить свое пребывание в том же помещении, где содержался заложник .

———————————
См.: решение по делу Murrey (John) v. The United Kingdom от 08.02.1996 Reports 1996-1. P. 52. § 54.

Читать еще:  Ст 124 ук судебная практика

В данном случае Европейским судом была, по существу, использована известная из английского доказательственного права презумпция неспособности обвиняемого дать объяснения по делу . Аналогичная ситуация может складываться, например, и при неспособности подозреваемого в хищении правдоподобно объяснить происхождение обнаруженной у него крупной суммы денег и т.п. В приведенных выше случаях бремя доказывания, лежащее на стороне обвинения, дополняется ограниченным встречным бременем доказывания, возлагаемым на сторону защиты. В первом примере такое бремя требует от стороны защиты разумных доводов в пользу случайности нахождения лица в помещении, где содержался заложник, во втором — правомерности обладания лицом обнаруженными у него деньгами.

———————————
См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 569.

Однако ситуация кардинально меняется в особых случаях, когда сторона защиты объективно находится в несравненно лучшем положении в доказывании, нежели сторона обвинения. Обычно это бывает, когда обвинителю приходится доказывать так называемый отрицательный факт. Известно, что отрицательные факты с трудом поддаются доказыванию с полной достоверностью (negativa non probantur, лат.). Отрицательный факт можно доказывать лишь тогда, когда он устанавливается с помощью иных, положительных, фактов, например, по делам о хранении или ношении огнестрельного оружия — фактом незаконного приобретения оружия у другого лица. Если подобные положительные факты не установлены, виновность лица, ссылающегося на отрицательный главный факт, обычно остается недоказанной.

Например, по делу Федака, рассмотренному Домодедовским городским судом Московской области, недоказанным явился источник незаконного приобретения оружия. Как следует из материалов данного дела, в автомашине «такси», водителем которой являлся Федак, сотрудники милиции обнаружили три автомата Калашникова, а рядом с автомашиной — сумку, в которой находились еще два автомата. Федак дал объяснения, что сумки, о содержимом которых он не знал, оставлены неизвестными лицами, а принадлежность оружия выяснить не удалось. Федаку было предъявлено лишь обвинение в хранении и ношении изъятых у него автоматных патронов, относительно которых Федак не ссылался на отрицательный факт .

Обвинителю пришлось столкнуться по данному делу с задачей по доказыванию отрицательного факта, состоящего в том, что лицо ранее не приобретало оружия. Представляется, что возможность или невозможность опровержения отрицательных фактов зависит от характера фактов положительных, которые следует установить обвинителю. Чтобы опровергнуть отрицательный факт, положительные факты должны удовлетворять условию достижимости, которая предполагает в первую очередь, что эти факты являются достаточно определенными, т.е. имеют необходимую локализацию во времени и пространстве. Когда же их приходится искать на неопределенной территории и произвольном отрезке времени, шансы обвинителя на успех крайне малы и зависят лишь от того, выпадет ли ему благоприятный случай. Если положительные факты не отвечают этим условиям достижимости, доказывание обвинения для стороны уголовного преследования, несмотря на ее общее (материальное и организационное) фактическое преимущество, практически является непосильным.

Так, по делу «Фам Хоанг (Pham Hoang) против Франции» подозреваемый был задержан на границе при ввозе во Францию героина. Французское законодательство предусматривает, что ввоз запрещенных товаров, к числу которых относится героин, презюмируется незаконным, если ввозящее этот товар лицо не докажет обратного: например, предъявив достаточные оправдательные документы либо доказав, что действие совершалось в ситуации крайней необходимости или явилось следствием ошибки, избежать которой было невозможно. В названном деле стороной защиты не было представлено ни одного из подобных оправдывающих доказательств, а обвиняемый отказался давать какие-либо объяснения. Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе заявителя, признал, что нет ничего недопустимого в предположении, что лицо, имеющее во владении нечто, чем обладать в общем случае запрещено, должно удовлетворительным образом объяснить этот факт, в противном случае оно будет признано виновным .

———————————
См.: решение по делу Pham Hoang v. France // Ser A. 25.09.1992. N 243.

Представляется, что в данном случае была применена встречная презумпция виновности, бремя опровержения которой лежит на стороне защиты. Положительные факты, которые гипотетически могли бы опровергнуть версию о случайном или правомерном нахождении у обвиняемого наркотического вещества, практически находились вне досягаемости французских властей. При отсутствии объяснений обвиняемого их пришлось бы искать на обширной зарубежной территории и в неопределенной временной ретроспективе. Напротив, достижимость положительных фактов позволяет сохранить на стороне обвинения основное бремя доказывания .

———————————
Более подробно об этом см.: Смирнов А.В. Презумпции и распределение бремени доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 2008. N 1. С. 60 — 68.

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности (действующая редакция)

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 14 УПК РФ

1. Презумпция — это условное признание юридическим фактом положения, связываемого с наличием другого юридического факта, пока нет доводов в пользу обратного. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. То есть презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен или что он является невиновным, — она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу, он не будет признан виновным. Считает обвиняемого невиновным, конечно, не сторона обвинения, а часто и не он сам (например, когда обвиняемый в самом деле виновен) и т.д.; невиновным его считает закон. Это выражается в том, что: а) бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом; б) все неустранимые сомнения относительно виновности и других фактических обстоятельств дела толкуются в пользу обвиняемого; в) обвиняемый не должен подвергаться неоправданным строгостям и ограничениям (например, при применении к нему мер принуждения), которые бы преждевременно исходили из цели наказания его за содеянное; г) никто не вправе публично распространять информацию, которая создавала бы представление о данном обвиняемом как установленном преступнике.

2. Понятие «обвиняемый» используется в данной статье в широком смысле, охватывая также и подозреваемого, а также всех прочих лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера (например, свидетеля, которого допрашивают об обстоятельствах, могущих быть использованными против него).

3. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по т.н. нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, в связи с деятельным раскаянием (см. о них ком. к главам 4 и 18) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие, и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда (см. об этом ком. к ст. 8), презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК); не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. ст. 25, 26, 28 УПК), не могут быть уволенными со службы за совершение преступления, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28.10.1996 по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова указал, что «решение о прекращении уголовного дела (по нереабилитирующему основанию. — А.С.) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации». Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в т.ч. на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает.

4. Неустранимые сомнения, о которых сказано в части 3 настоящей статьи, это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которые были возможны по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции.

5. Бремя доказывания — это негативные последствия недоказанности стороной обстоятельств, положенных ей в обоснование своей процессуальной позиции. Согласно части второй ком. статьи бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения. Помимо бремени доказывания виновности, на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического довода защиты.

6. Презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая одностороннее бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства. Однако презумпция невиновности не всегда является односторонней. В некоторых критических ситуациях она может превратиться во встречную, а именно в случаях, когда можно предполагать, что доказанность виновности prima facie в существенной степени может быть ослаблена представлением оправдательных объяснений (доводов) обвиняемого и, напротив, его отказ от выдвижения доводов в свою пользу следует расценивать как полную и всестороннюю доказанность виновности.

Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу Джон Мюррей против Соединенного королевства, соглашаясь с тем, что в общем случае бремя доказывания лежит на стороне обвинения, тем не менее признал, что иногда специальное бремя доказывания частично может переходить и на сторону защиты, если без каких-либо объяснений (доводов) обвиняемого лица в пользу своей невиновности, хотя их и требует здравый смысл, факты очевидным образом свидетельствуют против него. При этом суд может делать умозаключения против обвиняемого из его неспособности, вопреки здравому смыслу, объяснить подобные обстоятельства: например, в случае отказа обвиняемого по делу о захвате заложника (полицейского осведомителя) вразумительно объяснить свое пребывание в том же помещении, где содержался заложник.

В данном случае Европейским судом была, по существу, использована известная из английского доказательственного права презумпция неспособности обвиняемого дать объяснения по делу. Аналогичная ситуация может складываться, например, и при неспособности подозреваемого в хищении правдоподобно объяснить происхождение обнаруженной у него крупной суммы денег и т.п. В приведенных выше случаях бремя доказывания, лежащее на стороне обвинения, дополняется ограниченным встречным бременем доказывания, возлагаемым на сторону защиты. В первом примере такое бремя требует от стороны защиты разумных доводов в пользу случайности нахождения лица в помещении, где содержался заложник, во втором — правомерности обладания лицом обнаруженными у него деньгами.

Однако ситуация кардинально меняется в особых случаях, когда сторона защиты объективно находится в несравненно лучшем положении в доказывании, нежели сторона обвинения. Обычно это бывает, когда обвинителю приходится доказывать так называемый отрицательный факт. Известно, что отрицательные факты с трудом поддаются доказыванию с полной достоверностью (negativa non probantur, лат.). Отрицательный факт можно доказывать лишь тогда, когда он устанавливается с помощью иных, положительных, фактов, например, по делам о хранении или ношении огнестрельного оружия — фактом незаконного приобретения оружия у другого лица. Если подобные положительные факты не установлены, виновность лица, ссылающегося на отрицательный главный факт, обычно остается недоказанной.

Читать еще:  Ст 111 ч 1 уголовного кодекса срок

Например, по делу Федака, рассмотренному Домодедовским городским судом Московской области, недоказанным явился источник незаконного приобретения оружия. Как следует из материалов данного дела, в автомашине «такси», водителем которой являлся Федак, сотрудники милиции обнаружили три автомата Калашникова, а рядом с автомашиной — сумку, в которой находились еще два автомата. Федак дал объяснения, что сумки, о содержимом которых он не знал, оставлены неизвестными лицами, а принадлежность оружия выяснить не удалось. Федаку было предъявлено лишь обвинение в хранении и ношении изъятых у него автоматных патронов, относительно которых Федак не ссылался на отрицательный факт.

Обвинителю пришлось столкнуться по данному делу с задачей по доказыванию отрицательного факта, состоящего в том, что лицо ранее не приобретало оружия. Представляется, что возможность или невозможность опровержения отрицательных фактов зависит от характера фактов положительных, которые следует установить обвинителю. Чтобы опровергнуть отрицательный факт, положительные факты должны удовлетворять условию достижимости, которая предполагает в первую очередь, что эти факты являются достаточно определенными, т.е. имеют необходимую локализацию во времени и пространстве. Когда же их приходится искать на неопределенной территории и произвольном отрезке времени, шансы обвинителя на успех крайне малы и зависят лишь от того, выпадет ли ему благоприятный случай. Если положительные факты не отвечают этим условиям достижимости, доказывание обвинения для стороны уголовного преследования, несмотря на ее общее (материальное и организационное) фактическое преимущество, практически является непосильным.

Так, по делу «Фам Хоанг (Pham Hoang) против Франции» подозреваемый был задержан на границе при ввозе во Францию героина. Французское законодательство предусматривает, что ввоз запрещенных товаров, к числу которых относится героин, презюмируется незаконным, если ввозящее этот товар лицо не докажет обратного: например, предъявив достаточные оправдательные документы либо доказав, что действие совершалось в ситуации крайней необходимости или явилось следствием ошибки, избежать которой было невозможно. В названном деле стороной защиты не было представлено ни одного из подобных оправдывающих доказательств, а обвиняемый отказался давать какие-либо объяснения. Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе заявителя, признал, что нет ничего недопустимого в предположении, что лицо, имеющее во владении нечто, чем обладать в общем случае запрещено, должно удовлетворительным образом объяснить этот факт, в противном случае оно будет признано виновным.

Представляется, что в данном случае была применена встречная презумпция виновности, бремя опровержения которой лежит на стороне защиты. Положительные факты, которые гипотетически могли бы опровергнуть версию о случайном или правомерном нахождении у обвиняемого наркотического вещества, практически находились вне досягаемости французских властей. При отсутствии объяснений обвиняемого их пришлось бы искать на обширной зарубежной территории и в неопределенной временной ретроспективе. Напротив, достижимость положительных фактов позволяет сохранить на стороне обвинения основное бремя доказывания.

Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности

Текст статьи 14 УПК РФ в новой редакции.

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

N 174-ФЗ, УПК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 14 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям УПК помогут разобраться в нюансах уголовно-процессуального права.

1. В комментируемой статье закреплен один из важнейших принципов демократического правового государства, нашедший свое отражение в ст. 49 Конституции, а также в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948 г.) (РГ. 1995. 5 апр.), ст. 6 Конвенции о защите прав человека 1950 г. и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Принцип презумпции невиновности определяет характер отношений между государством, его органами, должностными лицами и гражданами, с одной стороны, и лицом, против которого выдвинуты обвинения в преступлении, — с другой. Комментируемая статья текстуально относит презумпцию невиновности только к обвиняемому, т.е. к лицу, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт. Однако ее положения в равной мере относятся и к подозреваемому — лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело или которое задержано по подозрению в преступлении либо к которому до предъявления обвинения применена мера пресечения (ст. 46 УПК).

2. Обвиняемый может быть признан виновным лишь при условии, что его вина будет доказана в предусмотренном законом порядке (т.е. надлежащими субъектами — дознавателем, следователем, прокурором, потерпевшим; с помощью допустимых доказательств; при соблюдении установленных законом сроков и иных условий) и установлена в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу. Вынесение в отношении лица оправдательного приговора — независимо от оснований оправдания (за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления, ввиду непричастности подсудимого к совершению преступления) — исключает возможность поставления его невиновности под сомнение.

Не позволяет говорить о виновности обвиняемого и вынесение в отношении его постановления (определения) о прекращении уголовного дела ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, амнистии, смерти обвиняемого, изменения обстановки и по некоторым другим так называемым нереабилитирующим основаниям. Исходя из положений ст. 46, 49, 118 Конституции в их системной связи с нормами УПК, КС РФ в Постановлении от 28.10.1996 N 18-П по делу о проверке конституционности ст. 6 УПК РСФСР (ВКС РФ. 1996. N 5) признал, что решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (в частности, в связи с изменением обстановки) не может подменять собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции.

3. После вступления приговора в законную силу принцип презумпции невиновности не утрачивает своего значения в сфере уголовного судопроизводства: именно из этого принципа должен исходить суд, проверяя законность и обоснованность вступивших в законную силу приговоров, определений, постановлений и оценивая обоснованность сделанных в приговоре выводов о виновности осужденного.

4. Правило о том, что подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность, означает, в частности, что: 1) они не могут быть понуждены к даче показаний или к представлению имеющихся в их распоряжении других доказательств; 2) признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу; 3) отказ от участия в доказывании не может влечь для обвиняемого негативных последствий ни в части признания его виновным, ни в части определения вида и меры наказания.

5. Освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность не лишает его права участвовать в доказывании по уголовному делу. При желании обвиняемый может давать показания, представлять доказательства (документы, вещественные доказательства), ходатайствовать о принятии мер к установлению и получению дополнительных доказательств. При этом закон не предусматривает для обвиняемого, участвующего в представлении доказательств, ответственности за дачу заведомо ложного показания, если, конечно, такое показание не сопряжено с обвинением невиновного лица в совершении преступления. Обвиняемый вправе также участвовать в доказывании, давая оценку собранным доказательствам в своих ходатайствах и заявлениях, а также в выступлении в судебных прениях.

На обвиняемом не лежит обязанность доказывать свои утверждения, опровергающие выводы стороны обвинения, проверка их достоверности является задачей стороны обвинения и суда.

6. Положения ч. 2 комментируемой статьи в той мере, в какой они исключают возможность установления для обвиняемого каких-либо негативных последствий в связи с неэффективно осуществляемой защитой, распространяются не только на самого обвиняемого, но и на его законного представителя и защитника. Однако, в отличие от подозреваемого и обвиняемого, их защитник-адвокат не только вправе, но и обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, и не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

7. В ч. 3 комментируемой статьи воспроизводится правило, сформулированное в п. 3 ст. 49 Конституции, согласно которому неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Неустранимыми сомнения признаются в тех случаях, когда собранные по делу доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о виновности или невиновности обвиняемого, а предоставляемые законом средства и способы собирания дополнительных доказательств исчерпаны.

Как отмечалось в Постановлении КС РФ от 20.04.1999 N 7-П по делу о проверке конституционности положений п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР (ВКС РФ. 1999. N 4), о неустранимости сомнений в доказанности обвинения следует говорить не только в тех случаях, когда объективно отсутствуют какие бы то ни было новые доказательства виновности или невиновности обвиняемого, но и когда при возможном существовании таких доказательств органы расследования, прокурор и потерпевший не принимают мер к их получению, а суд, в силу невозможности исполнения им обвинительной функции, не может по собственной инициативе восполнять недостатки в доказывании обвинения.

8. Правило о толковании сомнений может касаться лишь фактической стороны уголовного дела: уголовно-релевантных признаков деяния (способ совершения, мотив, цель, размер ущерба и т.д.); свойств личности обвиняемого; допустимости и достоверности отдельных доказательств, с помощью которых устанавливаются событие преступления и виновность конкретного лица в его совершении. В вопросах квалификации преступления или назначения наказания сомнения устраняются с помощью уяснения смысла закона и принятия волевого решения.

9. Решение, принятое в результате истолкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, имеет такое же значение и порождает такие же юридические последствия, как если бы оно основывалось на доказанности невиновности обвиняемого.

Следующий комментарий к статье 14 УПК РФ

Если у вас есть вопросы по ст. 14 УПК, вы можете получить консультацию юриста.

1. Принцип презумпции невиновности сформулирован в соответствии со ст. 49 Конституции РФ и ч. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. ; п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. , ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. ; ч. 2 ст. 6 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. .

———————————
РГ. 1995. 5 апр.
СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2143.
ВВС СССР. 1976. N 17. Ст. 291.
СЗ РФ. 1999. N 13. Ст. 1489.

2. Закрепленное в ч. 1 настоящего Кодекса положение означает, что обвиняемый имеет такой же правовой статус, как и любой другой гражданин, за изъятиями, предусмотренными настоящим Кодексом (временное отстранение от должности, ограничение передвижения или свободы, обязанность явиться на допрос или участвовать в других следственных действиях и т.п.).

Только после того, как законно сформированный суд вынесет обвинительный приговор и этот приговор вступит в законную силу, обвиняемый становится осужденным, его общественный статус меняется, он может быть назван преступником и подвергнут уголовному наказанию.

3. Права обвиняемого как участника уголовного процесса предусмотрены ст. 47 УПК (см. комментарий к ней).

4. О порядке вынесения обвинительного приговора и вступления его в законную силу см. комментарий к ст. 390 УПК.

5. Уголовное преследование осуществляется в соответствии с главой 3, доказывание по уголовному делу — с главой 10 настоящего Кодекса (см. комментарий к указанным главам).

6. Запрещается возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность.

7. Доказывать виновность лица, привлеченного к уголовной ответственности, и опровергать доводы, приводимые в защиту подозреваемого или обвиняемого, обязана сторона обвинения.

8. Доказывать свою невиновность — право обвиняемого, а не его обязанность (ч. 2 ст. 49 Конституции). Обвиняемый и подозреваемый могут представлять доказательства, давать любые показания либо полностью отказаться от дачи показаний или от ответов на отдельные вопросы. Отказ от показаний, дача противоречивых или ложных показаний не являются основанием для привлечения обвиняемого к ответственности и вынесения обвинительного приговора за эти действия.

9. Право на молчание является общепризнанной международно-правовой нормой (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Оно способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым с помощью принуждения или давления.

10. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью доказательств.

11. Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 21 Конституции).

Читать еще:  Побег из под стражи ук рф

12. Всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции). Это означает, что если доказательства по делу спорны или противоречивы и могут получить различное толкование, то решение должно быть вынесено в пользу обвиняемого. Правила о толковании сомнения в пользу обвиняемого относятся только к тем сомнениям, которые не могут быть устранены.

13. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (п. 1 ст. 51 Конституции РФ).

14. Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы.

15. Принципу презумпции невиновности сопутствует право обвиняемого на защиту (ст. 48 Конституции, ст. ст. 49 — 53, п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК и комментарий к ним).

16. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Остались вопросы по ст 14 УПК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 14 УПК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Презумпция невиновности в уголовном процессе

Дата публикации: 05.11.2019 2019-11-05

Статья просмотрена: 177 раз

Библиографическое описание:

Паньшина А. В. Презумпция невиновности в уголовном процессе // Молодой ученый. — 2019. — №44. — С. 244-247. — URL https://moluch.ru/archive/282/63638/ (дата обращения: 14.02.2020).

В международной юриспруденции присутствуют несколько краеугольных камней, составляющих базовую основу уголовного права современных государств. Одним важнейших из них, бесспорно, является понятие презумпции невиновности. В уголовном процессе соблюдение этого принципа является важнейшим основанием защиты прав и обеспечением законных интересов сторон, участвующих в процессе. Настоящая статья призвана кратко описать понятие принципа презумпции невиновности, место ее и юридическое закрепление в законодательных актах Российской Федерации.

Понятие принципа презумпции невиновности является одним из основополагающих принципов современной юриспруденции. Само понятие презумпции в основе своей подразумевает существование некоего принципа, так называемого неписаного, считающегося истиной, пока не будут предъявлены неопровержимые доказательства обратного. Соотнесение данного принципа с невиновностью позволяет защищать права обвиняемого, запрещая выдвигать обвинение без достаточных на то оснований. Невиновные лица благодаря этому принципу получают возможность доказательства непричастности к совершению преступных действий и правонарушений.

Возникновение данного принципа восходит корнями к древнеримскому праву. Само слово praesumptio в переводе с латинского языка означает предположение. В те времена при имущественных спорах граждан он трактовался как “принцип добропорядочности”, налагающий обязанность доказательства вины на ту сторону, что обвиняет или утверждает, но не ту, что защищается и отрицает обвинения. Во время Великой Французской революции, в 1789 году, была принята “Декларация прав человека и гражданина”, в которой данное положение формулировалось в виде, близком к современной трактовке. Статья 9 данного документа звучит так: “Поскольку каждый считается невиновным, пока его вина не установлена, то в случаях, когда признается нужным арест лица, любые излишне суровые меры, не являющиеся необходимыми, должны строжайше пресекаться законом [1]”.

Эта декларация явилась первым документом в истории человечества, положившим конец бесчеловечному разгулу инквизиции, бросавшей невинных людей за решетку на долгие годы без малейших доказательств их вины. По окончании Второй Мировой войны Генассамблея ООН выпустила новую редакцию Декларации прав человека. Ст. 11 этого документа гласит, что “Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты”.

В современном законодательстве Российской Федерации принцип презумпции невиновности основывается в числе других принципов уголовно-правового судопроизводства на Конституции РФ и “Декларации прав и свобод человека и гражданина”. Принцип презумпции невиновности определяется законодателем в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ как: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Также «Декларация» в ст. 34 гарантирует, что: “Каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором компетентного, независимого и беспристрастного суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”.

В уголовном процессе стороны обвинения и защиты руководствуются положениями, установленными в Уголовном Кодексе РФ и Уголовно-Процессуальном Кодексе РФ. В УК РФ ст. 5 фактически дословно повторяет конституционное определение презумпции невиновности и утверждает, что уголовная ответственность наступает только лишь за совершение деяний и последствий данных деяний, в отношении которых вина подсудимого определена и несомненно доказана. Также УК РФ расширяет рамки понятия презумпции невиновности положением о невозможности объективного вменения вины как следствия ответственности при невиновном причинении вреда.

УПК РФ более развернуто трактует понятие презумпции невиновности и во многом перекликается с соответствующими статьями Конституции РФ, а также содержит некоторые дополнения и вытекающие из них выводы.

Так, ст. 14 УПК РФ носит название “Презумпция невиновности” и определяет невиновность обвиняемого до тех пор, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном данным Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Другие статьи УПК РФ более полно раскрывают практические возможности применения принципа презумпции невиновности.

Так, ст. 8 ч. 1 данного документа устанавливает независимость института судей и подчиненность их только лишь закону. В комплексе с другими статьями она является проекцией принципа презумпции невиновности в плане определения виновности в установленном порядке, т. е. кругом лиц, уполномоченных на то законодательно.

Ст. 17, например, предоставляет свободу оценивать факты и доказательства, предоставленные работникам суда и органов следствия, основываясь на их совести и нравственных установках.

В ст. 19 прямо закреплено право на апелляцию вынесенных судом приговоров в вышестоящей судебной инстанции в случае несогласия обвиняемого лица с его результатом. Пока приговор не вступит в законную силу, гражданин не является виновным, таким образом, лицо не будет считаться таковым до новых судебных рассмотрений.

Ст. 21 прямо возлагает обязательства по определению круга виновных лиц на работников прокуратуры и сотрудников органов следствия.

Ст. 77, ч. 2 также определяет недопустимость применения показаний обвиняемого, как единственно достаточного признания его виновности. Данное признание не может служить единственным основанием для обвинения виновности гражданина, в случае отсутствия прочих относящихся к делу доказательств.

Также 119 статья УПК наделяет обвиняемого правом участия в процессе, а также правом заявления необходимых ходатайств. Также подсудимый не обязан заниматься доказательством отсутствия своей вины. Он имеет право отказаться от дачи показаний, при этом данный факт не должен рассматриваться косвенным признанием вины, а также являться фактором, влекущим за собой прочие отрицательные последствия в виде определения его виновности. Никакие предположения не могут являться основанием признания виновности, доказательства представляются обвиняющей стороной. Также УПК требует от предоставленных материалов, доказывающих вину, оформления в соответствии определенным требованиям, без чего они не могут быть приняты судом к рассмотрению.

В 297 статье УПК выражаются основные требования, выдвигаемые законом к решению суда — это должен быть приговор справедливый, вынесенный обоснованно с учетом мнений всех сторон процесса и строго соответствующий законодательству Российской Федерации.

Как мы видим, УПК РФ, несомненно, выдвигает ряд основных принципов, позволяющих четко сформулировать принцип презумпции невиновности при проведении уголовного процесса.

Также нельзя не упомянуть еще об одном выводе, прямо трактующем возникающие сомнения в вине обвиняемого лица. Эти сомнения, по мнению УПК РФ и Конституции РФ служат в пользу подсудимого. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре» от 29.04.1996 № 1 прямо утверждает, что всякие сомнения, в том числе форму вины, присутствие смягчающих или отягчающих обстоятельств должны трактоваться в пользу обвиняемого. Также можно распространить данную трактовку и на сомнения в роли соучастников подсудимого и о форме, в которой данное соучастие происходило. Принцип презумпции также подразумевает необходимость квалификации деяний подсудимого, подозреваемого в нескольких преступлениях, отдельно в каждом из них и определить степень виновности данного гражданина относительно каждого из этих преступлений.

Таким образом, будучи понятием, базирующемся на Основном законе РФ, презумпция невиновности гражданина требует к себе особого отношения на всех этапах работы по раскрытию преступлений, начиная от сотрудников оперативно-следственных органов полиции и до вынесения обвинения работниками прокуратуры и судебными органами.

Исходя из вышеуказанного, практическое значение принципа презумпции невиновности представляет собой фактический запрет признания гражданина совершившим преступление до времени, когда данное преступление будет доказано безоговорочно во время уголовного рассмотрения и решение суда не вступит в законную силу в установленном законом порядке.

Также юридическая сущность презумпции невиновности содержит в себе следующие практические выводы, имеющие важное значение. В случае, если вина гражданина не была доказана законным образом, гражданин является невиновным. Суд должен руководствоваться в своих решениях только лишь фактами, но не предположениями. Также любые сомнения и противоречия в фактах и доказательной базе обращаются в пользу подсудимого. И, наконец, сбор фактов, устанавливающих непосредственную вину обвиняемого, представляют прерогативу стороны обвинения, но не защиты. Иными словами, органы полиции, прокурорские работники должны подготавливать обвинительное заключение, основанное на неопровержимых фактах и свидетельских показаниях, должных доказать непосредственную вину подсудимого гражданина.

Мораль современного общества, таким образом получает отражение в тексте Уголовно-Процессуального Кодекса в том виде, что граждане Российской Федерации получают защиту от произвола правоохранителей, по факту обладающих более серьезными возможностями, также ограничивают возможность получения морального ущерба в результате неправомерных действий сотрудников органов внутренних дел и прокуратуры, а также судебных органов. В конечном итоге, принцип презумпции невиновности — действенный инструмент в обеспечении собственных прав граждан РФ, предоставленных им Конституцией Российской Федерации. Отсюда также вытекает то, что открытое нарушение принципа презумпции невиновности до вступления в законную силу решения суда является клеветой, виновные в которой несут ответственность, предусмотренную законодательством РФ.

В уголовном процессе презумпция невиновности является объективным, но не субъективным понятием. Лицо, подвергаемое уголовному преследованию, сталкивается с действием принципа презумпции невиновности практически во всех сторонах своей жизни. Законные права обвиняемого защищаются на всех этапах процесса. С точки зрения закона и государства до вступления в законную силу приговора обвиняемый не может фигурировать как виновный во всех следственных материалах и обвинительных документах. В связи с судебным разбирательством гражданин не может быть уволен с занимаемой должности и не подлежит отчислению из учебного заведения, иначе это будет нарушением презумпции невиновности. Также подсудимый не ограничивается в гражданских правах. Исключение могут составлять решения соответствующих органов, например ограничения свободы передвижения, как необходимость равновесия интересов правосудия и прав личности подсудимого как способа применения презумпции невиновности. В этой связи уместно будет упомянуть о постановлении Пленума Верховного суда № 41 от 19.12.2013, и о разъяснениях, данных в этом документе.

Из всего вышесказанного делаем вывод об основополагающей роли принципа презумпции невиновности в уголовном праве в течении уголовного процесса. Сотрудники правоохранительных органов должны неуклонно следить за правильностью документооборота и законностью действий следствия. Иначе серьёзно повышается риск ошибки при рассмотрении дел в последующих инстанциях и окончательном вынесении справедливого приговора в суде.

  1. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. (принята Учредительным собранием 26 августа 1789 г.). Текст публикуется по изданию: Французская Республика: Конституция и законодательные акты. — М., 1989.- С. 26–29.
  2. Всеобщая декларация прав человека. Принята резолюцией 217 А(III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года.
  3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ).
  4. Декларация прав и свобод человека и гражданина. Постановление ВС РФ от 22 ноября 1991 г. № 1920–1.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г., № 174-ФЗ.
  7. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре» от 29.04.1996, № 1, п. 17.
  8. Постановление Пленума Верховного суда от 19.12.2013, № 41, разъяснения.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×