3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нарушение тайны совещательной комнаты в уголовном процессе

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Экс-председатель ВАС РФ

специально для ГАРАНТ.РУ

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты. Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно. К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться. Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования. При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает. Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей. Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения. Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта). Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты. Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения. Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению. Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело. Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

Всё об уголовных делах

— 298 УПК тайна совещания судей

— п.8 ч.2 389.17 УПК нарушение тайны комнаты влечет отмену в апелляции

— п. 20 Пленума № 19 нарушение тайны комнаты искажает суть правосудия

Период действия тайны с удаления в комнату до провозглашения приговора

Тайна совещательной комнаты

298 УПК тайна совещания судей

— под тайной совещательной комнаты ( 298 УПК ) понимается обязанность судьи заниматься вопросами постановления приговора непрерывно, без отвлечения на иные судебные процессы.

— это очень просто понять: после того как судья объявил об удалении в совещательную комнату ( ч.1 295 УПК ) с этого момента он «замурован» в совещательной комнате, он должен заниматься только составлением приовора. И ничем иным !

— это заточение может длится даже неделями, судья может неограниченное количество раз выходить и заходить в комнату ( ч.2 298 УПК ).

— но все это время он вправе заниматься исключительно составлением приговора.

— судья не может заниматься никакими иными делами: ни уголовными, ни административными, ни гражданскими.

294 УПК возобновление судебного следствия

— единственный механизм, позволяющий судье работать по иным делам: это механизм возобновления судебного следствия ( 294 УПК ).

— если возникает необходимость работы по другим делам, то судья вправе:

а) выйти из совещательной комнаты, объявить участникам о возобновлении судебного следствия, отложить судебное заседание. После этого тайна совещательной комнаты уже не действует, судья вправе работать одновременно хоть по 10 разным делам.

б) впоследствии, судья обязан заново повторить полностью всю процедуру:

— завершить судебное следствие ( 291 УПК ).

— провести прения сторон ( 292 УПК ).

— предоставить последнее слово ( 293 УПК ).

— снова удалиться в совещательную комнату.

Период действия тайны совещательной комнаты

— период между двумя нижеуказанными моментами и является тем временем, на протяжении которого судья не имеет права участвовать в иных судебных процессах (в том числе незначительных, к примеру по заключению под стражу по другому делу).

Начало периода тайны

— ч.1 295 УПК заслушав последнее слово суд удаляется в совещательную

— начало действия тайны совещательной комнаты начинается с момента удаления в совещательную комнату.

— смотрим протокол судебного заседания и отмечаем время объявления об удалении суда в совещательную комнату.

— п.14 ч.3 259 УПК изложение в протоколе последнего слова подсудимого

— искать эту дату нужно в том месте протокола, где приводится содержание последнего слова подсудимого (суд удаляется в совещательную комнату именно после этого).

Читать еще:  Методика расследование убийств

Завершение периода тайны

— п.15 ч.3 259 УПК сведения об оглашении приговора в протоколе заседания

— не путайте эту дату с датой на первой странице приговора (справа, сверху).

— существуют две разные даты, относящиеся к приговору:

а) одна дата: на первой странице приговора (справа, сверху). Эта дата считается датой — составления, подписания, постановления, приговора.

б) вторая дата: это самая последняя дата в конце протокола судебного заседания. Эта дата считается датой — провозглашения приговора.

— эти даты — разные, например приговор может быть постановлен 12 декабря, а провозглашен 15 декабря.

— при этом, точно не регламентирован максимальный срок, который может отделять эти две даты. В норме ч.1 310 УПК , что провозглашение производится — после подписания, но при этом, не указано в какой период времени это должно происходить.

— в этот период между двумя датами также действует тайна совещательной комнаты.

Нарушение тайны совещательной комнаты

Существенные нарушения закона, перечень признаваемый практикой

— нарушение тайны совещательной комнаты относится к существенным нарушениям и является безусловным основанием для отмены приговора.

— п.8 ч.2 389.17 УПК нарушение тайны комнаты, отмена в апелляции

— нарушение тайны комнаты — это обстоятельство, являющееся основанием для безусловной отмены приговора в стадии апелляции ( п.8 ч.2 389.17 УПК ).

— для стадии кассации Главе 47.1 УПК) нет специальных норм в которых говорилось бы о нарушении тайны совещания.

— п. 20 Пленума № 19 нарушение тайны комнаты искажает суть правосудия

— в кассационной жалобе возможно ссылаться на п. 20 Пленума № 19 ( нарушение тайны комнаты искажает суть правосудия).

Стартер — поиск аргумента для того, чтобы судья запросил дело

— при обжаловании в кассационной инстанции указанный тип нарушений может использоваться в качестве стартера .

— это нарушение имеет яркий характер, его просто обосновать — при изучении кассационной жалобы оно может побудить судью истребовать дело из суда первой инстанции.

Последствия нарушения тайны совещания

п.4 ч.1 389.20 УПК отмена приговора и передача дела в I-ю инстанцию

п.3 ч.1 401.14 УПК отмена приговора и с возвратом дела в I-ю инстанцию

— если Вы нашли этот вид нарушения, то единственное от чем имеет смысл просить в жалобе: это возврат дела на новое рассмотрение.

— не имеет смысла (и бесполезно) просить принять какие-либо новые решения, суд не может смягчить приговор, так как это нарушение имеет процессуальный характер и единственное что он имеет право сделать — перезапустить заново одну из стадий процесса.

Сайт суда (поиск нарушения)

— простейший способ для проверки, участвовал ли судья в иных процессах, в период действия: по сайту суда.

— в разделе «уголовное судопроизводство» проверьте, нет ли сведений об участии судьи в иных процессах в период нахождения в совещательной комнате.

— при выявлении нарушения не торопитесь о нем заявлять, информация на сайте: это не процессуальный документ.

— сначала получите документы по своему делу (приговор, протокол), теперь точное время по Вашему делу уже зафиксировано.

— теперь, задача: доказать участие судьи по иным процессам. Прямого доступа к материалам иных дел у Вас нет, а есть только информация на сайте суда. Один из вариантов, затрудняющих фальсификацию: подождать момента, когда дело отправят в апелляционную инстанцию, то есть материалы уже будут вне помещения этого суда.

Определение Конституционного Суда РФ от 12.03.2019 N 581-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Игнатьичева Дениса Валерьевича на нарушение его конституционных прав статьей 298 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 12 марта 2019 г. N 581-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ИГНАТЬИЧЕВА ДЕНИСА ВАЛЕРЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 298

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина Д.В. Игнатьичева,

1. Гражданин Д.В. Игнатьичев оспаривает конституционность статьи 298 «Тайна совещания судей» УПК Российской Федерации, согласно которой приговор постановляется судом в совещательной комнате; во время постановления приговора в этой комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу (часть первая); по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты; судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, или иным способом раскрывать тайну совещания судей (часть вторая).

Как следует из представленных материалов, апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 17 апреля 2017 года был отменен приговор Ленинского районного суда города Владивостока от 12 октября 2016 года в связи с нарушением требований статьи 298 УПК Российской Федерации при постановлении приговора. Суд апелляционной инстанции установил, что судья Д.В. Игнатьичев, удалившись в совещательную комнату для постановления приговора до его провозглашения, вынес мотивированное решение по гражданскому делу, а также определение о передаче по подсудности дела об административном правонарушении. Кроме того, названной судебной коллегией было вынесено частное определение от 17 апреля 2017 года, в котором обращалось внимание председателя Ленинского районного суда города Владивостока на допущенное судьей Д.В. Игнатьичевым нарушение положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при постановлении приговора, а также предлагалось принять соответствующие меры по недопущению нарушений уголовно-процессуального закона в будущем. В передаче кассационных жалоб о пересмотре данного частного определения для рассмотрения в судебном заседании судов кассационных инстанций заявителю было отказано (постановления судьи Приморского краевого суда от 24 октября 2017 года и судьи Верховного Суда Российской Федерации от 1 июня 2018 года).

Квалификационная коллегия судей Приморского краевого суда 27 июля 2017 года, со ссылкой в том числе на установленные судом апелляционной инстанции обстоятельства нарушения судьей Д.В. Игнатьичевым требований статьи 298 УПК Российской Федерации при постановлении приговора, удовлетворила представление председателя Приморского краевого суда о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи Д.В. Игнатьичева и подвергла его дисциплинарному взысканию в виде досрочного прекращения полномочий судьи, с чем 20 сентября 2017 года согласилась Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации. Решением Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2017 года, оставленным без изменения Апелляционной коллегией Верховного Суда Российской Федерации (апелляционное определение от 1 марта 2018 года), в удовлетворении жалобы Д.В. Игнатьичева на решения квалификационных коллегий было отказано. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 июля 2018 года в передаче надзорной жалобы заявителя на данные судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации было также отказано.

По мнению Д.В. Игнатьичева, статья 298 УПК Российской Федерации не соответствует статьям 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей судебной практикой, она позволяет суду признавать в качестве нарушения судьей тайны совещательной комнаты по уголовному делу любые действия судьи по иным делам, находящимся в его производстве, безотносительно к наличию или отсутствию влияния или возможности влияния таких действий на итоговое решение судьи по уголовному делу. Такое применение оспариваемой нормы, как полагает заявитель, нарушает его права, гарантированные статьями 23, 37 и 40 Конституции Российской Федерации.

2. Право каждого на судебную защиту его прав и свобод, как основное неотчуждаемое право человека, признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, которая, конкретизируя гарантии данного права исходя из общеправовых принципов справедливости и равенства, устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, судьи независимы и подчиняются лишь Конституции Российской Федерации и закону (статья 15 часть 4; статья 17 части 1 и 2; статья 46 часть 1; статья 118 часть 1; статья 120 часть 1). Этим конституционным положениям корреспондируют нормы Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», в силу которых суд осуществляет судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, а судьи, как представители судебной власти, независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону, несменяемы и неприкосновенны (статьи 1, 5, 15 и 16).

Читать еще:  Общие права обвиняемого и защитника таблица

Судьи реализуют публично-правовые цели правосудия, что предопределяет установление особого статуса судьи, который включает в себя, среди прочего, обязательства соблюдать предусмотренные законом требования и возлагаемые на судью ограничения. Закрепляемые при этом гарантии, как элементы конституционно-правового статуса судьи, являющегося не личной его привилегией как гражданина, а средством, призванным обеспечивать публичные интересы, прежде всего интересы правосудия, задача которого — защита прав и свобод человека и гражданина (статья 18 Конституции Российской Федерации), служат одновременно и гарантиями самостоятельности и независимости судебной власти (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2011 года N 19-П и от 19 февраля 2018 года N 9-П).

Право на полную, справедливую и эффективную судебную защиту на основе равенства всех перед законом и судом предполагает не только право на законный суд, но и соблюдение требований объективности и беспристрастности судей. Будучи принципом судопроизводства, независимость судей не должна подвергаться сомнению ни с субъективной точки зрения участников судебного процесса, ни с объективной точки зрения, выражающей публичную потребность в авторитетной и пользующейся доверием общества судебной власти, решения которой должны быть не только формально законными, но и легитимными, т.е. восприниматься как справедливые и безупречные, а следовательно, служащие целям действенной судебной защиты (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 9 ноября 2018 года N 39-П).

Соответственно, процессуальные правила принятия судебных решений, в том числе по уголовным делам, должны обеспечивать гарантии независимости, объективности и беспристрастности судей и, в конечном счете, публичные интересы правосудия. Одной из таких гарантий является тайна совещания судей.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в качестве принципов уголовного судопроизводства, имеющего своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (часть первая статьи 6), закрепляет, что судьи рассматривают и разрешают уголовные дела в условиях, исключающих постороннее воздействие на них (часть вторая статьи 8.1); судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (часть первая статьи 17).

Заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, объявив об этом, как и о времени оглашения приговора, присутствующим в зале судебного заседания (статья 295 УПК Российской Федерации); процедура постановления приговора в условиях тайны совещательной комнаты регулируется оспариваемой статьей 298 УПК Российской Федерации.

Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 6 декабря 2018 года N 3105-О, по смыслу данных взаимосвязанных положений, тайной совещательной комнаты (тайной совещания судей) охватываются такие суждения суда (судьи), позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и другие сведения, касающиеся существа и обстоятельств уголовного дела и вопросов, разрешаемых судом в совещательной комнате при постановлении приговора или иного судебного решения, распространение которых может поставить под сомнение объективность и самостоятельность суда (судьи), справедливость и безупречность судебного решения как акта правосудия. Данное правовое регулирование направлено в том числе на обеспечение независимости и беспристрастности судей, принятие ими решений по внутреннему убеждению, сформированному в состязательном процессе по результатам судебного следствия, а не в силу стороннего воздействия на суд или внепроцессуального обсуждения материалов дела с другими лицами, и не может рассматриваться как нарушающее положения Конституции Российской Федерации, придающей судебной защите основополагающее значение в системе конституционных гарантий, в их системном единстве.

Реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им такой тайны (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 октября 2018 года N 2741-О и от 6 декабря 2018 года N 3105-О), что не препятствует оценке органами судейского сообщества и судами влияния конкретных действий судьи, находящегося в режиме совещательной комнаты, на его независимость, объективность и беспристрастность при постановлении приговора.

Соответственно, оспариваемая заявителем статья 298 УПК Российской Федерации сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте.

Вопрос же о наличии в деле заявителя оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи, в качестве которых, как следует из представленных заявителем в Конституционный Суд Российской Федерации документов, указывались не только нарушение тайны совещательной комнаты, но и другие факты, связан с установлением фактических обстоятельств дела, проверкой законности и обоснованности состоявшихся в его деле правоприменительных решений и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Игнатьичева Дениса Валерьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Нарушена ли тайна совещательной комнаты?

Здравствуйте! Нужно мнение коллег. Если судья, находясь в совещательной комнате по уголовному делу при вынесении приговора также вынес определение о направлении по подведомственности жалобы по административному делу (КоАП РФ), а также изготовил мотивированное решение по гражданскому делу, резолютивную часть которого огласил часом раньше до удаления на приговор, будет ли в данном случае нарушение тайны совещательной комнаты, учитывая, что он не проводил в период совещания других заседаний по иным делам? Если да, то каково обоснование. Были ли у кого-то прецеденты? Спасибо заранее!

Ответы юристов ( 2 )

Тайна совещательной комнаты в данном случае не нарушена, если судья не выходил из указанной комнаты, ни с кем не общался, в том числе путем использования средств связи. Согласно

1. Приговор постановляется судом в совещательной комнате. Во время постановления приговора в этой комнате могут находится лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу.
2. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, или иным способом раскрывать тайну совещания судей.

Благодарю за ответ! Мне близка Ваша точка зрения. Но ссылкой ровно на ту же статью УК РФ оппоненты убедили суд второй инстанции отменить приговор. Категорически с этим не согласны. Защищаем потерпевших. Идём выше. Кстати, автор второго ответа высказал противоположное Вашему мнение.

Нельзя считать вынесением постановления в совещательной комнате, Ведь оно не оглашалось лицам- участникам административного дела. Время подписания такого постановления никто кроме самого судьи не установит. Поэтому речь вести о нарушении тайны совещательной комнаты по моему нет оснований. Судья отвлекся на другие свои дела и всего лишь. Какой-либо другой закон также не нарушен. До 2003 года действовал принцип непрерывности судебного заседания в уголовном процессе, сейчас такой принцип остался только у Конституционного Суда.

С этой позицией согласны правоведы МГУ и РГУП. Пока не хватает судебной практики по существу вопроса. Будем ее создавать и переубеждать судей. Спасибо за Ваш ответ.

Доброго времени суток!
Если судья удалился в совещательную комнату для вынесения приговора, то в этот период, с момента ухода в комнату, он не имеет права выносить какие-либо решения, определения и т.д. по каким-либо иным гражданским, уголовным, административным делам.

Читать еще:  Наложен арест на карту сбербанка

В любом случае следует о данном факте направить обращение в квалификационную коллегию судей по субъекту и председателю суда субъекта.

Каких-либо иных документов, помимо приговора по данному делу, судья, находясь в совещательной комнате, составлять не имел права!

Спасибо за Ваш ответ! Сразу же проявилась дискуссионная составляющая заданного мной вопроса. Автор первого ответа на мой вопрос с Вами не согласился. Не могли бы Вы подкрепить своё мнение ссылками на закон, постановления Пленума ВС РФ или может быть на конкретную судебную практику, чтобы выйти за пределы теоретических рассуждений и предать аргументам больший вес. Вопрос, поверьте, не праздный.

По этой ссылке весьма развернутый ответ дан по заданному вами вопросу

Также следует изучить практику Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации.

И эта статья, и практика ВККС были давно исследованы. В них совсем иные примеры, иная практика. Согласен с тем, что там написано: рассмотрел другое дело — нарушил тайну. Но в моём вопросе нет примеров рассмотрения иных дел. Судья вынес определение по административной жалобе, не приняв ее к производству. Составил мотивированное решение, ранее закрыв судебное заседание. Получается, тоже не рассматривал дело, ибо это возможно лишь в режиме заседания. Совершенно нигде не сказано, что составление процессуальных документов судьёй без выхода из совещательной комнаты нарушает тайну. Моё мнение: человек, создающий тайну наедине с собой, не может ее нарушить, не нарушив это уединение. Интересно Ваше мнение, коллега.

ВС не вернул мантию судье, который нарушил тайну совещательной комнаты

Судья из Владивостока попытался вернуть себе мантию после того, как местная ККС лишила его полномочий за нарушение тайны совещательной комнаты при рассмотрении уголовного дела. На заседании Дисциплинарной коллегии Верховного суда он и глава региональной квалифколлегии поспорили о тяжести такого проступка и обоснованности столь сурового наказания за него.

Успешную судейскую карьеру прервало дело бойца без правил

Денис Игнатьичев после окончания юрфака устроился на работу в прокуратуру еще в 2004 году. В дальнейшем он перебрался в Следственный комитет, где к 2012 году дослужился до заместителя руководителя следственного отдела следственного управления этого ведомства по г. Арсеньеву. В 2012 году началась уже судейская карьера Игнатьичева, тогда его назначили судьей Ленинского районного суда Владивостока. Несколько лет бывший следователь рассматривал и гражданские, и уголовные дела без особых нареканий. Успешную работу «нарушило» дело чемпиона мира по боям без правил Багамы Никабагамаева. Спортсмен подозревался в вымогательстве у владивостокского бизнесмена 6 млн руб. (дело № 1-13/2016 (1-39/2015; 1-454/2014). Судья затянул рассмотрение дела, в результате чего обвиняемый провел в СИЗО больше трех лет (с 2013 года).

А затем судья нарушил тайну совещательной комнаты, из-за чего приговор отменили (сейчас дело разбирают заново – дело № 1-252/2017). Нарушение обнаружил один из адвокатов спортсмена. Он изучил данные ГАС «Правосудие» и увидел, что судья якобы изготовил два акта по гражданскому и административному спорам, пока находился в совещательной комнате по делу Никабагамаева.

Апелляция согласилась с защитниками, что Игнатьичев нарушил тайну, о чем вынесла частное определение на судью. На основании этого решения председатель Приморского краевого суда Александр Хижинский написал в местную ККС представление с требованием лишить полномочий судью Ленинского райсуда Владивостока.

ККС и ВККС посчитали действия судьи серьезным нарушением

На заседании региональной квалифколлегии Игнатьичев не признал за собой вины. Он объяснил, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Игнатьичев добавил, что эти акты не связаны с рассмотрением дела по существу (например, административное дело было просто передано по подсудности).

По мнению Игнатьичева, он волен делать перерывы на другие дела в совещательной комнате, а ее тайна не нарушается, ведь на судью никто не влияет. Однако местная ККС не прислушалась к доводам Игнатьичева и лишила его полномочий летом 2017 года. Квалифколлегия приморского края поставила судье в вину еще ряд нарушений: Игнатьичев вовремя не выдал решения гражданам Коржу и Развозжаеву, которые подали на него жалобы. По словам самого судьи, задержка была незначительной и не повлекла негативных последствий: Корж получил по исполлисту всю сумму, а Развозжаев вовремя подал апелляционную жалобу.

Игнатьичев не согласился с решением местной ККС и попытался вернуть себе мантию в ВККС осенью этого года, но безуспешно (см. «ВККС оставила без мантии судью, который продержал подсудимого в СИЗО больше трех лет»).

В ВС обсудили причины длительного рассмотрения уголовного дела

Тогда Игнатьичев обратился в Дисциплинарную коллегию Верховного суда с жалобой на акты ККС и ВККС. На заседании ДК большая часть обсуждаемых вопросов касалась дела Никабагамаева.

– Вы все же нам скажите, почему это уголовное дело так долго рассматривали? – поинтересовался председательствующий Владимир Боровиков у заявителя жалобы.

Игнатьичев в ответ назвал целый ряд факторов, который повлиял на то, что разбирательство затянулось. Во-первых, он отметил, что в его производстве дело находилось всего два года: с сентября 2014-го по октябрь 2016-го. Среди других причин заявитель жалобы выделил: 1) значительное количество свидетелей (около 30) по делу Никабагамаева, которых допрашивали на судебных заседаниях; 2) замена защитников у обвиняемого; 3) болезнь спортсмена, из-за которой тоже пришлось откладывать рассмотрение дела; 4) самое главное – нагрузка на судью, которому одновременно приходилось рассматривать все категории разбирательств: уголовные, гражданские и административные. Игнатьичев отметил, что весной 2016 года адвокаты Никабагамаева обратились с ходатайством об ускорении процесса их подзащитного, но глава Ленинского райсуда Владивостока отказал в этой просьбе.

На заседании ВС Игнатьичев утверждал, что и тайну совещательной комнаты он не нарушил, повторив, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Могу поклясться на Конституции, что эти решения я выносил в другие даты, заверил Игнатьичев.

В то же время председательствующий Боровиков пытался добиться у главы ККС Приморского края Елены Демидовой ответа на вопрос: «В чем выражается дисциплинарный проступок Игнатьичева?».

Демидова пояснила, что их бывший коллега нарушил закон: «Он сорвал разумный срок рассмотрения дела, что привело к длительному содержанию под стражей обвиняемого и нарушило тайну совещательной комнаты».

Показатели судьи и прения сторон

На заседании ДК обсудили и показатели работы заявителя жалобы. Председатель региональной ККС обратила внимание на 39% отмен в 2016 году у Игнатьичева. Судья объяснил такую цифру большим количеством однотипных дел, практику по которым Приморский крайсуд в это время поменял.

– Причины отмен могут быть разные, вы вообще анализировали их, почему так произошло? – поинтересовался у Демидовой судья ВС Вячеслав Кириллов.

– Нет, – ответила представитель ответчика.

– Так все же, в чем вина Игнатьичева? – продолжил расспрос судья ВС.

– Он изготовил решения по другим делам, находясь в совещательной комнате, – повторила глава региональной квалифколлегии.

– Чем вы это можете подтвердить? – уточнил Кириллов.

– Технического исследования этих обстоятельств мы не проводили, – сказала Демидова.

В судебных прениях Игнатьичев продолжил настаивать на том, что лишение полномочий – слишком жесткое наказание за те действия, которые ставят ему в вину. Он добавил, что качество рассмотрения дел у него в первой половине 2017 года – 83%, что выше средних показателей по региону. А Демидова в ответ заявила, что проступок их бывшего коллеги носил исключительный характер, выводы ККС с ВККС обоснованы. Представители Высшей квалифколлегии тоже попросили отказать Игнатьичеву в удовлетворении жалобы.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила итоговое решение: в удовлетворении жалобы отказать. Таким образом, Игнатьичеву не вернули мантию.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector