1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности уголовной ответственности за убийство

Особенности уголовной ответственности за убийство в зарубежных странах.

Дата публикации: 25.08.2019 2019-08-25

Статья просмотрена: 319 раз

Библиографическое описание:

Коваленко В. В. Особенности уголовной ответственности за убийство в зарубежных странах. // Молодой ученый. — 2019. — №34. — С. 154-157. — URL https://moluch.ru/archive/272/62134/ (дата обращения: 13.02.2020).

В зависимости от правовой семьи ответственность за убийство закреплена либо в специальных уголовных кодексах, либо в иных законах государств. Рассмотрим ряд интересных отличительных особенностей закрепления уголовной ответственности за убийство в зарубежных странах, нехарактерные для России классификации составов убийств, дифференциацию возраста уголовной ответственности и виды санкций за убийство в зарубежных странах.

1) Квалифицирующие признаки;

К самым распространенным квалифицирующим признакам убийства относятся: убийство лица, ввиду исполнения служебной деятельности или общественного долга; убийство беспомощного лица или беременной женщины; убийство с особой жестокостью; убийство, совершенное общеопасным способом, а также неоднократность (этот пункт был исключен из ч.2 ст.105 УК РФ) [3].

Закон об уголовном праве Израиля закрепляет убийство, когда преступник злонамеренно причиняет запрещённым действием/бездействием смерть своих отца, матери, дедушки либо бабушки. УК Республики Молдова закрепляет особо квалифицирующий признак — убийство, совершенное в отношении мужа (жены) или близкого родственника. В УК Литвы к квалифицированным отнесено убийство, совершенное в отношении своей матери, отца или ребенка. Похожий признак закрепляется и в ряде других стран (Турция, Болгария, Франция, Бельгия, Хорватия, Сербия, Вьетнам и Аргентина).

Канадина Н. Е. указывает на целесообразность усиления уголовной ответственности за убийство, совершенное в отношении супруга (супруги), это обусловлено ослаблением в России основных социальных институтов, в первую очередь, семьи, что является одной из причин роста преступности несовершеннолетних. Мотивация данного вида убийства может быть самой разнообразной: непереносимость совместного быта, личная заинтересованность и пр. [2]

Некоторые теоретики также предлагают введение нового квалифицирующего признака в ч.2 ст. 105 УК РФ — «убийство отца, матери или близкого родственника», однако сложившаяся судебная практика показывает, что такие случаи убийств зачастую связаны с изначальным противоправным или аморальным образом жизни потерпевшего (например, применение насилия, алкоголизм, аморальный образ жизни).

− В УК Латвийской Республики и в УК Литовской Республики предусматривается в качестве отягчающего обстоятельства убийство, сопряженное с надругательством над трупом.

В УК Литовской Республики закреплена ответственность за убийство в целях использования клеток жертвы, а в УК Республики Болгария добавляется еще убийство в целях использования крови жертвы.

В ряде стран закрепляется убийство, в результате террористического акта, как квалифицированное (Азербайджан, Армения, Англия, Финляндия, Нидерланды).

Отравление (Аргентина, Бельгия и Франция).

Предумышленное убийство (Индия, Сингапур, Болгария, Финляндия, Чехия, Венгрия, Румыния, Сербия).

Существует ряд стран, которые и вовсе не закрепляют квалифицированные виды убийств — Германия, Китай, Исландия, Нидерланды, Сингапур, Дания, Аргентина и т. д.

2) Привилегированные убийства;

Самыми распространенными привилегированными составами являются: убийство матерью своего новорожденного ребенка; убийство, совершенное в состоянии аффекта; убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Уголовные законы Республики Азербайджан, Республики Молдова, Республики Грузия, Законом об уголовном праве Израиля закрепляется лишение жизни по желанию лица (эвтаназия), также относят к привилегированным убийствам.

Детоубийство

Закон об уголовном праве Израиля вст.303 закрепляет ответственность за умерщвление новорожденного ребёнка. Женщина, которая злонамеренно причинила своим действием/бездействием смерть рождённому ею ребёнку, которому не исполнилось 12 месяцев и во время такого действия/бездействия она находилась в состоянии помутнения рассудка из-за того, что не оправилась от последствий родов либо от последствий кормления грудью, и несмотря на то, что такое преступление по своим обстоятельствам попадает в рамки преднамеренного убийства либо убийства, женщина наказывается тюремным заключением сроком на 5 лет.

В данном случае удачно, на мой взгляд, закрепление в статье срока, в период которого совершается преступление, в РФ срок, в течение которого убийство квалифицируется по ст.106 УК РФ, закреплен в доктрине.

Момент условного начала жизни человека закреплен непосредственно вотдельной статье кодекса (ст.303 1 Закона об уголовном праве Израиля). Стого момента, когда живой новорождённый полностью отделился от утробы матери, он рассматривается в данной главе как человек, независимо от того, дышал ли он или нет, есть ли у него кровообращение или нет, отделена ли у него пуповина или нет. (Необычное закрепление примечания, достаточно удобное для правоприменителя).

В Уголовном кодексе Канады также закреплен момент начала жизни человека — полное отделение плода от матери вне зависимости от того проявляет признаки жизни или нет. А за убийство ребенка (плода) во время родов предусматривается такая же ответственность, как и за убийство (пожизненное лишение свободы).

Читать еще:  Обстоятельства смягчающие уголовную ответственность

Разные причины, условия и срок для «убийства матерью новорожденного ребенка». Выделяют:

− во время и сразу же после родов (Грузия, Туркмения, Украина, Азербайджан, Узбекистан);

− в состоянии глубокой эмоциональной депрессии (Монголия);

− в психотравмирующем состоянии или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (Армения, Казахстан, Таджикистан, РФ);

− Помрачнение сознания (Молдова).

Германия, Испания, Китай, Франция, Австралия, Бельгия, Венгрия, Румыния, ЮАР, Индия, Аргентина, Иран не выделяют такой состав убийства.

Эвтаназия.

Согласие потерпевшего на лишение его жизни (эвтаназия) в соответствие с УК РФ не исключает ответственности за убийство. Однако в ряде зарубежных стран институт эвтаназии декриминализован при соблюдении всех требований законодательства и при осуществлении эвтаназии лечащими врачами пациента (Нидерланды, Бельгия, Канада). Если требования закона о проведении эвтаназии не соблюдены, в уголовном законе зачастую закрепляется особый привилегированный состав убийства по настоятельной просьбе жертвы.

Как уже было рассмотрено выше, в отечественной истории были попытки ввести такой привилегированный состав, однако ввиду того что судебная практика столкнулась с трудностью разграничения убийств по настоятельной просьбе жертвы и убийства из мести данный состав был исключен из уголовного кодекса.

Убийство по мотивам сострадания закрепляется в УК Республики Польша. Кто совершает убийство человека по его просьбе и под влиянием сострадания к нему, при этом в исключительных случаях суд может применить чрезвычайное смягчение наказания и даже отказаться от его назначения. Эвтаназия запрещена государством, но возможность освобождения от ответственности все равно предусматривается.

Убийство по настоятельной просьбе жертвы закрепляется в качестве привилегированного состава в Грузии, Польше, Республике Молдова, Германии, Румынии, Сербии, Хорватии, Исландии, Нидерландах, Дании и т. д.

Убийство в состоянии сильного душевного волнения.

В УК Республики Молдова убийство в состоянии внезапно возникшего сильного чувства, если оно вызвано насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, если такие действия повлекли или могли бы повлекли серьезные последствия для преступника или его / ее близких людей [4]. (Одна из немногих страна из нижеупомянутых, которая делает такой акцент на серьезные последствия аморального поведения потерпевшего).

В УК Украины состояние сильного душевного волнения, внезапно возникает вследствие противозаконного насилия (странная формулировка, наталкивает на мысль, что есть законное насилие, по-видимому имеется ввиду необходимая оборона).

3) Возраст уголовной ответственности;

В зарубежных странах закрепляется разный возраст уголовной ответственности за убийство:

− с 7 лет, если лицо осознает общественную опасность своего деяния (Индия, ЮАР, Сингапур);

− с 10 лет, если лицо осознает общественную опасность своего деяния (Австралия, Англия);

− с 12 лет, если лицо осознает общественную опасность своего деяния (Нидерланды, Венгрия, Канада, Турция);

− с 13 лет (Узбекистан);

− с 14 лет — наиболее распространенный (Вьетнам, Мальта, Эстония, РФ);

− с 15 лет (Исландия, Чехия, Финляндия, Польша);

− с 18 лет (Испания).

4) Классификация убийств;

В странах англо-саксонского права принято подразделять убийства на убийство 1 степени (схоже с квалифицированным), убийство второй степени (простое, к нему относится все, что не подпадает под привилегированное убийство и убийство 1 степени) и привилегированные убийства.

Так, к убийству 1 степени по Уголовному кодексу Канады относятся убийства: предумышленные; по найму или совершенные из корыстных побуждений; убийство полицейского, в связи с выполнением им своих служебных полномочий; сотрудника тюрьмы; сопряженное с угоном самолета, похищением, изнасилованием, террористическим актом.

К наиболее распространенным квалифицированным убийствам относят: убийство лица, ввиду исполнения служебной деятельности или общественного долга; убийство беспомощного лица или беременной женщины; убийство с особой жестокостью; убийство, совершенное обще опасным способом, а также неоднократность. Для повышения ответственности ввиду повышенной общественной опасности деяния, часто используются оценочные понятие такие как «коварство», «вероломство», «жесткий способ», «низменные побуждения» [1].

Распространено деление умышленные убийства на простые умышленные и на предумышленные, которые относятся к более тяжким. В зарубежном законодательстве данный признак довольно часто фигурирует, например, в законодательстве Франции, Италии, Швейцарии, Англии и т. д. Для квалификации убийства по УК РФ не имеет значение момент сформирования умысла. Убийство с заранее обдуманным намерением (предумышленное) российское уголовное право не рассматривает как более тяжкий вид. Единственный раз, когда в отечественной истории был закреплен данный квалифицирующий признак — в Уголовном уложении 1903 г.

  1. Бондарев С. П. Ответственность за убийство по российскому и зарубежному уголовному законодательству: учебное пособие — Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2016. — 60 с.
  2. Канадина Н. Е. Диссертация: «Уголовная ответственность за убийство в странах Балтии и СНГ: сравнительно — правовое исследование», 2010, с.222
  3. Лопашенко Н. А. Исследование убийств: закон, доктрина, судебная практика: монография, -М.: Юрлитинформ, 2018. — 656 с.
  4. Малиновский А. А. Сравнительное уголовное право: учебник / Московский гос. ин-т (ун-т) междунар. отношений МИД России. — Москва: Юрлитинформ, 2014. — 588 с.; ISBN 978–5–4396–0704–4 (РГБ)
Читать еще:  Освобождается от ответственности

Уголовная ответственность за убийство

В первых судебниках, Соборном уложении 1649 г., законодательных актах Петра I складывалась система норм о преступлениях против жизни, закрепленная затем в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845-1885 гг. Уложение различало убийство с прямым и непрямым умыслом, разделяя первое на убийство с обдуманным заранее намерением (ст. 1454), без обдуманного заранее намерения (ст. 1455 ч. 1), и в запальчивости и раздражении (ст. 1455 ч. 2). Квалифицированным считалось, в частности, убийство родителей (ст. 1449), родственников (ст. 1451), начальника, господина и членов семейства господина, вместе с ним живущих, хозяина, мастера, лица, которому убийца обязан своим воспитанием или содержанием (ст. 1451), священнослужителя (ст. 212), часового или кого-нибудь из чинов караула, охраняющих императора или члена императорской фамилии. Многие нормы Уложения о наказаниях были казуистичны и архаичны, система составов преступлений против жизни выглядела внутренне противоречивой и запутанной, не соответствующей уровню науки. В нормах об ответственности за убийство отражался эклектический характер Уложения о наказаниях, источником которого явились не только традиционное российское законодательство в лице Свода законов 1832-1842 гг. (том XV), но и некритически заимствованные положения зарубежных кодексов и проектов.

Огромная работа по подготовке реформы российского уголовного законодательства на рубеже XIX-XX веков, результатом которой явилось Уголовное уложение 1903 г., затронула и нормы о преступлениях против жизни. Этот выдающийся памятник российского права, столетие которого отмечается в начале третьего тысячелетия, хотя и не стал в большей своей части действующим законом, но послужил основой для дальнейшего развития уголовного законодательства, в том числе о преступлениях против жизни.

Преступления против жизни и здоровья как вид преступлений против частного лица (против личности) помещены в гл. XXII Уголовного уложения. Система составов преступлений против жизни (ст. 453-466) стала более четкой и компактной. Уложение отказалось от наказуемости самоубийства, отнеся к преступлениям против жизни только посягательства на жизнь другого лица.

Другой положительной особенностью Уголовного уложения явился отказ от чуждой традициям российского уголовного права дифференциации убийств по моменту формирования умысла. Судебная практика показала, что убийство с заранее обдуманным намерением (предумышленное убийство) не всегда свидетельствует в силу этого о его повышенной опасности, так же как прямой умысел не всегда «опаснее» косвенного. Дифференциация ответственности за различные виды убийств в Уголовном уложении 1903 г. была более последовательна и строилась в зависимости от наличия квалифицирующих признаков. Система составов стала более четкой. На первое место был поставлен основной состав убийства (ст. 453), а не наиболее тяжкий вид убийства, как было раньше. После этой статьи шли нормы о квалифицированном убийстве, затем о его привилегированных видах и, наконец, о причинении смерти по неосторожности. К сожалению, эта система не была воспринята уголовными кодексами советского периода. Лишь в Уголовном кодексе 1996 г. нормы об убийствах следуют такой же системе.

Среди квалифицированных видов убийства имелись такие, которые с теми или иными изменениями вошли в уголовные кодексы послеоктябрьского периода. Таково, например, убийство должностного лица при исполнении или по поводу исполнения им служебной обязанности. Другие же квалифицирующие признаки, перешедшие из Уложения о наказаниях 1885 г., не были восприняты кодексами советского периода (убийство отца или матери; убийство священнослужителя во время службы).

Уголовное уложение 1903 г. выделяло несколько привилегированных видов убийства: приготовление к убийству; убийство, задуманное и выполненное под влиянием душевного волнения; убийство при превышении пределов необходимой обороны; детоубийство; убийство по настоянию убитого, из сострадания к нему.

К преступлениям против жизни были отнесены также доставление потерпевшему средств к самоубийству и подговор к нему или содействие самоубийству. Последнее деяние предполагало подговор или содействие самоубийству только несовершеннолетнего (не достигшего 21 года), а также «лица, заведомо не способного понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками».

В первом советском уголовном кодексе — УК РФ 1922 г. наряду со многими положениями, сходными с нормами об убийствах в Уголовном уложении, имелись и отличия. В гл. V – «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» все преступления были разделены на пять групп, каждая из которых имела соответствующий подзаголовок.

В первую группу, озаглавленную «Убийство», входили статьи, предусматривавшие ответственность за три вида умышленного убийства: квалифицированное (ст. 142), простое (ст. 143) и под влиянием сильного душевного волнения (ст. 144). Причинение смерти по неосторожности было названо, в отличие от Уголовного уложения, «убийством по неосторожности» (ст. 147). Уголовный кодекс 1922 г. не предусматривал ответственности за детоубийство и за доведение до самоубийства.

Читать еще:  Ношение холодного оружия ответственность 2020

Перечень отягчающих обстоятельств в ст. 142 УК РФ 1922 г. включал как объективные, так и субъективные признаки. К объективным относились обстоятельства, характеризующие способ преступления: убийство способом, опасным для жизни многих людей или особо мучительным для убитого (п. «в»); с использованием беспомощного положения убитого (п. «е»). К субъективным признакам относились обстоятельства, характеризующие мотив, цель, а также субъекта преступления: убийство «из корысти, ревности» (если она не подходит под признаки ст. 144) и других низменных побуждений (п. «а»); лицом, уже отбывшим наказание за умышленное убийство или весьма тяжкое телесное повреждение (п. «б»); с целью облегчить или скрыть другое тяжкое преступление (п. «г»); лицом, на обязанности которого лежала особая забота об убитом (п. «д»). В последующих кодексах законодатель модифицировал, дополнял эти признаки, но не отказался ни от одного их них, за исключением мотива ревности. Понятие «иных низменных побуждений» было в дальнейшем конкретизировано, поскольку в такой широкой формулировке таилась опасность произвольного ее толкования.

Необычным было примечание к ст. 143 УК РФ 1922 г.: «Убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается». Таким образом, эвтаназия, которую Уголовное уложение 1903 г. сочло основанием для введения привилегированного состава убийства, теперь стала условием декриминализации деяния. Это положение противоречило понятию убийства и представляло большие трудности для практического применения. Поэтому жизнь его оказалась очень короткой. Кодекс был введен в действие с 1 июня 1922 г., а 11 ноября того же года примечание к ст. 143 было отменено постановлением ВЦИК. Вопрос же о смягчающем значении эвтаназии сохранил актуальность до наших дней.

Уголовный кодекс 1922 г. был создан до образования СССР и сыграл роль «модельного кодекса» не только для последующего российского законодательства, но и для законодательства других союзных республик. Это относится и к преступлениям против жизни, их системе и формулировке отдельных составов.

Наиболее близким по времени и по содержанию явился Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. Он почти полностью сохранил систему и признаки составов против жизни. Особенностями были: 1) отказ от внутренней рубрикации главы о преступлениях против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, в связи с чем убийства не были выделены в самостоятельную группу; 2) объединение в одной норме (ст. 139) убийства по неосторожности и убийства, явившегося результатом превышения пределов необходимой обороны; 3) введение нормы о доведении лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, жестоким обращением или иным подобным путем до самоубийства или покушения на него (ч. 1 ст. 141). Этим был восполнен недостаток Уголовного кодекса 1922 г. и возрождено положение о доведении до самоубийства, имевшееся в Уголовном уложении 1903 г. По всем видам преступлений против жизни Кодекс 1926 г. смягчил санкции. Наказание за самое тяжкое из этой группы преступлений — квалифицированное убийство — предусматривалось в виде лишения свободы на срок от одного года до десяти лет. Лишь 1 сентября 1934 г. ст. 136 была дополнена частью второй, установившей высшую меру наказания за убийство, совершенное военнослужащим при особо отягчающих обстоятельствах. Наказание за иные виды квалифицированного убийства оставалось прежним, в то время как смертная казнь широко применялась за государственные, имущественные и другие преступления.

Президиум Верховного Совета СССР Указом от 30 апреля 1954 г. «Об усилении уголовной ответственности за умышленное убийство» допустил применение смертной казни к лицам, совершившим умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Однако в Указе не было сказано, какие отягчающие обстоятельства дают основание для применения смертной казни. Об этом не говорилось и в Уголовном кодексе 1926 г. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 21 мая 1954 г. к таким обстоятельствам были отнесены: цель завладения имуществом потерпевшего, хулиганские побуждения, месть на почве служебной деятельности потерпевшего, особо жестокий способ убийства, а также убийство, сопряженное с изнасилованием, повторное убийство или умышленное убийство нескольких лиц. Таким образом, перечень отягчающих обстоятельств не совпадал с текстом ч. 1 ст. 136 УК РФ 1926 г. Изменения в закон не вносились, и в случае применения смертной казни содеянное квалифицировалось по п. 1 ст. 136 УК РФ со ссылкой на Указ от 30 апреля 1954 г. Аналогичная ссылка требовалась при назначении смертной казни за бандитизм или разбойное нападение, сопряженные с убийством.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×