0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Санкции особенной части ук рф

Понятие и ви­ды диспозиций и санкций статей Особенной части УК РФ

Норма уголовного права — это общеобязательное правило, сформулированное в статье или части статьи УК или иного нормативно-правового акта, рассчитанное на неопределенный круг лиц и на неопределенное число случаев криминального характера.

По своей структуре нормы уголовного права, принадлежащие к институтам Общей и Особенной частей, существенно различаются. Вычленение в структуре статьи или части статьи уголовного закона диспозиции и санкции имеет практический смысл лишь применительно к статьям Особенной части УК.

Под диспозицией статьи (части статьи) УК понимают ту ее часть, в которой дается описание или характеристика объективных и субъективных признаков определенного вида общественно опасного поведения, признаваемого преступлением.

Под санкцией статьи (части статьи) УК понимают ту ее часть, в которой указываются вид и размер уголовного наказания, подлежащие применению в случае совершения лицом предусмотренного в диспозиции статьи преступления.

С точки зрения о трехчленной структуре норм уголовного права выделяют также гипотезу уголовно-правовой нормы, под которой понимаются те условия, при наличии которых соответствующее общественно опасное деяние признается преступлением.

В статьях Особенной части УК не описываются признаки гипотезы нормы, поэтому учение о гипотезе имеет отношение к так называемой логической норме уголовного права. А коль скоро, как уже отмечалось выше, нормы уголовного права Общей и Особенной частей действуют применительно к отдельному криминальному случаю системно, то отпадает необходимость в использовании понятия логической нормы уголовного права и такого ее структурного элемента, как гипотеза.

В зависимости от способа описания диспозиции статьи или части статьи Особенной части уголовного закона различают статьи с простой, описательной, ссылочной и бланкетной диспозициями.

Диспозиция статьи (части статьи) считается простой, когда в ней не раскрываются объективные и субъективные признаки определенного деяния, а лишь указывается на наименование данного деяния или какую-либо его существенную черту.

Например, в ч. 1 ст. 126 УК ее диспозиция описывается всего двумя словами – «Похищение человека». Прибегая к использованию простой диспозиции, законодатель, вероятно, исходит из предположения, что такое описание преступного деяния вполне доступно для понимания широкого круга населения и правоприменителя.

Под описательной понимается такая диспозиция статьи Особенной части УК (части статьи), где более или менее подробно обрисовываются объективные и субъективные признаки соответствующего преступного деяния.

Примером может служить диспозиция ст. 125 УК, в которой признаки объективной и субъективной сторон состава оставления в опасности описываются следующим образом: «Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние». Большинство статей УК предусматривает описательные диспозиции, что облегчает деятельность правоприменителя при квалификации содеянного, отграничении смежных составов преступлений.

Разновидностью описательной диспозиции является диспозиция с альтернативными признаками объективной стороны преступления. Примером ее является диспозиция ч. 1 ст. 223 УК, согласно которой состав незаконного изготовления оружия предполагает «незаконные изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а равно незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств».

Под ссылочной понимается такая диспозиция, которая отсылает для уяснения предусмотренного в ней состава к другим частям или статьям УК. Например, в ч. 4 ст. 166 УК («Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения») говорится: «Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Бланкетной считается диспозиция статьи УК, в которой описываются признаки соответствующего преступного деяния путем указания на нарушение каких-либо правил (иногда специальных понятий), установленных или определяемых в нормативных правовых актах иных отраслей права. В данном случае без использования соответствующих нормативных актов других отраслей права невозможно установить в полном объеме признаки объективной стороны того или иного состава преступления.

Так, в ч. 1 ст. 264 УК предусматривается уголовная ответственность за нарушение лицом, управляющим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. А какой пункт правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства нарушен в данном конкретном случае, можно определить лишь путем обращения к Правилам дорожного движения Российской Федерации, утвержденным Постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090. Признаки тяжкого вреда здоровью человека устанавливаются судебно-медицинским экспертом на основании Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью.

В зависимости от особенностей конструкции санкции в теории уголовного права различают санкции абсолютно определенные и относительно определенные.

Абсолютно определенной признается санкция, в которой предусматривается только один, точно определенный вид и размер наказания или альтернативные точно определенные виды наказания. При абсолютно определенной санкции ограничиваются возможности суда в отношении индивидуализации подсудимому наказания. Поэтому в законодательной практике такие санкции предусматриваются крайне редко. В действующем УК нет ни одной абсолютно определенной санкции.

Относительно определенной санкцией считается такая, в которой допускается возможность избрания того или иного вида наказания в определенных пределах между его минимальным и максимальным размерами.

При конструировании относительно определенных санкций используются два приема:

а) в санкции статьи указывается только максимальный размер данного вида наказания;

б) в санкции статьи устанавливаются как минимальный, так и максимальный размер данного вида наказания.

Например, согласно ст. 106 УК убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, наказывается ограничением свободы на срок от двух до четырех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет. В данном случае минимум лишения свободы в санкции ст. 106 УК не определен и устанавливается на основании предписания ч. 2 ст. 56 Общей части УК, в соответствии с которой предусмотрено лишение свободы на срок от двух месяцев.

Согласно ч. 1 ст. 131 УК изнасилование, т.е. половое сношение с применением насилия или угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет. Поэтому по общему правилу суд может назначить виновному срок наказания за названное преступление в пределах от трех до шести лет лишения свободы с учетом личности виновного и других обстоятельств дела.

Читать еще:  Превышение самообороны статья 114 ук рф

Выделяют также санкции единичные (с одним основным видом наказания) и альтернативные; простые (без дополнительных наказаний) и кумулятивные (с дополнительным видом наказания).

Альтернативными считаются санкции, в которых предусматривается возможность назначения виновному одного из нескольких основных видов наказания, указанных в законе. Примером альтернативной относительно определенной санкции может служить санкция ч. 1 ст. 130 УК, согласно которой оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, наказывается либо штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до одного года.

Кумулятивными (суммирующими) считаются санкции, в которых наряду с основным видом наказания предусматривается обязательное или факультативное применение одного или нескольких дополнительных наказаний. Например, согласно ст. 155 УК разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Санкции типа ст. 155 УК следует отнести к кумулятивным с факультативным применением дополнительного наказания. Санкция ч. 1 ст. 169 УК за неправомерный отказ в государственной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица либо уклонение от их регистрации и за иные указанные в диспозиции этой статьи действия в качестве наказания наряду с другими предусматривает возможность назначения наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев. В подобных случаях дополнительное наказание может быть не применено лишь при наличии условий, предусмотренных ч. 1 ст. 64 УК. Санкция ч. 1 ст. 169 УК может быть отнесена к кумулятивным с обязательным применением дополнительного наказания.

Вывод: Следовательно, уголовный закон — это правовой нормативный акт, принимаемый в установленном Конституцией РФ порядке, в котором предусматриваются нормы уголовного права, относящиеся либо к Общей его части, либо к Особенной. С точки зрения структуры построения в статьях или частях статей Особенной части УК вычленяют диспозицию и санкцию.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2020 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с) .

33.Структура норм Особенной части ук рф. Виды диспозиций и санкций.

Различается структура норм Общей и Особенной частей Уголовного кодекса РФ.

Нормы Общей части Уголовного кодекса РФ могут быть:

позитивными (регулятивными) – их применение само по себе не сопряжено с конкретным преступлением;

правоприменительного характера – включают в себя и принуждение.

Позитивные нормы делятся на следующие виды:

декларативные, устанавливающие задачи и принципы уголовного законодательства;

общерегулятивные, устанавливающие общие предписания и понятия преступления, соучастия в преступлении, судимости и т. д.;

поощряющие, устанавливающие порядок применения условного осуждения, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замену лишения свободы другим, более мягким видом наказания и т. п.;

разрешающие, определяющие право на необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, осуществляющего преступление и т. п.;

освобождающие от уголовной ответственности.

Правоприменительные нормы – это нормы, устанавливающие:

замену одного наказания другим в случаях злостного уклонения от уплаты штрафа, исполнения обязательных работ, исправительных работ и ограничения свободы;

варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части при несоблюдении определенных в законе требований во время испытательного срока при условном осуждении, условно-досрочном освобождении и отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, предусмотрены различные варианты реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его неотбытой части.

Нормы Общей части имеют описательный характер. Правовая норма Особенной части состоит из:

Диспозиция – часть уголовно-правовой нормы (статьи), которая содержит определение предусмотренного ею преступного деяния и его составов. В Особенной части УК РФ имеются следующие виды диспозиций:

простая – называет преступление без раскрытия его признаков;

описательная – называет ряд признаков, наличие которых в совокупности определяет содеянное как преступление;

ссылочная – для установления признаков преступления в интересах устранения повторений отсылает к иной статье или части статьи УК РФ;

бланкетная – не содержит конкретных признаков преступления, а отсылает к нормам других отраслей права – гражданского, административного, трудового и т. д.;

смешанная (комбинированная) – содержит признаки ссылочной или бланкетной диспозиции и, помимо этого, какой-либо иной диспозиции.

Санкцией называется часть уголовно-правовой нормы (статьи), в которой определяются вид и размер наказания за конкретное преступление.

Санкции могут быть:

абсолютно определенные – содержат строго определенный вид и размер наказания;

относительно определенные – указывают вид наказания и его размеры (пределы) – «от и до» или «до»;

альтернативные – включают два или более вида основного или дополнительного наказания;

кумулятивные – в них предусмотрена возможность назначения как основного, так и дополнительного наказания.

1. Структура норм Особенной части уголовного права. УК 1996 г. состоит из Общей и Особенной частей, объединяющих 12 разделов, 34 главы и 360 статей. Разделы и главы Особенной части УК систематизированы и расположены по родовому и видовому признаку, т.е. по группам общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Структура норм Общей и Особенной частей УК различна. В нормах Общей части, раскрывающих общие понятия и принципы УП, не выделены гипотеза, диспозиция и санкция, с которыми мы сталкиваемся в ряде правовых норм других отраслей российского законодательства.

В статьях Особенной части описываются конкретные составы преступлений и определяются меры наказания, применяемые в случае их совершения. Структурный элемент уголовно-правовой нормы, в котором указываются признаки деяния, называется диспозицией, а элемент, в котором устанавливается наказание, называется санкцией.

В номах Особенной части, как правило, не выделяется гипотеза, т.е. не излагается условие, при котором действует данная норма. Оно является общим положением (общей гипотезой) для всех норм Особенной части и вытекает из ст. 8 УК (деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного УК).

2. Виды диспозиций. Следует выделять 4 вида диспозиций уголовно-правовой нормы: описательные, простые, бланкетные и отсылочные.

Читать еще:  Решение суда упк рф

Описательной является диспозиция, в которой содержится развёрнутое описание наиболее существенных признаков преступления (ст. 276 не только называет преступление – шпионаж, – но и указывает на его главные признаки).

Простой называется диспозиция, не содержащая описания признаков состава преступления или указывающая лишь на самые общие из них (ст. 299 лишь называет преступление – привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, – не раскрывая его признаков ввиду очевидности). Такая диспозиция иногда именуется назывной.

Бланкетная диспозиция для определения признаков конкретного преступления отсылает к законодательным или правовым актам других отраслей права (ст. 219 предусматривает ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, совершённое лицом, на котором лежала обязанность по их соблюдению: при выяснении объективной стороны преступления необходимо обратиться к источникам, где эти правила содержатся, и установить, какие конкретно правила нарушены).

В ссылочной диспозиции для уяснения содержания нормы законодатель отсылает к другой статье УК (ст. 116 предусматривает ответственность за нанесение побоев, не причинивших последствий, предусмотренных ст. 115 – легкого вреда здоровью и т.д.).

3. Виды санкций. В УК встречаются санкции двух видов: относительно определённые и альтернативные.

Относительно определённые санкции устанавливают размер наказания в определённых пределах. Иногда в норме указывается только высший предел наказания, и тогда низшим является минимальный срок этого вида наказания, установленный в Общей части (для лишения свободы – 6 месяцев, для исправительных работ – 2). Нередко в норме указывается нижний и высший пределы наказания. Такой вид санкции даёт большие возможности для индивидуализации наказания.

Альтернативная санкция указывает на возможность применения одного из нескольких видов наказаний. Например, в санкции ч. 1 ст. 136 УК говорится, что нарушение равноправия граждан наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от двух до пяти месяцев или лишением свободы на срок до двух лет либо по принципу талиона.

§ 2. Роль санкции статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации при назначении наказания

Не вызывает каких-либо споров и положение, согласно ко­торому требование о назначении наказания в пределах статьи Особенной части УК РФ предполагает определение не любого, а лишь предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ вида наказания. К сожалению, данная формули­ровка также вряд ли является безупречной, поскольку по сути дела подразумевает возможность выбора судом лишь того вида наказания, который прямо назван в санкции статьи Особенной части УК РФ. Между тем применение некоторых видов нака­заний должно осуществляться в силу указаний, содержащихся в статьях не Особенной, а Общей части УК РФ. Так, согласно ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должно — сти или заниматься определенной деятельностью может на­значаться в качестве дополнительного вида наказания и в слу­чаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и лично­сти виновного суд признает нецелесообразным сохранение за виновным права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью. Аналогично следует ска­зать о лишении специального, воинского или почетного зва­ния, классного чина и государственных наград: ст.

Восприняв ранее существовавшую формулировку, законода­тель дополнил ее положением: «Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление на­значается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания». Суть данного нововведения достаточно очевидна и, на первый взгляд, его за­крепление в законе, содержащего большей частью относитель­но определенные санкции, не должно вызывать возражения. Не следует, однако, упускать из виду того, что, указывая пределы выбора наказания, законодатель тем самым ориентирует право­применителя на определенную логику в принятии им решения. В чем она состоит? Ответ на этот вопрос уже был дан еще на рубеже XIX—XX вв., когда отечественное законодательство ста­ло отдавать предпочтение конструированию относительно оп­ределенных санкций за содеянное. Отмечая, что их использова­ние предоставляет суду свободу в выборе наказания между ус­тановленным верхним и нижним пределом, Н. С. Таганцев обращал внимание на исключительно важное значение, кото­рое в данном случае играет так называемое «нормальное» нака­зание, содержащееся в средней части санкции статьи, преду­сматривающей ответственность за совершенное преступление. Примечательно, что, раскрывая роль «нормального» наказания, автор счел уместным сослаться на записку, подготовленную со­ставителями проекта Уголовного Уложения 1903 г., разъясняю­щую их представления о порядке выбора судом наказания в пределах относительно определенных санкций. Как писал Н. С. Таганцев, в ней говорилось: «В простейшей своей форме этот выбор должен основываться на такой схеме: в тех случаях, когда деяние представляет обыкновенный, как бы нормальный тип данного рода преступлений, или где, хотя и существуют об­стоятельства, отягчающие и ослабляющие виновность, но в равномерности, взаимно покрывая друг друга, там должна быть применяема и средняя мера назначенного в законе наказания; наличность или перевес обстоятельств, отягчающих вину, будет приближать ответственность к назначенному за данное деяние высшему пределу наказания; наличность же или перевес об­стоятельств, ослабляющих вину, — к его низшему пределу»[47].

Первые советские уголовные кодексы 1922 и 1926 гг. взяли на вооружение такой принцип построения уголовно-правовых санкций, при котором в них устанавливался либо максималь­ный, либо минимальный предел: для преступлений, «направ-

1 Таганцев Н. С. Указ. соч. Т. 2. С. 296.

ленных против установленных рабоче-крестьянской властью основ нового правопорядка или признанные ею наиболее опас­ными», использовалась формула «карается наказанием, не ни­же. »; для всех иных преступлений — «карается наказанием, не свыше. ». Понятно, что при этом способе конструирования санкций ни о каком наличии в ней «нормального» наказания речь идти не может, а потому, предав его забвению, представи­тели теории советского уголовного права длительное время во­обще умалчивали о существовании какой-либо логики в выборе судом меры наказания. Не была исключением в этом смысле и позиция А. Н. Трайнина, который исходил из того, что «каждо­му общему типовому определению преступления, даваемого в диспозиции закона, каждому составу всегда соответствует об­щее типовое наказание, определяемое в санкции — например, наказание «от 3 до 5 лет лишения свободы», «не ниже 6 меся­цев лишения свободы», «до 3 лет лишения свободы» и т. д. От­мечая, что вслед за установлением типового наказания предпо­лагается выбор индивидуального наказания, автор писал, что «основанием для применения типового наказания служат признаки, включенные как элементы в состав преступления, основанием для применения индивидуального наказа­ния — признаки, не включенные в состав. Так, путем двойного учета — учета законодателем типовых элементов состава пре­ступления, а затем учета судьей индивидуальных при­знаков преступления и субъекта его — обеспечивается ра­циональная система назначения наказания»1. Не трудно заме­тить, что, говоря о типовом наказании, А. Н. Трайнин имел в виду не то, по отношении к чему осуществляется смягчение или отягчение наказания с учетом особенностей посягательства и лица, его совершившего, т. е. «нормальное» наказание, а то, что охватывает собой все конкретные меры наказания и ничем в конечном счете не отличается от уголовно-правовой санкции как таковой.

Читать еще:  Ст 128 ук рф комментарий

0 существовании в ней не только перечня отдельных мер наказания, которые по общему правилу суд может избирать при наличии признаков того или иного состава преступления, но и «нормального» наказания вновь зашла речь лишь после переориентации законодателя в УК РСФСР 1960 г. на такой способ конструирования санкций, при котором дифференци­руются одновременно оба — нижний и верхний — ее предела. Именуя это наказание неодинаково («средним», «не смягчен­ным и не отягченным» и т. д.), о нем чаще всего стали писать ученые, исследовавшие природу смягчающих и отягчающих обстоятельств и подчеркивающие, что увеличить и смягчить наказания с учетом конкретных обстоятельств дела практиче­ски мыслимо лишь при наличии какой-то отправной точки, первоначально взятого звена, по отношению к которому суд и исчисляет наказание, снижает или увеличивает его размер. Аналогичные суждения высказывались также в работах, посвя­щенных проблемам построения санкций уголовно-правовой нормы, где нередко использовался термин «типовое» наказа­ние, но, как и в других случаях, здесь, однако, также подра­зумевалась уже не санкция вообще, а содержащееся в ней конкретное по виду и размеру наказание, его мера, способ­ная играть роль исходного начала при его назначении. Факт терминологического разнобоя в наименовании одного и того же, казалось бы, нужно воспринять критически, но он — не беспричинен. Когда о такой мере говорилось как о «нормаль­ном» (или «обыкновенном») наказании, то, очевидно, тем са­мым делается акцент на том, что оно есть не смягченное и не отягченное наказание, выбор которого в качестве подлежащего к отбытию виновным может быть обусловлен, как отмечал Н. С. Таганцев, либо отсутствием смягчающих и отягчающих обстоятельств, либо их взаимной уравновешенностью. Какую именно меру наказания, содержащуюся в санкции статьи Осо­бенной части УК РФ, следует считать «нормальным» наказани­ем? Ответ на этот вопрос также уже был дан в юридической литературе, в которой отмечалось, что такая мера не может располагаться ни в максимуме, ни в минимуме санкции, ибо в том и другом случае становится невозможным учет отягчаю­щих или смягчающих обстоятельств: единственно приемлемым вариантом решения вопроса является признание за «нормаль­ным» наказанием медианы санкций, т. е. устанавливаемой ими меры наказания средней тяжести.

Не вызывая каких-либо принципиальных возражений, такое решение вопроса о месте расположения «нормального» наказа­нии в уголовно-правовой санкции позволяет утверждать, что в соответствии с законом больших чисел оно должно быть сред­невзвешенной величиной тяжести не только самой санкции, но и мер наказания, назначаемых на практике. Проводимые ранее исследования показывают, что так бывает далеко не во всех слу­чаях. Такого рода несовпадение можно было бы объяснить тем, что суды предпочитают ориентироваться не на «нормальное» наказание, установленное законодателем в уголовно-правовой санкции, а на ту меру, представление о которой у них сформи­ровалось на основе личного опыта. Это может быть обусловлено различными причинами, в том числе и несовершенством уго­ловного закона, наличием в его санкции необоснованно завы­шенного или заниженного «нормального» наказания, побуж­дающего правоприменителя на свой страх и риск осуществлять ее корректировку. Но с чем бы именно ни было связано несов­падение фактического распределения назначаемых наказаний с тем, которое составляет средневзвешенную степень тяжести санкции, несомненным следует считать два момента: 1) вне за­висимости от того, осознается или не осознается судами факт существования в уголовно-правовой санкции «нормального» наказания, они в любом случае назначают конкретную меру на­казания путем смягчения или отягчения некоторой исходной (отправной и т. п.) меры наказания; 2) всякая относительно оп­ределенная уголовно-правовая санкция с необходимостью диф­ференцирована с точки зрения не только минимального и мак­симального пределов, но и своей медианы, т. е. средней степени тяжести предусмотренных в санкции мер наказания.

Для понимания логики назначения наказания второе поло­жение не менее актуально, чем первое. Почему? Да потому, что констатация дифференцированного характера уголовно-право­вых санкций есть не что иное, как признание обусловленности содержащейся в них «нормальной» («средней» и т. п.) меры на­казания и пределов санкции какими-то особенностями инкри­минируемого деяния и — нередко — лица, его совершившего. В юридической литературе обычно речь идет об отражении в уголовно-правовой санкции как таковой законодательной оцен­ки признаков, описывающих специфику состава преступления и непосредственно закрепленных в соответствующей диспози­ции статьи Особенной части УК РФ. Такое решение вопроса, однако, требует уточнения и, в частности, в том, что содержа­щиеся в диспозиции признаки служат основанием определения степени тяжести не столько санкции вообще, сколько преду­сматриваемой ею исходной, отправной меры наказания. Дан­ный акцент необходим потому, что, устанавливая ее, законода­тель одновременно формулирует в относительно определенных санкциях весь перечень конкретных мер наказаний, необходи­мость назначения которых по общему правилу может иметь ме­сто при совершении преступления, указанного в диспозиции ста­тьи Особенной части УК РФ. Поскольку конструирование этого перечня также не может носить произвольный характер, то вы­вод напрашивается сам собой: устанавливая в уголовно-правовой санкции тяжесть исходной меры наказания, законодатель исхо­дит из признаков, являющихся обязательными для инкримини­руемого деяния и характеризующих различие в диспозициях статей Особенной части УК РФ; при решении же вопросов о тя­жести минимального и максимального предела санкции, а так­же возможной амплитуде колебания исходной меры наказа­ния — из внутридиспозиционной специфики статьи Особенной части УК РФ, т. е. из того, что в рамках одной и той же диспо­зиции различает посягательства и тех, кто их совершает.

Было бы большой ошибкой полагать, что для назначения наказания не столь уж принципиально, чем именно руковод­ствовался законодатель при определении степени тяжести ис­ходной меры наказания и пределов уголовно-правовой санк­ции. Однако более подробно об этом речь пойдет далее, при решении вопросов назначения наказания с учетом обществен­ной опасности совершенного преступления, личности винов­ного и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. Здесь же, в порядке заключения, уместно подчеркнуть, что при применении уголовно-правовых санкций необходимо иметь в виду не только устанавливаемые ими минимальные и макси­мальные пределы, меру исходного, отправного наказания, но и различия между тем, что в каждом конкретном случае обуслов­ливает тяжесть данной меры наказания, с одной стороны, и служит основанием для ее индивидуализации (смягчения или отягчения) — с другой.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×