2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Секретный свидетель упк рф

Статья 56. Свидетель

Статья 56. Свидетель

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 56 УПК РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. N 73-ФЗ в часть 1 статьи 56 настоящего Кодекса внесены изменения

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений части 2 статьи 56 настоящего Кодекса см. определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2016 г. N 1232-О

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений частей 2 и 8 статьи 56, части 2 статьи 278 и главы 40.1 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2016 г. N 17-П

2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 — 191 настоящего Кодекса.

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле положений части 3 статьи 56 настоящего Кодекса см. Определения Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 44-О и от 6 июня 2016 г. N 1232-О

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. N 73-ФЗ в пункт 2 части 3 статьи 56 настоящего Кодекса внесены изменения

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле положений пункта 2 части 3 статьи 56 настоящего Кодекса см. Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 108-О

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. N 73-ФЗ в пункт 3 части 3 статьи 56 настоящего Кодекса внесены изменения

3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь;

4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ часть 3 статьи 56 настоящего Кодекса дополнена пунктом 6

6) должностное лицо налогового органа — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ часть 3 статьи 56 настоящего Кодекса дополнена пунктом 7, вступающим в силу с 1 сентября 2016 г.

7) арбитр (третейский судья) — об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).

4. Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2015 г. N 440-ФЗ в пункт 5 части 4 статьи 56 настоящего Кодекса внесены изменения

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле положений пункта 5 части 4 статьи 56 и статьи 119 настоящего Кодекса учетом их нормативной взаимосвязи см. Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. N 1036-О-П

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ в часть 6 статьи 56 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

6. Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

7. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений частей 2 и 8 статьи 56, части 2 статьи 278 и главы 40.1 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2016 г. N 17-П

8. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

9. За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

>
Лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения.
Содержание
Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИ ДОКАЗЫВАНИИ ПОКАЗАНИЙ АНОНИМНЫХ СВИДЕТЕЛЕЙ

По уголовным делам связанных с незаконным оборотом наркотических средств и пс ихотропных веществ, в решающей степени при доказывании, правоохранительными органами часто используются анонимные или «засекреченные» свидетели, данные о личности которых оставлены в тайне якобы с целью обеспечения их безопасности, и без какого-либо достоверного подтверждения наличия реальных угроз и необходимости их защиты.

Участие свидетеля под псевдонимом в уголовном деле предусмотрено действующим законодательством и регламентируется ст.11, ч.9 ст.166, п.4 ч.2 ст.241, ч.5 ст.278 УПК РФ, а также на нормах ФЗ №119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», который содержит перечень оснований для применения мер безопасности в отношении свидетелей и потерпевших.

Вместе с тем, в Российской следственной и судебной практике, сохранение в тайне данных о личности анонимных свидетелей выступающих на стороне обвинения, применение к ним «мер безопасности», осуществляется с целью дачи такими свидетелями ложных показаний и формального сокрытия от стороны защиты их подлинных данных для ограничения возможности по оспариванию достоверности данных ими показаний, и как следствие уход анонимных свидетелей от уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев, анонимные свидетели сами находятся в зависимом положении от сотрудников правоохранительных органов, которые ими умело манипулируют.

В соответствии с ч.3 ст.11 УПК РФ, при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности.

Таким образом, основанием для применения мер безопасности к свидетелю, оставлении его подлинных данных о личности в тайне, является наличие конкретных данных о поступавших в его или его родственников адрес угроз противоправных действий в связи с уголовным делом.

В соответствии с ч. 5 ст. 278 УПК РФ допрос свидетеля под псевдонимом производится судом без оглашения подлинных сведений о личности свидетеля и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками уголовного процесса, о чем суд выносит определение или постановление.

Так, суд предпринимает меры для обеспечения возможности сторонам задать вопросы анонимному свидетелю без раскрытия его подлинных данных о личности.

На практике, в судебном заседании, такой свидетель находится в отдельном помещении в здании суда и общается со сторонами процесса и судом по радио связи, либо находится в соседнем кабинете, и его голос слышно сторонам.

Перед допросом свидетеля, судья вскрывает конверт содержащий подлинные данные о личности свидетеля, проходит в помещение где находится свидетель и удостоверяется в его личности.

При допросе свидетеля обвинения засекреченного под псевдонимом судья должен снимать вопросы, направленные на раскрытие личности допрашиваемого.

Вместе с тем, допрос анонимного свидетеля по радиосвязи вызывает наибольшие сомнения в достоверности его показаний, во-первых сторона защиты не может убедится в том, что при допросе свидетеля рядом с ним не находятся другие заинтересованные лица (сотрудники полиции или прокуратуры) которые подсказывают ему какие показания необходимо давать. Сторона защиты не имеет возможности удостоверится в отсутствии у свидетеля других технических средств связи, по-которым он может получать инструкции от заинтересованных лиц о содержании даваемых показаний.

Кроме того, свидетелю разъясняется судом, что его подлинные данные могут быть раскрыты сторонам по решению суда в стадии судебного разбирательства на основании ч. 6 ст. 278 УПК РФ. На практике, случаи раскрытия подлинных данных анонимного свидетеля единичны, судьи и прокуроры очень неохотно идут на это, так как обладая подлинными данными свидетеля, сторона защиты может попытаться оспорить его показания и разрушить версию стороны обвинения.

Читать еще:  Разжигание вражды и ненависти уголовный кодекс

В судебном заседании допрос таких свидетелей часто выглядит как театральное представление, потому-что подсудимые, обращаясь к анонимным свидетелям с вопросами, называют их настоящие имена и указывают суду их подлинные данные о личности. Анонимные свидетели в свою очередь, не отрицают данных фактов, но и не дают своего формального согласия на разглашение в суде их подлинных данных.

Таким образом, юридически, подлинные данные о личности анонимного свидетеля нельзя связать со свидетелем под псевдонимом допрошенным в суде, без его официального рассекречивания судом. При этом складывается ситуация, когда сторона защиты фактически обладая подлинными данными о личности анонимного свидетеля, пытается представить суду доказательства о его возможной заинтересованности или не искренности, ссылаясь на его подлинные данные, но получает отказ суда и невероятное сопротивление прокурора в приобщении данных доказательств, на основании того, что личность свидетеля не рассекречена и представленные защитой доказательства не имеют отношения к анонимному свидетеля.

Необходимо отметить, что принимая такое решение суды и прокуроры, точно знают личность анонимного свидетеля и несмотря на подлинность утверждений стороны защиты, отказывают в его рассекречивании, в поддержку стороны обвинения.

Исходя из изложенного, — задача рассекретить подлинные данные о личности свидетеля, на практике в большинстве случаев, не достижима.

В соответствии с позицией Европейского суда по правам человека, п. 1 и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции требуют, чтобы трудности защиты в достаточной мере уравновешивались судебной процедурой, а обвинительный приговор не должен основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях.

Согласно постановлению ЕСПЧ «Ван Мехелен и другие против Нидерландов», как следует из материалов дела, офицеры полиции, являвшиеся анонимными свидетелями по делу, допрашивались следователем в отдельной комнате, куда обвиняемые и их защитник не имели доступа. Общение производилось по звуковому проводу. Защита не знала личности свидетелей, была лишена возможности следить за их поведением, как это было бы при прямом допросе, а значит, проверить надежность этих показаний. ЕСПЧ указал, что если необходимо применение мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья свидетелей, то желательно, чтобы применялся такой порядок допроса, который позволял бы минимизировать ограничение прав стороны защиты. Достаточной судебной процедурой, уравновешивающей анонимность допроса свидетеля, является его заслушивание в присутствии не только обвинителя, но и адвоката, который имеет возможность наблюдать и оценить поведение свидетеля во время допроса.

Так, согласно позиции ЕСПЧ, показания анонимного свидетеля могут быть положены в основу обвинительного приговора, если только эти показания были получены в результате допроса свидетеля перед независимым и беспристрастным судом с участием сторон при соблюдении состязательности процесса. Судье должна быть полностью известна личность свидетеля; обвиняемому и его защитнику она может не сообщаться, однако в любом случае защита должна иметь возможность присутствовать при допросе свидетеля на условиях, позволяющих наблюдать за поведением допрашиваемого и задавать ему вопросы (вопросы, ответы на которые могут раскрыть личность свидетеля, судья вправе отвести). В то же время Суд допускает, чтобы при допросе свидетеля присутствовал только защитник обвиняемого, если устранение обвиняемого от участия в допросе необходимо в целях защиты свидетеля.

Кроме того, предоставление свидетелям анонимности должно иметь достаточное обоснование. В связи с этим одна только тяжесть инкриминируемого обвиняемому преступления не может считаться достаточным основанием для принятия такого решения.

Таким образом, суду должны быть представлены фактические данные свидетельствующие о необходимости защиты анонимного свидетеля.

В постановлении по делу «Доорсон против Нидерландов» ЕСПЧ определил, что «принципы справедливого суда требуют того, чтобы в соответствующих случаях существовал баланс между интересами защиты и интересами свидетелей или жертв, вызванных для дачи показаний, поэтому обвинительный приговор не должен основываться только или в решающей степени на анонимных утверждениях».

Однако, национальными судами далеко не всегда учитывается позиция ЕСПЧ при рассмотрении уголовных дел.

Так, исходя из сложившейся судебной практики, при оспаривании показаний анонимных свидетелей, необходимо ссылаться на позиции ЕСПЧ в национальных судах, а в дальнейшем обжаловать решения национальных судов в ЕСПЧ.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

«Секретный свидетель» — уникальная находка обвинения. Глава из книги Бученкова

Дмитрий Бученков

Другая, более «продвинутая» стадия секретного свидетеля — это так называемый «досудебщик». «Досудебщик» есть обвиняемый, который заключает досудебное соглашение со следствием, дает показания на тех людей, на которых следствие хочет получить показания, и получает значительно меньший размер наказания, чем остальные фигуранты уголовного дела. В большинстве случаев следователи демагогически убеждают досудебщика, что он вообще может избегнуть наказания или отделаться условным сроком, но на деле это так и остается обещаниями. Досудебщика все равно осуждают, и он уезжает на лагерь, хотя и на меньший срок. Оказавшись в лагере, досудебщики стараются скрывать факт того, что дали показания на своих подельников, могут всячески сотрудничать с администрацией. Таким людям, говоря тюремным языком, «не место в людской массе», и это правильно.

В системе современного российского «правосудия» манипулятивной практике секретных свидетелей невозможно что-либо противопоставить. Невозможность данного противопоставления заключается в самой сути российской следственно-судебной системы, оторванной от общества. Казалось бы, логично, что для засекречивания свидетелей следствие должно предоставлять весомые и аргументированные доказательства. По факту же следователи ограничиваются шаблонными формулировками из УПК и манипулируют данной практикой для фальсификации уголовных дел.

Человек не должен оставаться один на один с системой

Каждый день люди в нашей стране сталкиваются с несправедливостью со стороны властей. Им очень нужна ваша поддержка, ведь без вас мы не сможем принимать звонки и помогать им в судах. Если каждый, кто читает это, оформит подписку на ежемесячное пожертвование, больше людей получат помощь.

СЕКРЕТНЫЕ СВИДЕТЕЛИ

Одной из мер безопасности, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, является сохранение в тайне подлинных анкетных данных свидетелей и потерпевших, которым в связи с дачей ими показаний по уголовному делу угрожают убийством, применением насилия, уничтожением, повреждением имущества. По мысли законодателей, засекречивание анкетных данных таких свидетелей способно защитить их от различных опасностей. Здесь важно подчеркнуть, что законодатель обставил процедуру привлечения засекреченных свидетелей необходимостью оформления целого ряда юридических документов и надзора за этой процедурой со стороны вышестоящих должностных лиц следственных органов.

Основание к засекречиванию — собственноручно написанное заявление свидетеля, что в связи с реальными угрозами заинтересованных в исходе дела лиц он опасается за жизнь, здоровье и имущество, поэтому просит сохранить в тайне его анкетные данные. Эта информация должна храниться в опечатанном конверте в условиях, исключающих доступ и ознакомление с ней со стороны обвиняемого и его защитника.

Каким образом производится допрос этих засекреченных свидетелей в суде, если их истинные данные скрыты от обвиняемого и его защитника? Такой свидетель скрыт от участников процесса за шторой, ширмой или говорит из отдельного закрытого помещения, его голос изменяется с помощью специальных технических средств. Его подлинные анкетные данные устанавливает судья также за пределами помещения зала судебного заседания.

Во что на практике иногда превращается институт засекреченных свидетелей в руках недобросовестных сотрудников правоохранительных органов Удмуртии, мне рассказали адвокаты Адвокатской палаты УР Галина Ковальчук и Татьяна Зазулинская.

Эти адвокаты в своей работе уже столкнулись с фактами вопиющего беззакония при реализации правоохранительными органами УР законодательства о засекреченных свидетелях. Фактов накопилось достаточно, чтобы еще раз обсудить эту проблему в средствах массовой информации.

По мнению моих собеседниц, в Удмуртии сложилась порочная практика, позволяющая сотрудникам следственного аппарата вкупе с оперативными работниками МВД по УР, прокурорами и при активном участии бывших начальника и оперативного сотрудника следственного изолятора при ИК-1 (п. Ягул) УФСИН России по УР фальсифицировать доказательства виновности обвиняемых по тяжким и особо тяжким преступлениям. Суды принимают такие «доказательства» и на их основании выносят обвинительные приговоры, применяя к осужденным наказание в виде длительных сроков лишения свободы.

При судебном следствии по таким уголовным делам обвиняемые и их защитники знают, что засекреченным свидетелем является лицо, которое дает показания по требованию оперативных работников МВД по УР или следственного изолятора при ИК-1 пос. Ягул. Причем известно, что эти «свидетельские» показания еще в ходе предварительного следствия были написаны за «свидетеля» самими правоохранителями.

Так, например, при расследовании дела по факту убийства директора глазовского филиала фирмы «Девятый трест», в котором были обвинены Головизнин, Перфилов и Леонтьев, следователи Глазовской межрайонной прокуратуры использовали показания «засекреченных свидетелей» под псевдонимами «Петров», «Семенов», «Сидоров».

В ходе судебного разбирательства было установлено, что показания всех троих «засекреченных свидетелей» в протоколах их «допросов» были написаны следователем прокуратуры и заместителем прокурора. Так, за «свидетеля Петрова», находившегося тогда в следственном изоляторе г. Глазова, в протоколе расписался следователь прокуратуры. Заранее подготовленные показания «засекреченных свидетелей» «Сидорова» и «Семенова», как выяснилось в суде, привез в Ягул заместитель глазовского межрайонного прокурора. Там, в Ягуле, в период предварительного следствия содержались обвиняемые. Практика привлечения подследственных в качестве засекреченных свидетелей к уголовному судопроизводству, видимо, уже отработана. Есть и набор стандартных способов и средств влияния на подследственных с целью склонить к подписанию нужных следствию документов. По утверждению адвокатов, это достигается путём угроз, побоев, обещания поблажек и УДО (условно-досрочное освобождение).

Только на третьем году судебного следствия в «глазовском деле» защита подсудимых добилась рассекречивания судом «свидетелей» и их допроса в суде под подлинными именами. Именно тогда всплыли обстоятельства привлечения этих людей сотрудниками правоохранительных органов в качестве лжесвидетелей. Будучи рассекреченными, эти «свидетели» сообщили суду, что их показания были необходимы следователям, поскольку те не могли доказать виновность людей, посаженных ими на скамью подсудимых.

Защита точно установила, что оснований для засекречивания, то есть угроз жизни, здоровью, имуществу свидетелей, в период предварительного следствия не было, заявления «свидетелей» о необходимости засекретить их данные были инспирированы следователями и оформлены под их диктовку. Можно было бы сказать, что справедливость в «глазовском деле» на третьем году его рассмотрения, наконец, восторжествовала и всем троим был вынесен оправдательный приговор. Но, оказывается, глазовский межрайонный прокурор Курбатов, чьи помощники поддерживали обвинение в суде, никак не прореагировал на установленные в суде факты фальсификации доказательств. На сегодняшний день по данному делу к уголовной ответственности не привлечено ни одно должностное лицо УВД г. Глазова, Глазовской межрайонной прокуратуры, следственного комитета, следственного изолятора при ИК-1. Нет никакой реакции и от вышестоящих инстанций – ни Прокуратура УР, ни руководство Следственного комитета при Прокуратуре УР свою позицию никак не обозначили. Просто проигнорировали доказанные факты служебных преступлений.

В точности такой же «сценарий» — с опорой на показания «засекреченных свидетелей», с участием оперативных сотрудников следственного изолятора — был обнародован на втором году судебного следствия в Первомайском районном суде г. Ижевска при рассмотрении уголовного дела по обвинению Минакова, Собина, Широких, Кузьмина и Наговицина. Эти граждане также содержались под стражей в следственном изоляторе Ягульской колонии.

Адвокатская практика показывает, что попытки защиты рассекретить в суде таких свидетелей с целью опровергнуть их показания как ложные суды игнорируют, хотя закон предусматривает основания к рассекречиванию.

Еще один пример — уголовное дело по обвинению Романова и еще двух человек, осужденных Завьяловским районным судом летом 2008 года по статье «мошенничество». В основу обвинительного приговора также положены показания «засекреченных свидетелей». С момента заключения под стражу и до вынесения приговора Антон Романов также содержался в следственном изоляторе при ИК-1.

Засекреченный свидетель «Пименов» показал суду, что о своем «преступлении» Романов якобы рассказал ему сам при встрече, произошедшей неизвестно где, когда, в какое время и при каких обстоятельствах. Попытки получить ответы на эти вопросы суд неизменно пресекал под предлогом, что это может привести к рассекречиванию свидетеля. Сам Романов отрицал, что кому бы то ни было мог рассказывать о том, чего он никогда не совершал. Свидетель «Савчук» показал суду, что об обстоятельствах совершенного Романовым преступления ему стало известно от подсудимого Ахметшина. Однако Ахметшин утверждал, что подобных сведений никому не сообщал.

В деле Романова есть исследованная судом аудиозапись беседы оперуполномоченного УБОП при МВД УР с обвиняемым Ахметшиным. В ней оперуполномоченный предлагает Ахметшину дать показания в качестве засекреченного свидетеля, говорит, что текст этих показаний оперуполномоченные сами «набьют» (то есть наберут на компьютере), Ахметшину их останется только прочитать и подписать.

Ходатайство защиты о рассекречивании «свидетелей» было отклонено судом. Жалоба адвоката, ушедшая на самый верх, в Следственный комитет при Прокуратуре РФ и Генеральную Прокуратуру РФ, отправлена «для проверки изложенных в ней фактов» в те самые органы, законность действий которых оспаривается защитой.

Всё, о чем написано в данной публикации, подтверждено материалами реальных уголовных дел, а по «глазовскому делу» – еще и никем не опровергнутыми публикациями в ижевских СМИ. С неизбежностью следует вывод. Везде один «сценарий» — сочиненный следователем «рассказ», использование в отношении лица, которому предложено стать «засекреченным», метода «кнута и пряника», круговая порука и полная безнаказанность для «авторов» инсценировки, отсутствие правовой оценки таких фактов со стороны руководства МВД по УР, Прокуратуры УР и Следственного комитета. Таким образом, есть основания полагать, что в Удмуртии жертв «засекреченных свидетелей» гораздо больше, чем выявлено практикой лишь двух адвокатов. Приглашаем продолжить этот разговор.

Статья 56. Свидетель

СТ 56 УПК РФ

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 — 191 настоящего Кодекса.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого;

3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь;

4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

6) должностное лицо налогового органа — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях;

Читать еще:  Срок за хулиганство ук рф

7) арбитр (третейский судья) — об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).

4. Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса.

6. Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

7. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

8. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

9. За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарий к Статье 56 Уголовно-процессуального кодекса

1. Свидетель относится к числу субъектов, привлекаемых к участию в доказывании. Фактическим основанием признания лица в качестве свидетеля является вероятность наличия какой-либо информации, имеющей значение для расследования и разрешения уголовного дела. Сведения об указанных обстоятельствах могут быть получены лицом как в результате непосредственного восприятия, так и при общении с очевидцами события, ознакомлении с различными документами и т.п. . Не могут служить доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.
———————————
В древнерусском судебном праве выделялись две категории свидетелей: видоки (очевидцы) и послухи (слышавшие о деле от других).

Процессуальным основанием по общему правилу является вызов для дачи показаний уполномоченным должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело. Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 187 УПК лицо может быть допрошено в месте его нахождения (например, в медицинском учреждении, по месту жительства, работы и т.п.).

Ходатайствовать о вызове данного лица в качестве свидетеля могут и другие участники процесса: подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, а также их представители. Кроме того, лицо, которому известно что-либо по делу, может явиться на допрос и по собственной инициативе, без всякого вызова. В этом случае процессуальный статус лицо приобретает с момента разъяснения ему прав и обязанностей свидетеля.

При необходимости допроса свидетеля, проживающего на территории другого субъекта Российской Федерации, в соответствии с ч. 1 ст. 152 УПК РФ может быть направлено отдельное поручение о допросе такого свидетеля в соответствующий орган предварительного следствия.

2. Минимальный возраст свидетеля законом не установлен. С учетом способностей психического и интеллектуального развития, возможности адекватно воспринимать происходящие события и давать показания, а также в зависимости от характера воспринимаемых фактов в качестве свидетелей могут быть допрошены малолетние.

Статья 191 УПК устанавливает временные ограничения допроса несовершеннолетнего свидетеля в возрасте до 7 лет — не более 30 минут без перерыва, а в общей сложности — не более одного часа; в возрасте от 7 до 14 лет — не более одного часа, а в общей сложности — не более двух часов; в возрасте от 14 до 18 — не более двух часов, а в общей сложности — не более четырех часов в день. При производстве допроса вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего свидетеля, обязательным является участие педагога или психолога.

3. Для допроса в качестве свидетеля по общему правилу может быть вызвано любое лицо вне зависимости от пола, возраста, должностного положения, состояния здоровья и других обстоятельств.

Вместе с тем ч. 3 настоящей статьи закрепляет 6 категорий лиц, обладающих служебным свидетельским иммунитетом, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей и не могут быть привлечены к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ за отказ от дачи свидетельских показаний.

В п. п. 2 и 3 законодатель различает защитника и адвоката, оказывавшего иные формы юридической помощи (например, в качестве представителя потерпевшего, гражданского истца или ответчика; при допросе свидетеля и др.). Сведения, указанные в данных пунктах, составляют адвокатскую тайну, которую обязаны хранить также помощники и стажеры адвоката.

Пункт 4 ч. 3 настоящей статьи реализует тайну исповеди. Представляется, что священнослужители нехристианских официально зарегистрированных религиозных организаций на основании конституционных принципов равенства религиозных объединений и равенства всех граждан независимо от отношения к религии (ч. 2 ст. 14, ч. 2 ст. 19 Конституции РФ) также должны пользоваться свидетельским иммунитетом в отношении конфиденциальных сведений, если они стали им известны от членов соответствующих конфессий в результате исполнения религиозных обрядов.

Пункт 5 декларирует так называемый парламентский иммунитет.

Следует обратить особое внимание на новый п. 6 ч. 3 настоящей статьи, введенный Федеральным законом от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ в связи с так называемой амнистией капиталов, распространяющей режим налоговой тайны на специальные добровольные декларации граждан.

Перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей, приведенный в ч. 3 настоящей статьи, не является исчерпывающим. Кроме указанных выше лиц, служебным свидетельским иммунитетом обладают Президент РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ, а также лица, наделенные дипломатической неприкосновенностью (ч. 2 ст. 3 УПК).

Вместе с тем закон не запрещает, как ранее, допрашивать в качестве свидетелей лиц, страдающих психическими заболеваниями, а также лиц с физическими недостатками, если они не влияют на способность правильно воспринимать факты и давать о них правильные показания. Также возможны допросы в качестве свидетелей должностных лиц, осуществлявших функцию уголовного преследования (дознавателей, следователей) .
———————————
Подробнее см.: Шейфер М.М. Социальный и правовой статус свидетеля и проблемы его реализации в уголовном судопроизводстве России: Дис. . канд. юрид. наук. Самара, 2005.

4. Часть 4 настоящей статьи закрепляет процессуальные права свидетеля.

Пункт 1 декларирует личный свидетельский иммунитет — право на отказ свидетельствовать против себя самого, своего супруга (супруги) и других близких родственников: родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушки, бабушки, внуков. Данная норма основана на положениях статьи 51 Конституции Российской Федерации. Вместе с тем свидетель вправе давать такие показания. Следует особо подчеркнуть, что иммунитет предоставляет право отказа от дачи показаний, но не право давать заведомо ложные свидетельские показания.

Пункты 2 — 4 развивают и конкретизируют положения принципа языка судопроизводства (ст. 18 УПК).

Пункт 5 конкретизирует общее право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК).

Пункт 6 развивает положения ст. 48 Конституции РФ и предусматривает право свидетеля в случае, если ему необходима юридическая помощь, являться на допрос со своим адвокатом. Допуск адвоката осуществляется на основании удостоверения адвоката и ордера (ч. 4 ст. 49 УПК). Адвокат, участвующий в допросе свидетеля, вправе давать ему краткие консультации в присутствии следователя, задавать с разрешения следователя вопросы, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе допроса свидетеля. Следователь вправе отвести вопросы адвоката, но обязан занести их в протокол допроса. После окончания допроса адвокат может сделать заявление о допущенных нарушениях, которые обязательно заносятся в протокол допроса свидетеля (ч. 5 ст. 189 УПК).

Представляется, что право на адвоката распространяется также на участие свидетеля в других следственных действиях (в частности, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, очная ставка и др.).

При наличии достаточных данных о том, что свидетелю, а также его близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные УПК, а также Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (в ред. от 4 июня 2014 г.) (см. также Постановление Правительства РФ от 13 июля 2013 г. N 586 «Об утверждении Государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2014 — 2018 годы» (в ред. от 5 сентября 2014 г.)) .
———————————
СЗ РФ. 2004. N 34. Ст. 3534.

СЗ РФ. 2013. N 29. Ст. 3965.

Кроме того, на основании ч. 2 ст. 131 УПК свидетель имеет право: на возмещение расходов, понесенных в связи с явкой по вызову и с проживанием; возмещение недополученной им по месту постоянной работы заработной платы за время, затраченное в связи с вызовом по уголовному делу; выплату вознаграждения за отвлечение от обычных занятий в случае, если свидетель не работает. Свидетель также имеет право на возмещение расходов на участие адвоката при его допросе, если последний осуществлял юридическую помощь по назначению.

5. Представляется юридически оправданным помещение в настоящей статье не только процессуальных прав свидетеля, но и его обязанностей (ч. 6), а также ответственности в случае несоблюдения обязанностей (ч. ч. 7 — 9). Ответственность свидетеля можно подразделить на процессуальную — к нему могут быть применены обязательство о явке (ст. 112 УПК), привод (ст. 113 УПК), денежное взыскание (ст. ст. 117 и 118 УПК) — и уголовно-правовую (ст. ст. 307, 308, 310 УК).

6. Свидетель как участник уголовного судопроизводства незаменим, поэтому не предусматривается возможности его отвода. Лицо, допрошенное в качестве свидетеля по уголовному делу, не может выступать по нему в ином качестве (кроме законного представителя).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector